В Украине активно развиваются собственные бренды одежды. Три успешные истории

Вси свои

Сперва несколько платьев, потом рубашки, а потом туфли и верхняя одежда. За три года в моем гардеробе появился украинский наряд практически в каждой категории вещей. Если первое пальто компании Folk l’or Львовщины покупала несколько лет назад с мыслью, что надо поддержать национального производителя, то сейчас выбор такого гардероба – повседневность, а не патриотический жест. Учитывая очереди к кассам в магазинах украинской одежды на Крещатике и где-нибудь в центре Киева, это привычный выбор для граждан. Мы поговорили с теми, кто создает бизнес, одевая страну.

В Украине начала развивается собственная швейная индустрия, которая работает на внутренний рынок. До этого мы десятилетиями шили для иностранных брендов, их ткани и по их лекалам. Эта работа давала минимум прибыли. Зато создание одежды под собственным брендом это уже другой, высший уровень бизнеса. И украинцы его осваивают.

Патриотизм полезен для экономики

2010 год, Бердичев. Перед входом в торговый центр-манекен в розовой сатиновой юбке, он должен заманить клиентов на платье украинского производства. Собственно, желающих не так много. Хоть владелицы магазина напечатали флаеры, заказали рекламу на радио, записали видео для местного телеканала – то есть воспользовались всеми прогрессивными на то время подходами для бердичевского рынка. Все равно не шло. Владелицы могли бы прислушиваться к знакомым, которые советовали закрыться. Тогда бы сейчас у них не было девяти магазинов одежды по Украине, цеха на тысячу квадратных метров и Марина Порошенко не надела бы их платье в день Независимости.

Это краткая история бренда украинской женской одежды MustHave. А длиннее звучит так. На экономическом факультете университета Шевченко учились двое студенток: Анна Коваленко и Анастасия Дзюба. Со второго курса начали работать, перепробовали разные работы: выдача потребительских кредитов в банке, маркетинг в агентстве, ассистирование директору инвестиционной компании, экономическая журналистика.

Поэтому когда после окончания университета девушки сошлись на мнении, что хотят изготавливать одежду, уже имели представление о том, что такое компания и как вести бизнес. От идеи до первого магазина прошел месяц. Девушки одолжили четыре тысячи долларов и двинулись в 200 километрах от Киева до Бердичева, откуда родом Анастасия. Так же открыть магазин в маленьком городе значительно дешевле.

Планировали за полгода вернуть вложения. На самом деле все затянулось дольше: еще в течение года Анна и Анастасия прилагали денег со своих зарплат, а вся прибыль от одежды вкладывали в развитие дела. На случай, если бы ничего не удалось, девушки не бросали своих работ – чтобы с зарплат вернуть одолженные доллары. Поэтому для тех, кто хочет начинать собственное дело, предпринимательницы имеют совет: набраться терпения и не надеяться, что вот сегодня ты вложил определенную сумму, а через полгода получишь вдвое больше. Бизнес любит терпеливых.

Нашли помещение в торговом центре, заказали мебель, наняли швей из местных ателье. Заодно начали думать о рекламе. Магазин Насти и Ани был первым, где включили музыку и установили яркое освещение, чтобы создать атмосферу». Тогда же появился манекен в розовой юбке и футболке с логотипом MustHave, флаеры, реклама на радио и телевидении. В Бердичеве тогда, вспоминают девушки, никто не думал, что нужна какая-то реклама для одежды.

Все равно их маленькую коллекцию (12 моделей одежды по сравнению с нынешними 150-ю) не спешили раскупать. Знакомые говорили: выбрали неудачное время для старта своего дела. Мол, отголосок кризиса, банки лопнули, люди потеряли рабочие места — о какой украинской одежде может идти речь? Родители советовали сосредоточиться на «нормальной работе». Имело значение и то, что привыкшие к блесток и прочего чрезмерного декорирования женщины не оценили лаконичных нарядов, которые предлагали девушки.

Швеи тоже подводили – отшивали одежду на несколько недель позже оговоренного срока. Обстоятельства складывались не в пользу бизнеса. Но девушки себе подумали: лучшее время, о котором все вокруг говорят, может и не наступить. Начали развивали интернет-магазин и страницу в соцсети. Так поняли, что их покупатели живут в основном в крупных городах, прежде всего в Киеве, откуда поступали заказы. Решили, что нужно собственное производство.

Был 2012 год, когда Анна и Настя арендовали в бердичевском ателье комнатку площадью 25 квадратных метров. Приобрели две швейные машинки и прочие принадлежности, наняли двух швей, главного конструктора. Начали думать в сторону Киева. В тогдашней маленькой команде девушки были одновременно и дизайнерами, и моделями, и фотографами, и курьерами. Еще несколько месяцев провели в Бердичеве, пока не решились окончательно перебраться в Киев.

В центре города открыли первый магазин, сейчас он расширился с начальных 20 квадратных метров до 190. Однако в 2012-м и ранее еще не было тренда на все украинское. Некоторые клиентки просили: только чтобы на одежде не было бирочки «сделано в Украине». Однако находились клиенты, которые могли оценить хорошее качество, интересные модели, приятная ткань. Сегодня девушки им благодарны: сформировали свой круг клиентов за несколько лет до того, как начнется Евромайдан, а после него настанет время, когда бирка made in Ukraine станет модной. «Хотелось поддерживать друг друга, а это можно сделать в том числе приобретая украинское», – говорит Анна.

«Патриотизм полезен для экономики. На этой волне каждый может делать что-то свое, что нравится. У людей появляется больше ответственности и ощущение, что они управляют собственной жизнью. Вместо ходить на завод берутся развивать малый и средний бизнес», – добавляет Анастасия. Как-то девушек поддержала первая леди – Марина Порошенко надела платье бренда на празднование Дня государственного флага в 2014-м году. Еще два года после того клиентки заказывали «платье, как у Порошенко». Так же конкуренция побуждает их коллег по цеху добросовестнее работать: заботиться о ровные швы, оттачивать лекала, подбирать модели – то есть предлагать клиенту лучшее качество.

Цена платья в MustHave – 1500-2000 гривен. Хоть это и больше, чем средняя цена, девушки считают, что украинское не означает, что это должно быть мегадорого или, наоборот, дешево. Предпринимательницы говорят, что рассчитывают стоимость, заботясь о соотношении цены и качества. Ныне для одежды они закупают ткани на турецких фабриках – тех же, с которыми сотрудничает известный американский бренд Tommy Hilfiger, Zara, Massimo Dutti.

Цех сейчас занимает одну тысячу квадратных метров, в компании работают 230 человек (половина на производстве, половина в продажах). Есть девять магазинов по Украине, также оптовики точечно продают одежду Must Have в Европе – и думают серьезнее развиваться там. Каждые три месяца готовят коллекцию из двадцати тысяч предметов одежды. Но все эти цифры не свидетельствуют о том, что можно выдохнуть и пожинать лавры.

«Не только в начале набиваешь шишки-надо подготовиться к тому, что сложно будет на протяжении всего процесса. Нужно много вкладывать и не рассчитывать на быструю отдачу. Прошло два года прежде, чем мы могли считать свой бизнес успешным», – делится Настя. Еще три предпосылки успеха девушки выделили из собственного опыта. Во-первых, надо любить дело, которое собираешься реализовать, и разбираться в ней. «Если ты эксперт в тортах, то не стоит шить одежды, потому что это кажется более прибыльным». Во-вторых, помнить о сроках. Всегда самое трудное начать, поэтому назначьте сроки, за которые внедрите задуманное. И главное — не стоит переживать, если не можете составить пошаговый бизнес-план. Предпринимательство-это больше о креативе, чем о следовании шаблонам.

Технологии и кадры

Бизнес хмельничанина Олега Червонюка начался с 70 долларов, которые родственники подарили ему на свадьбу. Это было 25 лет назад, среди ровесников считалось круче купить авто. Муж взамен купил швейную машинку и не прогадал: теперь он владелец льнокомбината и сети магазинов «Goldi». Сейчас в его компании работает полторы тысячи человек в пяти хабах: на льнокомбинате в Ровно и фабриках в Хмельницком, Нетишине, Шепетовке и Волочиске.

В Червонюка есть амбиции создать украинскую компанию вроде Zara или H&M: известную, узнаваемую, которая бы экспортировала продукцию в Европу, а то и дальше. Есть две предпосылки, чтобы этого достичь, считает Червонюк. Во-первых, много работать. Во-вторых, делать это у себя дома.

Сам человек начал работать еще тогда, в девяностых. Сначала привозил одежду и ткани из Индии, Сирии, здесь продавал. А потом начал шить первые блузки в подвалах и гаражах. В 2008 году мужчина возглавил льнокомбинат в Ровно – успешное советское время предприятие разваливалось в девяностых. Несколько лет приводили производство в порядок: ремонтировали цеха, закупали оборудование, искали работников. В 2011 году комбинат начал выпускать трикотажные ткани. Сейчас здесь производят практически весь ассортимент одежды: от футболок до пуховиков и джинсов. А с 2014-го открыли примерно два десятка магазинов по Украине. Нередко в любом из них можно увидеть очереди к примерочным.

Формула успешного бизнеса, по мнению Червонюка, звучит так: современные технологии и квалифицированные кадры. В пограничном Ривне последняя проблема особенно актуальна. Хоть предприятие и не платит за работу сколько же, как в Польше, однако все же поднимает зарплаты. Это стало возможным благодаря новому оборудованию на предприятии. Дневной заработок рядового работника в цехе – в среднем 500 гривен. В месяц, говорит Червонюк, швея зарабатывает 400-500 долларов, мы его слова не проверяли. Свыше этой планки платить не получается – иначе предприятие будет работать в убыток.

Крещатик постепенно становится улицей украинских бэндов одежды. Магазин Льнокомбината на Крещатике. Справа от него магазин другого украинского бренда — Арбер. А слева от Ленкомбината, на месте прежнего магазина Mango, продается одежда в национальном стиле от разных украинских производителей. Еще один вызов, которым занимается директор комбината, – то, что большое количество украинцев в Польше означает не только проблему с кадрами дома, но и уменьшение потребления продукции в Украине. Возможно, поэтому предприниматель взялся осваивать еще и польский рынок: в начале этого года открыл два магазина в Варшаве и Лодзи. Продукция Ленкомбината не дорогая и в Украине конкурирует китайским ширпотребом по цене и качеству.

Ютуб и желание

Хватит ютубу и желания. Так считают супруги Алины и Дмитрия Сердюков, основателей марки украинской одежды для девушек byMe. Для старта дела им понадобилось 10 тысяч гривен – их вложили в то, чтобы создать мастерскую кожаных ремней. Купили пряжки, кожу, инструменты. Шили все собственными силами, хотя по опыту были разве уроки трудового обучения в школе. Говорят, особых сложностей в том, чтобы сшить пояс, нет, главное – выбрать качественный материал. Сами наловчились, просматривая ролики в интернете.

За первую выручку купили еще кожи, а затем взялись шить головные уборы: повязки и шапки. Постепенно к делу подключились родители Алины и Дмитрия. Все шили на домашних швейных машинках, а продавали через интернет. Вместе с тем Алина и Дмитрий не покидали своих основных работ, а мастерскую расценивали как хобби. Пока не начали посматривать в сторону украинских дизайнеров одежды, которых больше после 2014-го.

В марте 2016-го супруги пошило первую небольшую коллекцию: несколько рубашек и юбок. С ней отправились на ярмарку «Все. Свои», где продают свою продукцию украинские бренды. После нескольких показов их марку начали узнавать. Алина и Дмитрий задумались, что могут создавать конкуренцию на рынке. После маркета создали страницу в фейсбуке, по 3-5 долларов ежедневно вкладывали в рекламу. Опять помог интернет: просматривали ролики о том, как раскручивать бренд в сети.

Как вспоминает теперь Алина, не требовали значительных ресурсов, чтобы расширить производство. Заказы швеям отсылали на аутсорсе, сами фотографировали для Инстаграма. Так постепенно вышли на уровень, когда начали создавать практически весь ассортимент женской одежды и обуви.

Перед тем, как открыть собственную лавку, имели немного места в магазине с украинской одеждой. К каждому последующему росту подходили взвешенно, потому что боялись сделать что-то неправильно. Спрашивали себя, готовы ли к новой должности в штате, не спешили покупать дорогой техники или арендовать просторное помещение. За два года их бизнес разросся до собственного магазина в центре столицы, продаж в Львове, цеха под Киевом. Кроме желания и минимального стартового капитала, весил еще время, когда начали дело.

«Мы стартовали на подъеме нашей моды, сразу после Майдана, когда в тренде было хвастаться украинскими, а не итальянскими сапогами. Если бы чуть замешкались, не уверена, что все сложилось бы так же гладко. Впоследствии появилось немало других дизайнеров – и заявлять о себе теперь труднее», – говорит Алина.

Она вспоминает недобросовестных производителей одежды, которые, пользуясь трендом на украинское, продавали синтетические рубашки по несколько тысяч гривен. Сегодня такой трюк провернуть труднее: клиент стал требовательным, ищет вещь, в которой сочетается цена, качество и тренд, поэтому не остается ничего, как быть честным.

Главный бизнес-секрет Сердюков – не смотреть на покупателя как на мешок с деньгами, а воспринимать продажи скорее как бонусы. «Мы растем, готовим новые коллекции – и каждый отзыв в интернете или покупка подтверждает то, что делаем правильно. Не ставили себе цели зарабатывать – проговаривали то, чтобы одевать людей в красивую», – говорит Дмитрий.

Запрос на украинское

Патриотизм Євромайдану – лишь одна из причин, почему стало больше украинской одежды, утверждает председатель Ассоциации предприятий легкой промышленности Татьяна Изовит. Другой, более приземленный фактор: после обвала гривны торговым сетям стало выгоднее работать с украинскими производителями.

«После Майдана покупательная способность упала, соответственно объемы импорта уменьшились. До 2014-го доля китайской одежды низкого качества составляла 60 процентов, обуви – свыше 70. Сейчас Китай тоже остается главным импортером как готовой одежды, так и материалов для его производства. Однако уже в 2017-м Китай импортировал четверть от всех товаров легкой промышленности. Лучше заказать товар у местного предпринимателя – никакой логистики, моря, таможни», – объясняет Татьяна Изовит.

Хотя Китай уже не является таким конкурентом для украинской легкой промышленности, как раньше, но им есть секонд-хенд. Например, в 2016 году из-за границы завезли 111 тысяч тонн – это по 10 изделий на одного украинца. В прошлом году – еще больше. Ношенную одежду часто прибывает контрабандой, его продают без кассовых аппаратов, а это неравная конкуренция для отечественных производителей, которые платят налоги.

С 2013 года отрасль растет. Отдельные предприниматели начали шить форму для Вооруженных сил Украины. Напомним, что за тендеры от Минобороны шла настоящая война, но волонерам, которые пришли работать в МО удалось наладить честные тендеры, и это повлияло на качество украинской продукции.

Если же предприниматель ввозит рабочую технику из-за границы, может рассчитывать на рассрочку уплаты НДС. Как говорит Татьяна Изовит, все больше предпринимателей закупают оборудование для того, чтобы производить в Украине с нуля готовую продукцию. Татьяна наблюдает, как молодые люди без опыта в швейной отрасли идут в нее, почувствовав запрос на украинское. Экспериментируют, расширяются, внедряют новые технологии (например, для производства подложек, технического текстиля).

Создавая предприятия, развивают отрасль, ведь малый и средний бизнес – основа легкой промышленности. Со слов Татьяны, сейчас в Украине насчитывается полторы тысячи швейных предприятий: обученных, конкурентных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *