Украину поглощает кредитное болото, ситуация катастрофическая

На сегодняшний день государственный долг Украины составляет около 72 млрд долларов США. Это долги внутренние и внешние, долги перед МВФ, ЕБРР, ЕИБ. Мы должны ЕС, США, Японии и еще Бог знает кому. Мало это или много? Способна ли Украина безболезненно платить по своим обязательствам или нет? И не грозит ли нам дефолт?

Об этом и другом «Kordon.org.ua» спросил у экс-министра экономики Украины, председателя наблюдательного совета Украинской государственной инновационной компании Владимира Ланового, председателя Комитета экономистов Украины Андрея Новака и украинского экономиста, директора Института трансформации общества Олега Соскина.

Итак, Украина задолжало 72 млрд долларов США. Кому и за что мы должны?

Владимир Лановой:

Чуть больше половины от общей суммы долга, а это примерно 38 млрд долл, – это внешний долг Украины. В свою очередь, он состоит из трех частей: 20 млрд – долг перед частными инвесторами и кредиторами. Эти долги накопились за времена Януковича. Ежегодно правительство Януковича-Азарова выпускал еврооблигаций на 3 — 4 млрд долларов под 7 — 14%. Поэтому за неполных четыре года эта власть увеличила долг на 16 миллиардов. Это частный долг перед частными покупателями на международных рынках. Такую же сумму мы задолжали перед международными финансовыми организациями: Всемирным банком, МВФ, ЕБРР и ЕИБ. Здесь проценты ниже, но и сроки короткие. Третья часть – кредиты других, в том числе и российского правительства.

Есть еще внутренний гривневый долг, который возник в результате заимствований правительства во внутренних владельцев денег для финансирования дефицита бюджета. Он примерно, если считать в валюте, составляет 34 млрд долл. Ежегодно, к слову, дефицит у нас растет. В частности, в этом году дефицит бюджета составляет 70 миллиардов гривен. Вот правительству надо 70 млрд. Соответственно все — люди, банки, предприятия, должны купить облигации правительства. То есть приблизительно на 3 млрд долларов растет внутренний долг. И это только правительственный долг. Кроме того, еще у нас есть долг по отношению Приватбанка – правительство выпустит облигаций примерно на 120 млрд гривен. То есть в целом почти на 200 млрд грн вырастет внутренний долг, а это 8 млрд долл. Темпы роста долга просто бешеные.

Как Украине удается нести такой груз? И как это все отдавать?

Олег Соскин:

И совсем скоро мы почувствуем, что такое по-настоящему тяжелые времена. Нам придется отдать не только проценты: поскольку долги правительства Украины сиюминутные, то совсем скоро нужно будет еще и вернуть миллиард долларов кредита МВФ. Это огромные деньги для нашего бюджета.

В следующем году нам нужно будет начинать возвращать деньги частным инвесторам, которые еще позаимствовала экс-министр Наталья Яресько. А это около 15 млрд долл. Также не решенной является проблема с 3 млрд долл российских евробондов, который взяло правительство Януковича.

Словом, мы имеем долг, который фактически невозможно вернуть. Но хуже всего то, что ни в правительстве, ни в Нацбанке нет специалистов, которые бы умели управлять этим долгом. Так что общая картина, к сожалению, очень печальная.

Владимир Лановой:

Мы в очень сложной ситуации – экономика не улучшается, инвестиций не поступает, экспорт немного растет, но импорт догоняет, соответственно, валюты мы почти не зарабатываем. Долги не уменьшаются – только растут.

По результатам 2017 года долг Украины будет точно не меньше 80 млрд долл. Нужно платить высокие проценты: в следующем году нам будет нужно вернуть 7 млрд долл. лишь процентов. И все это оплачивается из государственного бюджета.

Чиновники считают себя героями, когда одалживают деньги, но такими они не являются точно. Хуже всего, что все это коснется каждого украинца.

Как именно?

Владимир Лановой: Начнем с того, что большую часть бюджета будет использоваться на обслуживание долгов, то есть на выплату процентов. Чем больше мы будем выплачивать средств, тем меньше останется денег на все остальное: от войны до помощи инвалидам, детям, медицине, детским учреждениям, природе и так далее.

Только из-за того, что кто-то заимствует огромные суммы и не занимается оптимизацией долга, мы будем менее состоятельными, а социальные условия-все ухудшаться. Это правительство ни о чем не думает: он захотел и на ровном месте пообещал 120 миллиардов гривен Приватбанка. Чиновники даже не разобрались в том, кто виноват, почему, за что, где активы, где имущественные залоги, сколько они стоят… Просто весь долг повесили на Украину, как всегда это делают олигархи. Ну как так можно?

Замечу, что кредитные проценты чиновники будут выплачивать любой ценой, ведь если этого не делать, то будет объявлен дефолт.

Олег Соскин: И эти долги уже касаются каждого. МВФ написал более 20 пунктов в новом Меморандуме. Речь идет о наши налоги, которые будут увеличиваться, автоматически уничтожая малый бизнес. Речь идет о увеличен пенсионный возраст, про введение абонплаты на газ, о возобновлении азартных игр, о расширении прав НАБУ: создание антикоррупционных судов, которые будут арестовывать как «сталинские тройки». НАБУ вообще может сформировать свою агентурную сеть. А еще говорится о создании единого реестра субсидий, что означает ограничение значительного количества этих начислений.

А еще нас ждет ликвидация социальных программ, уменьшение расходов на учителей, на охрану здоровья, сокращение больниц, всех бюджетников – учителей, врачей и работников культуры. Все это станет следствием этого долга. И таким вот образом нас это коснется.

Долги США и Японии в разы больше: в этом явлении там ничего страшного не видят. Почему другие страны не боятся жить в долг, а нас, в контексте долгов, постоянно пугают возможностью дефолта?

Владимир Лановой: Так, Япония, Англия, США имеют большие внешние международные долги. Но, в то же время, состоятельные страны накапливают резервы. В Японии очень большие внутренние резервы: миллиарды долларов в золоте. В США, например, вклады населения в банках больше, чем ВВП страны.

Соответственно, эти страны являются надежными партнерами. Кредиторы с удовольствием им дают деньги. Еще один нюанс: чем мощнее страна, тем ниже процентные ставки. Скажем, по международным облигациям США – это 3-4%, для нас, напомню – это до 14%. Второе: деньги им поступают, но они не тратят свои ресурсы на возврат старых кредитов, потому что они реструктуризируют свои долги на более долгие сроки. Сейчас в мире «ходят» даже 30-летние облигации, которые размещают такие надежные страны, как США, Англия, Швеция. И даже Чехия уже перешла на 15-20-летние облигации.

Вот если бы Украина могла получить на сумму 70 млрд долларов 30-летних кредитов, то тогда бы мы ничего не тратили, бюджет бы использовался на нужды, экономика не теряла бы денег. Но доверяют тем странам, которые делают реформы и динамично развиваются.

К слову, что делают страны-заемщики с этими заимствованиями? Эти ресурсы им необходимы для различных нужд. Например, в США пенсионеры получают 600-700 долларов в месяц на счета мобильных телефонов для бесплатного пользования. Они повышают социальные стандарты, возможности, пенсии. Страны социально развиваются.

Олег Соскин: Ну да, долги экономически мощных стран значительно больше, чем у нас. Но какое у них ВВП! В частности, в США ВВП 16 триллионов долл. Все их займы взяты под 1-3%. У них огромный частный бизнес. Они могут обслуживать долги.

Мы – страна должник. У нас бюджет дефицитный. И у нас долг, как ВВП. Мы берем займ минимум под 7-8 % и до 12% дотягиваем. Поэтому для нас – это катастрофа.

Андрей Новак:

Для экономики Японии, как и США, долги не являются проблемой. Это крупные экономики, они стабильно развиваются, графики погашения долгов растянуты во времени, долги являются долгосрочными, поэтому мощные государства могут себе позволить должать.

Для экономики Украины наш, вроде и небольшой долг, является тяжелым. Объясню почему: наша экономика сама по себе небольшая, да еще и не развивается. У нас есть небольшие периоды роста ВВП на небольшие проценты, а потом это сменяется динамичным спадом ВВП на большие проценты. Вот у нас с середины 2012 года четыре года подряд наблюдался динамичный спад ВВП. В середине 2016-го года падение закончилось. Однако, падение было на 8-10% ежегодно. А в 16-м мы хоть и вышли на рост, но он составляет лишь 2%.

По дефолту: десятки стран в то или иное время через это прошли, и никакой катастрофы не произошло. Аргентину, Мексику, Испанию, Грецию можно назвать как пример. Может и нам по их примеру «обнулить» долги и начать все с начала?

Владимир Лановой: Дефолт – это возвращение назад: это 1991-1992 годы. Когда у нас не было валюты, мы ничего не могли взять ни в кредиты, ни импорта не имели достаточного. Мало кто хочет иметь дело с таким партнером. Дефолт – это на несколько лет заморозка всего: поступлений, импорта современной техники. Это – возвращение на периферию процесса.

Аргентина, да, она могла существовать в состоянии дефолта, ведь это аграрная страна. Люди с голода не умирали, несмотря на то, что девальвация денег была страшной и банки падали. У нас и так банки искусственно власть разгоняет, потому расчищает поле для олигархов. А во время дефолта банки начнут полностью «сыпаться» и вообще начнется финансовая анархия. Люди не смогут покупать, строить квартиры, бизнес остановится, люди опять массово начнут выезжать за границу.

Поэтому дефолт – это не выход. Лучше идти другим путем: максимально ограничить заимствования.

Олег Соскин: Ну так – они выжили. Но и в тюрьмах выживают, в концлагерях выживают, и даже в газовых камерах иногда тоже выживают. Выжить можно, но по дефолту жить становится невозможно.

Дефолт – это невыплата пенсий, заработной платы бюджетникам, сокращение всех социальных расходов. Дети не родятся, или им не будет хватать качественной еды и они вырастут дегенератами и недоразвитыми. А если не будет хватать населения, то тотально заселят нашу территорию чернокожие, мусульмане, арабы и азиаты. Они с удовольствием переедут на 25% мирового чернозема. Нравится перспектива?

А вот если вообще ограничить заимствования… Могли бы мы без них обойтись?

Владимир Лановой: Кредиты нужны тогда, когда случается какой-то разрыв в валюте: например, Янукович забрал всю валюту из Украины. Что тогда делать? Срочно обращаемся к МВФ: мол, помогите, нам нужно заплатить по счетам, дайте нам 1-2 миллиарда долл. Больше не надо. То есть, кредиты нужны в кризисные периоды. Но не так – из года в год ждать, когда нам дадут, ибо без них мы ничего не можем, потому что будет дефолт. Это позиция персонажей, которые ничего не собираются делать, только получить деньги.

Поэтому кредиты – это совсем не выход. Это соломинка, за которую мы хватаемся и думаем, что она нас спасет. Ничего подобного: наоборот, Украина все больше погружается в грязь, нас поглощает это болото. Наша власть думает: ну и пусть, мы еще немного просуществуем. И нам реформы делать нужно, а не попрошайничать! Своими силами нужно поднимать производство, реструктурировать экономику, развивать новые отрасли, выпускать новейшую продукцию, выходить на мировые рынки, зарабатывать валюту. Все это включит нашу мощь: у нас 40 млн человек и мы своими силами можем решить проблемы. Это является выходом из ситуации и получением высокой динамики на много лет. А все эти кредиты – только погружение в глубины кризиса.

Нам за пример можно взять Польшу, которая сразу начала опираться на малый и средний бизнес, а не на крупные предприятия. Некоторые из них закрывались. Прибалтика вообще позакрывала все крупные советские предприятия. Отказались даже от электростанции. Только малый и средний бизнес! Кроме того, малый и средний бизнес – основа расцвета Германии после Второй мировой войны

В Польше, Венгрии, Чехии сделали все возможное, чтобы не создавать олигархических кланов, холдингов. В этих государствах в одни руки не продавали больше 30-40% акций крупных предприятий. Венгрия продали Фольксвагену 40% акций Икаруса – предприятия по выпуску автобусов. Польша добилась того, что биржа в Варшаве работает не хуже как в Лондоне.

И мы все это могли иметь в 90-х годах. А мы свой шанс потеряли и ничего не сделали. Зато создали другое общество, другую экономику, где господствуют взяточники в правительствах и олигархи, которые им подсовывают деньги за предоставленные особые услуги или преференции. Это не экономика, а система – я тебе, ты мне. Без каких-либо продвижений вперед, инноваций, технологических прорывов, со старым оборудованием… Конкурентоспособность упала до нуля, продать за границу ничего не можем. Только зерно осталось и кредитные обязательства – это путь в бездну. Поэтому надо идти другой дорогой.

Олег Соскин: И почему ограничить? Лучше не брать их вообще! Дали бы развиться национальной буржуазии, местным общинам, мелкому и среднему бизнесу. А для этого нужно изменить налоговую систему. Дать людям возможность самим себя спасать и создавать рабочие места. Вот это главное.

Еще одно: нужно уничтожить кланово-олигархические группы, которые воруют так, что аж гай шумит. И отдать власть на места – ликвидировать обладминистрации и райадминистрации — так как в других странах давно сделали.

Андрей Новак: А по моему мнению, для нас критически важным является сотрудничество с МВФ, которая позволяет перекредитоваться. Выплачивать проценты на сегодняшний день из госбюджета да еще и в условиях, когда валюта подорожала втрое, нереально. Нам бы пришлось просто объявить дефолт.

А так у нас является продолжение сотрудничества с МВФ, Мировым банком, являются гарантии до миллиарда долларов от США. Поэтому, в сравнении, наш долг является не столь критичным.

А те суммы, что занимаем, по крайней мере, эффективно используют?

Владимир Лановой: Куда ушли все заимствованные деньги — проверить нельзя. Часть денег безусловно воруют, возможно, даже делятся с кредиторами. Это, к слову, известная практика: и не только в Украине, но и в других странах Африки и Латинской Америки. Несколько лет назад американское ФБР проверяло МВФ с точки зрения правомерности предоставления кредитов.

Однако, некоторые кредиты имеют адресность, поэтому являются полезными для общества или для общин. Это очень распространенное явление — помогать общинам и городам и не передавать правительству деньги. Есть еще одно направление – прямое финансирование определенных проектов. Поэтому не все плохие кредиты и безосновательны.

Андрей Новак: Весь мир живет на займах, и государственный, и корпоративный. Дело не в том, ты взял в долг, или не взял. Гораздо важнее, как использовать этот долговой ресурс. Если он запускается в реальные секторы экономики, тогда часть от заработанного постоянно погашаєш по графику кредита. Если ты взял кредитный ресурс и проел, или разворовал на государственном уровне, то этот долг становится обременительным и возвращать его все равно надо. Здесь речь идет не о факте получения или неполучения, а эффективность использования долгового ресурса.

У нас экономика не развивается, реальные доходы граждан уменьшаются, безработица растет, массовая миграция с Украины, а не в Украину. Объемы производства, кроме аграрного сектора, нигде не растут. Разве это эффективно?

Олег Соскин: И этих кредитных средств мы с вами не видим. Все заимствования дерибанит правящий клан Порошенко, частично Гройсмана, Яценюка и Турчинова. Они захватили все эти деньги. Они ими распоряжаются, контролируют и выборочно используют для собственного обогащения.

Нам бы контролировать эти процессы. И сделать это можно было бы – было бы желание. Просто все надо было делать прозрачно: имел бы функционировать открытый сайт, на котором четко расписано, как использовали деньги. И чтобы каждый человек смог туда зайти. Мы должны об этом знать. Ну нам же их на самом деле возвращать через налоги.

Так что только прозрачность и открытость… Тогда исчезает желание украсть деньги. Невозможно украсть, когда все открыто. Наказанием мы ничего не добьемся. Не мы пересадим всех. Они уже наворовали сотни миллионов, миллиардов. Этого на взятки вполне достаточно. Нет у нас неподкупных. Просто есть сумма, за которую судья, прокурор или детектив НАБУ продается и готов рискнуть, несмотря на любое наказание. Все зависит от суммы.

Они же все бандиты. Они что, сами себя будут наказывать? Как бандит будет наказывать другого бандита, если они все в доле? Тюремные сроки ничего не дадут. Только расправятся с неугодными и простыми людьми, которые им мешают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: