Сергей Жадан: Когда монстра легитимизируют

Сергей Жадан

«Кто-то обязательно снимет об этом новую» Олимпию «. А кто-то другой обязательно этот фильм отметит», — Сергей Жадан.

Что мы вообще знаем о большой политике? Откуда нам знать, чего именно мы не знаем? Мы же даже не догадываемся, о чем они договариваются между собой, прежде чем выйти к журналистам. Мы живем своими эмоциями, своей потребностью справедливости, своим пониманием правды. Кабинетные компромиссы плохо согласуются с возмущением, большая политика вызывает недоверие и подозрения, президенты и канцлеры — идеальные объекты для разочарования.

Скажем, вот канцлер Германии заявляет, что у нее нет причин отказываться от поездки на чемпионат мира в РФ. Как на это должны реагировать мы — граждане страны, часть территории которой эта самая РФ оккупировала? Что вообще можно сказать о возможной встрече представителей большой политики с президентом РФ? В Гааге с ним встречайтесь, — хочется сказать. — На процессе по подбитом РФ самолете.

И все объяснения канцлера, что, мол, поездку на футбол можно совместить с политическими переговорами, ничего, кроме скепсиса, не вызывают. На что рассчитывают сегодня те мудрые и взвешенные политики, которые пытаются заигрывать с агрессором? Кто-то верит в то, что госпожа канцлер на трибунах говорит о необходимости освобождения Сенцова и других украинских политзаключенных? Кто-то вообще еще во что-то верит?

Единственная вещь, в которой не откажешь истории — это ее постоянство. Человечество радостно ходит по кругу, попадая в расставленные собственноручно ловушки. А выбравшись из-под очередного завала, дальше радостно движется вперед. Некоторые называют это прогрессом. Некоторые — идиотизмом.

Легче всего можно объяснить именно человеческие слабости. Хотя именно их меньше всего хочется оправдывать. Ну в самом деле — насколько убедительным представляется сегодня, с нашей временной дистанции, с позиции опыта мудрого человечества, бойкот Олимпиады-80? Кто о нем вообще помнит? Кого сегодня вообще беспокоит судьба покойной империи зла? Она давно никого не пугает. Фирма Adidas весело танцует на ее трофейной шкуре. Кто вспомнит — что там было, с тем бойкотом? На все есть объяснение: футбол нужен людям, игроки не играют для президентов, спорт — здоровая альтернатива этому политическому безумию. На трибунах мы все равны, на трибунах в форме оккупантов и политзаключенных. Давайте просто наслаждаться праздником. Главное — не забыть в конце поблагодарить хозяев за прекрасную организацию.

Мир не становится хуже по одной простой причине — хуже не бывает. Циничнее не бывает. И продажнее не бывает. И безответственнее тоже. Велик соблазн — не заниматься чужими проблемами. Проблем слишком много, на них не хватит ни сил, ни сердца. С несправедливостью трудно бороться, если она не касается тебя лично. Поэтому не следует удивляться, что сегодня, накануне очередного «праздника мира и спорта», мир не содрогнулся, не остановился, а не остановился в своем вдохновенном бега по кругу. С другой стороны — а кто от него чего-то подобного ожидал?

Ну в самом деле — кто верил в то, что мировое сообщество пойдет дальше в глубокой обеспокоенности, в том, что монстра назовут монстром, а назвав — начнут отвечать за свои слова? Никому не хочется первым произносить имя монстра вслух, каждый пытается переложить эту сомнительную миссию на другого, переждать, посмотреть, как будет развиваться ситуация. Хотя уже сейчас понятно, что развиваться она будет не слишком лестно, и легитимизированый монстр, оказавшись в центре внимания и заставив всех наслаждаться своим гостеприимством, обязательно в полной мере использует в свою пользу это все — и общую беспринципность, и общую недальновидность, и общее лицемерие.

К тому же, кто-то обязательно снимет об этом новую «Олимпию». А кто-то другой обязательно этот фильм отметит. На каком-нибудь фестивале. Где-нибудь в Нью-Йорке. Или в Париже. Там, где не стреляют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *