Зеленский vs Притула и лишние дети. В прокате три комедии: «Я, ты, он, она», «Секс и ничего личного» и «11 детей из Моршина»

«Секс и ничего личного»

Украинский язык в фильме Зеленского «Я, ты, он, она» настолько искусственный, что смеяться больше хочется именно с него, чем с ситуаций, в которые попадают герои. В «Сексе» Украинский колорит воплощен в самоиронии: мы видим стеб на Femen, высокомерную галицкую интеллигенцию, гомофобию и стереотипы о работе стриптизерши. «11 детей из Моршина» — семейный фильм. Проблема лишь в том, что эти дети на сюжетную линию не влияют, и их можно безболезненно вырезать из картины.

Во время новогодних и рождественских праздников в прокат вышли три украинских комедии. В лентах — «Я, ты, он, она», «Секс и ничего личного» и «11 детей из Моршина» есть одна общая черта — достаточно качественные украинские непопсовые саундтреки. По другим показателям фильмы существенно различаются.

Сергей Бабкин, «Антитела», «Один в каноэ», Panivalkova — далеко не полный перечень музыкантов, чьи композиции звучат в наших рождественских комедиях. Порой они соседствуют с нашими же припопсованными русскоязычными Монатиком и Максом Барских, но в целом звучат сочно, естественно, ненавязчиво, создают настроение, ускоряют динамику событий. Словом, выполняют свою миссию, можно сказать, на «отлично».

Для тех, кто на нашей современной музыке разбирается слабо, эти фильмы — хорошая возможность погуглить «саундтрек к …» и познакомиться с теми, кто еще лет 5 назад мог только мечтать о полноценных ротации на радио и большом экране. Не потому, что плохо играли, а потому, что были вытеснены на обочину колониальным российским культурным продуктом. Теперь у них стало больше возможностей и, слава Богу и Госкино, они этими возможностями пользуются.

Родом из КВН

«Я, ты, он, она» и «Секс и ничего личного» (оба фильма имели частичное финансирование Госкино) легко сравнить. Во-первых, обе имеют возрастной ценз: первая — 12+, вторая, как несложно угадать из названия, 16+.

Во-вторых, это определенная конкуренция украинских комиков: Владимир Зеленский против Сергея Притулы. Но точнее сказать, это дерби двух продакшенов 95-го квартала (Владимир Зеленский в «Я, ты, он, она» является не только исполнителем главной роли, но и одним из режиссеров) и «Стар-медиа», генпродюсером которого является Влад Ряшин — отец Ольги Ряшин, режиссера «Секса …».

Упрощенно: дерби между 1 + 1 и «Новым». В-третьих, сценарии обоих фильмов имеют немало аналогов в западном кино. Сюжетом о паре, которая имеет целью расстаться, а достигает противоположного результата: взрыва чувств и нового медового месяца, или о задрота-неудачника, который погружается в неожиданные сексуальные приключения и превращается если не в мачо, то на довольно привлекательного самца — достаточно .

Нашим комедийным режиссерам можно простить и это — пусть учатся на зарубежных образцах, пока не набьют руку и не начнут снимать что-то более оригинальное. В конце концов, даже в серьезном европейском искусстве есть только три источника сюжетов: античность, фольклор и Библия, и есть ли смысл быть в этом слишком требовательными к режиссеров массовых развлекательных лент?

В юношеские годы Зеленский и Притула выступали в КВН, поэтому с требованиями этой игры хорошо знакомы. Кульминацией каждого студенческого юмористического выступления всегда было так называемое «домашнее задание»: номера на определенную тему, подготовленные заранее. Ими можно было «порвать зал» и наверстать баллы, не удалось набрать в других конкурсах.

Представим себе, что домашним заданием для бывших КВНщиков были довольно заезженные сценарии, но от их выполнения и колорита зависит успех команды. Зеленский и Ко (Кошевой и другие) не придумали ничего лучшего, чем просто сыграть очередную серию своих «фирменных» комедий, которые они снимали раньше в копродукции русскими. То, что «Я, ты, он, она» снят на русском (якобы из-за литовскую актрису, которая должна стать guest star, но впоследствии отказалась от съемок) и продублирован на украинском — будто случайность, но случайность весьма показательна.

Если из фильма убрать киевские и львовские пейзажи, а Зеленского и Кошевого заменить французскими, итальянскими, американскими и т.д. комиками — картина вообще не пострадает.

Такой «универсализм» можно объяснить тем, что лента выходит не только в украинский прокат, а будет демонстрироваться в Казахстане и странах Балтии. Но и это не оправдывает жанра «постсоветского КВН»: американские режиссеры не слишком переживают, остальному миру понятны шутки о протестантской Юта или типовых республиканцев, и не страдают от недостатка внимания к своим фильмам.

И украинская речь в фильме Зеленского настолько искусственная, что смеяться больше хочется именно с ней, чем с ситуаций, в которые попадают герои. Когда двое мужчин-соперников ссорятся между собой и называют друг друга «козлисько», хочется уподобиться Станиславскому с его легендарным «Не Верю!»

Чего не скажешь о Притула и его коллег в фильме «Секс …»: они сыплют такими жирными и колоритными шутками настолько естественно, что слушаешь пьяные разговоры работников где-то в маршрутке на Перемышль. В «Сексе» украинский колорит воплощен в самоиронии: мы видим стеб на Femen, высокомерную галицкой интеллигенции, гомофобию и стереотипы о работе стриптизерши — все это не «одолженные» явления, а наши, родные.

Зеленский пытается рассмешить нас тем, что ученый-японист защищает научную работу в традиционном японском наряде, а медики на корпоративе пьют из шприцов, Ряшина — забавными постельными сценами, которые прерываются как приходом полиции, то несовершенством самих исполнителей.

Куколку-жену от куколки-любовницы у Зеленского учишься отличать протяжении всего фильма, в Ряшин антиподом сообразительной, хотя и расточительной стриптизерши, есть циничная «тупая манда» (это определение в фильме звучит трижды), которая называет Волынскую область Луцкой.

Отдельно стоит сказать о локации. В этом смысле «Я, ты, он, она» выигрывают. Киев здесь нарядный и гламурный, но есть место и заброшенным промзонам, которые хорошо подходят для различных полукриминальных приключений. В «Сексе» Львов и Прага представлены довольно попсовыми туристическими панорамами — создается впечатление, что операторы фильма до сих пор подделывали где-то на мэрию или турфирмы.

В целом же после просмотра обоих фильмов возникает пожелание наших режиссеров: ищите новые локации, открывайте Украины, и Ukraиner вам в помощь, хватит паразитировать на Киеве и Львове — Харьков, Днепр, Одесса (которую надо привнести в наш кинематограф хотя бы для того, чтобы уравновесить имперский кинонаратив этого города) и остальные города вполне пригодны для креативной режиссерской и операторской работы. Но в целом «Секс» — самый удачный фильм из этих трех «новогодне-рождественских».

Дети лишние

В отличие от «взрослых» комедий Зеленского и Ряшин, «11 детей из Моршина» Аркадия Непиталюк (известный по картине «Припутни» 2017 года) — это фильм семейный. Кстати, 10 млн грн на фильм выделил Минкульт, как на «патриотический фильм», что само по себе удивительно, потому что это просто криминальная комедия. Здесь есть Сергей Бабкин и его жена Снежана, Ольга Фреймут и ее дочь Злата.

Бизнесмен Гарик Корогодский тоже, кажется, как-то «по блату» попал в ленту. Хотя надо сказать, что бандюкуватого предпринимателя, живущего по понятиям 90-х, играет он довольно натурально и без особой натуги. Чего не скажешь, например, об Ольге Фреймут: она в фильме играет саму себя и не имеет отношения ни к одной из сюжетных линий фильма. Так же как и ее дочь исполняет эпизодическую роль тоже, кажется, «по блату».

Сами же 11 детей — мальчики и девочки — играют довольно старательно и самоотверженно, хочется верить, что они имеют хорошее кинематографическое будущее. Рыжий «гуцул» вообще, кажется, имеет такие комические способности, когда вырастет, утрет нос Зеленскому и Притуле. Проблема лишь в том, что эти дети на сюжетную линию не влияют, и их можно безболезненно вырезать из картины.

Но ни один детский энтузиазм не готов перекрыть нелепый сценарий и режиссуру. По замыслу, фильм должен быть приключенческой лентой с запутанным сюжетом, а по факту голос главного героя за кадром трижды (!) Объясняет, что же произошло. Это все равно что пересказывать, что именно смешного есть в анекдоте, печатать кроссворд и его разгадку на одной странице.

С уголовными хитросплетениями не сложилось, зато самоирония в мелочах все же заставляет улыбнуться: прикрыта патриотическим пафосом местная афера с недвижимостью в стиле «Элита-центр» или понты заробитчанки, что говорит итальянско-украинском суржике — все эти сцены оказываются фейком (так аферистка и заработках оказываются подставными фигурами), но веры им больше, чем к игре главных героев.

Трудно удержаться от смеха и во время просмотра тюремных сцен в фильме: возможно, чтобы не травмировать нежную детскую психику, по каким-то другим соображениям, режиссер решил показать не обычную украинскую «зону», а какой-то эрзац американских фильмов про гангстеров: пригламуренные качалки, полосатые делай и хипстерские тату. Если это гротеск, то он таки удачный. Но почему тюрьма показана гротескно, а торговый центр, где разворачивается немало событий, вполне реально?

Точно удачным не назовешь мелькание торговых марок в кадре, которым грешат «11 друзей …» и «Я, ты …» — такая грубая и ничем не скрытая реклама шопинг-мола, колбасы, ювелирных украшений и проката авто способна испортить даже шедевральные кино, а наши комедии просто превращает в колхозную самодеятельность.

Неправильный рецепт

В украинских киношников легкого жанра образовался ложный рецепт успеха: взять несколько культовых телевизионных фигур на афишу (пусть даже эпизодическую Ольгу Фреймут), деньги от государства — и дело сделано. С таким непритязательным подходом только мечтать об успешном кино. Но если взять фильмы, которые успешно идут в прокате, то сразу видно, что главное в классной украинской комедии — это крепкий сюжет и остроумная самоирония. Хороший пример — «Скаженне свадьба».

В 2018 году деньги на кино начали предоставлять не только Держикино, но и Министерство культуры. Что и неудивительно: суммы выделяются немаленькие, и увеличивается количество чиновников, которые хотят на них сидеть. В этом году вместо Минкульта деньги на фильмы получил Украинский культурный фонд, который возглавляет Марина Порошенко.

Правительство и Парламент должны определиться с одной организацией, которая финансирует украинский кинематограф. По нашему мнению, это должно быть Госкино, поскольку имеет больший опыт и соответствующую квалификацию. А для Госкино пора прекратить давать деньги всем подряд, чтобы учились концентрироваться только на качественных картинах всех жанров — от арт-хауса до комедий. И этим поднимать планку качества. Хотя постепенно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *