“Донбасс — это наша плата за то, что жили, как серое стадо”

Правый сектор

Она восприняла войну как личное дело. Сорвалась: упаковала вещи, оставила на маму десятилетнюю дочь и поехала на Восток. Потому что ее «убили» события в Иловайске.

Сейчас юрист, историк, силовик, воин, мама — 39-летняя киевлянка Инна Грищенко с позывным «Пума», боец ДУК «Правый сектор», убеждена: независимость в 1991-м наша страна получила бескровно. Теперь приходится платить. Жизнью лучших. Однако на войне поняла важную вещь: пока жив, будет бороться за свободную, независимую и самодостаточную Украину.

Кандидат в мастера спорта

Инна вспоминает: по характеру росла парнем. Занималась и борьбой, и каратэ, и даже у-шу. «Всякое в жизни было. Даже приходилось применять эти навыки на практике. Однажды, когда мне было 16, на меня в подъезде напали. Я отбилась. И благодаря тому, что параллельно с занятиями борьбой училась еще и в художественной школе, где рисовала портреты, помогла полиции разыскать нападавшего».

Кроме этого, Инна занималась гандболом, выступала за различные профессиональные гандбольные команды Украины. Даже стала кандидатом в мастера спорта. Однако еще школьницей заявила родителям: пойдет работать в милицию. И в дальнейшем делала все для того, чтобы ее мечта осуществилась.

15 лет — «в погонах»

Она получила несколько высших образований, в том числе юридическую и историческую. «Почти 15 лет носила погоны. Работала в разных структурах и службах: и в милиции, и в пенитенциарной службе. Единственное место в правоохранительных органах, где не работала, — это прокуратура. Бог уберег», — признается Инна.

Перед Революцией достоинства Грищенко работала инспектором в Бучанской исправительной колонии для мужчин. И хорошо помнит: были случаи, когда осужденные собирали средства и передавали на нужды Майдана. В январе 2014-го уволилась в запас. Во время печально известных событий в Крыму помогала нашим выходить из полуострова. «Я тогда подумала: «Как так сдали?». А когда начались военные действия на Донбассе, то восприняла это так, будто пришли ко мне домой и начали рассказывать: должна жить на унитазе и никуда не выходить», — вспоминает женщина-Воин.

Она признается: о том, что будет война, в милицейских кругах говорили еще лет за десять до ее начала. А ее покойная бабушка, которую чудом спасли от гибели в Бабьем Яру, еще в советские времена убеждала: что когда-то же будем воевать с Россией.

Тогда, весной 2014-го Инна вступила в ДУК «Правый сектор». «Я — человек, который присягал народу Украины. И для меня эта присяга-не пустой звук», — отмечает патриотка» — Дочке на тот момент, когда пошла на войну, было десять лет. Я сказала ей тогда: «Мама идет служить дальше». Она все поняла, потому что на свой возраст вообще гораздо умнее, чем некоторые взрослые. Да и привыкла, что мама вечно где-то служит. Мама же знала меня, поэтому ничего поделать не могла. Да и вообще: я что, спрашивала?».

На войну, потому что «убил» Иловайск

Инна признается: как человек военный, понимал, что происходит в армии. Поэтому пошла именно в ДУК. А на фронт собралась, потому что «убили» события в Иловайске. Тем более, что там тогда воевал и ее муж. Сначала была психологом в рекрутском центре. Отбирала кандидатов на дальнейшую службу в ДУК. «Для меня тогда самым важным было, почему человек пришел именно в ДУК и почему хочет идти на войну. Благодаря своему опыту я могла увидеть, кто хочет поехать-пострелять, а кто действительно защищать Украину», — вспоминает женщина.

Руководитель оперативного отдела контрразведки

А уже летом сама стала Воином. «Когда начинались бои за Донецкий аэропорт, мы отходили на всех фронтах, нашим постоянно доставалось, я просто понимала, что там мои оперативные навыки могут понадобиться. И мне предложили в ДУК «Правый сектор» создать службу контрразведки. Я в свое время была там руководителем оперативного отдела», — продолжает Инна.

«От Станицы Луганской до Широкиного на животе проползала почти все. Мне легче назвать те населенные пункты, где меня не было, чем наоборот, — вспоминает «Пума» и добавляет: Меня вообще очень трудно чем-то шокировать — такой характер». Однако, когда вспоминает о тогдашнем обеспечении тех, кто пошел защищать Украину, не находит слов или наоборот: просто ругается.

Однако на базе захвата атмосфера — братская. «Спасались «черным» юмором, как его еще называют «медицинский», «юмор патологоанатома». Ведь остаются лучшие. Самые стойкие Воины: психологически и физически. А такие люди, обычно, умеют посмеяться и с себя, и с окружающих. Юмор вообще спасает», — убеждена.

«Ребята держали «Небо»

Она хорошо помнит: ребята из «Правого сектора» держали «Небо» в Песках, первыми группами заходили в Донецкий аэропорт, освобождали Опытное, Водяное, держали Широкине, заходили к Мариуполю. Говорит: «Наши группы тогда были на всей линии фронта, да и сейчас они — на всей линии разграничения».

Инна также вспоминает: в» Правом секторе», основным костяком которого стала парамилитарная националистическая организация «Тризуб», к женщинам было своеобразное отношение. Скорее, как к помощнице, которая за спиной, но не впереди. Хотя в Корпусе женщин было много — старшин, штурмовиков, медиков. «Я не ломала правил, просто делала свое дело. И всегда говорила: «Или кто делает со мной общее дело, или я никого не держу», — вспоминает.

На службе Инна занималась сбором информации, аналитикой и разработкой операции врагов. «Мы работали с «сєпарами» — как на той стороне линии разграничения, так и с теми, кто были у нас за спиной», — продолжает “Пума”. — Еще до того, как попала на фронт и стала общаться с местными, я их ненавидела. Потому что продали свою Родину за копейки. Но впоследствии во время общения с ними разум взял верх над чувствами, и я поняла другое. Значительная вина в том, что эти регионы отошли, — наша: центральной и западной части Украины. У жителей восточной Украины всегда были очень тесные связи с Россией, причем они находились в информационном вакууме от остальной части страны. А мы здесь вообще ничего не сделали, чтобы изменить их мнение», — говорит Грищенко.

Она признается: «мой номер телефона «ходил» за линией фронта, на той стороне, в «сепаров», очень часто. Местные жители, оставшиеся по ту сторону, очень часто «выходили» на меня. Я же их могла проверить, поэтому они нашим ребятам давали определенную информацию и данные. И даже огонь корректировали артиллерийский на Донетчине. Потому что это были наши люди, которые любят Украину, но остались по ту сторону».

«Бандеровцы», «уроды», «как вас зємля носит»…

Хотя и вспоминает разные случаи. «Местные к нам относились по-разному. И «бандеровцы» были и «вы все — уроды», и «как вас зємля носит». А другие падали в ноги, с хлебом-солью встречали. А некоторые бизнесмены, познакомившись с нами, взялись помогать фронту. И до сих пор помогают воинам, даже уже в Киеве, продавая свое имущество. И деньги передают, и технику, оружие и обмундирование покупают.

«Да и на нашей территории есть «сепары», и они не скрыты. Сколько было уже историй с ними. Вот, к примеру: наши воины не могли понять, почему их все время обстреливают, хотя они постоянно меняют место дислокации. Оказываются: 70-летняя бабушка «сидела «на телефоне и сдавала» сепарам» наши позиции. А в то же время ее соседка приносила борщ, чтобы ребята не были голодными», — рассказывает «Пума».

Хотя она поняла и видит: сейчас на Востоке Украины настроение людей изменилось: они устали от войны. «Они апатичны, им все равно, кто будет. Они не хотят куда-то все время бежать, прятаться в подвалах и выносить последнее из дома. Главное, чтобы над головой не свистело и был мир», — рассказывает патриотка.

«Да и сколько семей в Украине развалилось: волонтерских, военных. Люди все, причастные к войне, уже хотят нормальной жизни. А государство, вместо того, чтобы эти все стрессы слаживать и сделать жизнь в Украине лучше, наоборот, таких людей гнобит», — возмущается женщина»

Снова встать на ноги

Сама же Инна на Востоке пробыла до мая 2015 года. Тогда получила ранение в ногу, минно-осколочное. Лечилась сначала в Мариуполе, потом в Днепре и Киевском госпитале. «После ранения «скиталась» два года по больницам. Перенесла 17 операций. И как только смогла вставать на ноги, периодически езжу на Восток. Помогала и помогаю нашим с обработкой информации, аналитикой. Потому что я человек, которому небезразлично то, что происходит на востоке Украины. Да и моя агентура до сих пор жива. Я с ними общаюсь. И своих никогда не бросаю. Я слежу за их жизнью и, если есть возможность, помогаю», — отмечает «Пума».

Бороться за свободную и независимую Украину. Пока жива

Грищенко признается: «До войны я была жесткая. Сейчас стала жестокая. В самом деле. В частности, относительно себя». Хотя об одном случае таки вспоминает не без эмоций. «Есть событие с войны, которое меня очень поразило. Я ее держу в памяти. Это когда упал Донецкий аэропорт. Хотя и не могу подобрать слова, чтобы сказать, что почувствовала. Но тогда поняла: в своей жизни больше никогда не остановлюсь. Буду бороться за свободное, независимое, самодостаточное Украинское государство. Где я бы не была, с кем бы я не была. И никогда не эмигрирую».

Однако она уверена: за независимость Украины надо платить. «Все мы хотим, чтобы война закончилась побыстрее. Хотя о ее окончании ребята там ничего не говорят. Ибо все мы понимаем, что Украина получила свое маленькое Сомали. На долгие-долгие годы. Мы же независимость свою 1991 года получили бескровно. Сейчас за это все платим, — убеждена женщина. — За свое отношение к государству, за свое отношение к людям, за свою вполне аполитичную позицию. За то, что каждый жил в своем мире и ему было абсолютно безразлично до того, что творится в государстве. Мы сейчас расплачиваемся за все те годы, которые мы прожили, как серое стадо».

«Героев много. На кладбище зайдите и посмотрите»

Однако Герои в нашей стране, убеждена Инна, таки есть! «Я очень уважаю «Лесника», это один из командиров разведки, который еще в начале говорил, что Ярош — предатель, и которого в Киеве убила «Альфа». Я очень ценю малого «Да Винчи», который в свои неполные 18 лет ушел на фронт и воюет до сих пор. Очень люблю «Санту», который покинул детей дома и воюет. Да и все ребята достойны уважения, которые в 2014-2015 гг. не сидели на базах, а пошли все «горячие» точки. Их много. На кладбище зайдите и посмотрите. В частности те ребята, которые погибли под Донецким аэропортом. Каждый из них для меня — пример. В каких своих поступках и действиях каждый из них для меня – безоговорочный Герой. Поэтому сейчас живу для себя и живу за них, павших, чтобы мне не было стыдно им в глаза смотреть, когда встретимся».

Семья защитников

Хотя Грищенко и не завершила свою борьбу за Украину, однако сейчас решила больше времени посвятить семье. «Наверстываю время как мама, дочка и жена. У меня же есть несовершеннолетняя дочь и родители преклонного возраста», — говорит патриотка. И семьей своей гордится, потому что она у него — воинственная. Кроме Инны, есть еще трое защитников: отец, брат и муж.

Вспоминает: «Когда мы втроем уже были на фронте, я, муж и брат, который тогда уже воевал в батальоне «Киев-12», отцу на этот момент было 59 лет. Посмотрел, что дети воюют, «достал» военкомат и с розовым рюкзаком моей дочки сбежал из дома на фронт. Был в морской пехоте, в разведке, как и мы все.

«Тяжелее всего тогда, — вспоминает Инна, — было матери, которую все бросили с десятилетней внучкой и «ушли» на фронт. Потому что когда уже отец пошел на войну и она осталась одна, вообще «офигела». А про мое ранение узнала лишь через девять месяцев, когда я ходить самостоятельно начала».

В свое время «Пума» воевала бок о бок с мужем. «Он свои 3,5 года уже отвоевал и сейчас —вместе с семьей. Хотя до войны даже в армии не служил. Но пошел воевать, попал в разведку «Правого сектора». За это время успел повоевать и в «Правом секторе», и в 95-й десантно-штурмовой бригаде, стать командиром тех, кто ошибаются только раз, — группы саперов. Прошел Пески, Опытное и тому подобное. Потом демобилизовался», — рассказывает женщина.

Из Воина — в модели

Теперь уже дома, в Киеве, хоть и не без выездов на Восток, Инна занимается бизнесом и даже успела стать моделью. Приняла участие в этнопоказе дизайнерской одежды во Львове. «Меня включили в группу в соцсети, и я подумала: «Ну где еще в жизни смогу примерить дизайнерскую одежду?», — рассказывает «Пума». — Единственное, что является минусом таких событий для меня, — не видишь глаза людей, напротив. И все равно, это был еще один повод увидеть знакомых девушек — Воинов, волонтеров, военных журналисток — вместе. И обнять тех, с кем воевали или помогали».

Кроме участия в показе, с городом Льва у Инны — своя история. Она прожила здесь почти год. За это время успела изменить мнение о городе. В худшую сторону. «Львов я вообще не люблю, точнее его жителей. Я же жила и работала в этом городе девять месяцев и то, что увидела за это время, потрясло. Честно. Львов стал для меня разрывом шаблонов. Ведь националистический Львов и Львов для жителей — разные вещи. Львов бизнес побеждает. Отнюдь не патриотичен. Потому что здесь жажда наживы. У вас, в основном, масса за бабло продаст все. И это факт», — признается женщина.

14 октября, День защитника Украины — особая дата

Сейчас Инна живет и работает в столице. Именно там и будет праздновать день, который является особым почти для всей семьи, — День защитника Украины. «Прежде всего пойду с мужем на кладбище, к ребятам. Возможно, еще посетю Марш УПА, который будет проходить в Киеве. Но не факт. Ведь в День защитника нас может и не быть в столице. Поедем на Восток».

Хотя женщина хорошо помнит, этот день — особенный в семье дважды. Именно 14 октября, на День Покрова, День украинского казачества, День защитника Украины и День создания УПА — четвертая годовщина их с мужем венчание. Потому что 2014-го, еще будучи на фронте, именно на это христианский праздник после литургии капеллан благословил этих двух украинских защитников на создание новой семьи.

Однако семейные обязанности не мешают женщине и в дальнейшем помогать воинам и Украине. Хотя за нее и сейчас Россия обещает немалое вознаграждение. «Я до сих пор нахожусь в розыске россиянами. За меня дают такие деньги, за которые в Киеве можно купить однокомнатную квартиру», — признается женщина.

Воевать с горячим сердцем и холодным умом

И сейчас, бывая на Востоке, ее радует то, что стало меньше «ура-патриотизма» — «с ножом на танки». «Люди умнее стали и более обучены. Научились воевать», — радуется женщина. И ко Дню защитника Украины всем нашим Воинам, которые сейчас оберегают украинские границы, желает и советует держаться и помнить: их очень любят и ждут. И самое главное — воевать с горячим сердцем и холодным умом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *