Саммит НАТО: успех для Украины, риск для Альянса

Петр Порошенко (слева) и Йенс Столтенберг

Несмотря на блокирование Венгрии, Петр Порошенко сможет встретиться со всеми своими коллегами в НАТО. Зато Дональд Трамп снова может устроить скандал в Брюсселе.

Из-за конфликта с Венгрией по поводу закона об образовании, украинские политики еще с осени прошлого года не могли встречаться одновременно со всеми своими коллегами в НАТО. На саммите НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, Будапешту удалось заблокировать заседание Комиссии Украина-НАТО.

Впрочем, сторонам все же пришлось найти формат, в котором президент Украины Петр Порошенко сможет пообщаться с главами государств и правительств всех 29 государств-членов НАТО. Одна особенность — вместе с Порошенко во встрече примет участие и президент Грузии Георгий Маргвелашвили. Генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг 10 июля назвал эти страны «двумя из наших ближайших партнеров».

Двери НАТО открыты

Глава миссии Украины при НАТО Вадим Пристайко заверил, что такой формат не помешает Украине добиться на саммите того, что она хочет. Он даже видит определенный символизм в заседании лидеров НАТО с руководителями Украины и Грузии ровно через 10 лет после саммита в Бухаресте. Как известно, тогда обе страны рассчитывали получить План действий относительно членства в Альянсе, однако некоторые из его государств это заблокировали. Тогда все страны НАТО однако согласились, что когда-то Украина и Грузия смогут вступить в него.

На этом же саммите в Брюсселе ни одну из двух стран в НАТО не пригласят, однако планируется подтверждение бухарестского обещания. А подтверждением того, что двери в НАТО таки открыты, станет решение пригласить в Альянс Македонию, что стало возможным благодаря исторической сделке с Грецией относительно названия страны. Сами же переговоры о вступлении начнутся, если название «Республика Северная Македония» на референдуме поддержит население страны.

Цели Украины

Кроме подтверждения стремлений Украины вступить в НАТО, Пристайко назвал еще две цели, которые Киев ставит перед собой на этом саммите. Первая из них — подтверждение Альянсом поддержки Украины, несмотря на российскую агрессию. Речь идет и о «непризнании оккупации Крыма и Востока», и о призыве освободить политзаключенных, и об осуждении сооружения Керченского моста, и об ответственности Москвы за реализацию минских договоренностей, и о поддержке миротворческой миссии на всей неподконтрольной Киеву территории Донбасса.

Вторая задача — это развитие практического взаимодействия с НАТО. Как известно, Альянс поддерживает Украину, в частности, через десять трастовых фондов, тренирует украинских солдат, предоставляет оборудование. «Я уже сейчас получаю подтверждение наций про дополнительные взносы, которые будут объявлены во время саммита», — сообщил Пристайко.

Со своей стороны, представители Украины приедут на саммит НАТО также не с пустыми руками. Так, недавно парламентом Украины был принят закон о национальной безопасности. Для Альянса важной является и борьба с коррупцией, поэтому принятие закона о Высшем антикоррупционном суде также может вызвать одобрение на саммите. Как Пристайко, так и источники в НАТО ожидают принятия отдельного заявления по Украине.

НАТО усиливает оборону

Саммиты НАТО проходят обычно раз в два года. И они определяют всю политику Альянса до следующей такой встречи. 2014 года в Уэльсе НАТО решило кардинально изменить свой курс. Если с конца «холодной войны» он сокращал расходы на оборону, свои структуры и персонал, то, среди прочего, аннексия Крыма Россией и начало войны на Донбассе положили этому конец.

И НАТО начал реформировать свою структуру. По итогам Уэльса были сформированы силы сверхбыстрого реагирования. Это несколько больше пяти тысяч военных, способных к развертыванию в течение двух-семи дней. Поскольку Польша и страны Балтии чувствовали себя под угрозой из-за политики России, то через два года в Варшаве НАТО решил разместить в каждой из четырех стран по одному батальону на ротационной основе.

Впрочем, всех этих сил недостаточно для противодействия полномасштабному кризису. И поэтому на саммите в Брюсселе будут утверждены дальнейшие меры приспособления Альянса в нынешних условиях. Во-первых, это инициатива «четыре по 30». 30 сухопутных батальонов, 30 воздушных эскадрилий и 30 боевых кораблей до 2020 года должны стать готовыми к развертыванию за 30 дней или меньше. Речь идет не о создании новых подразделений, а о повышении готовности уже имеющихся частей.

Для того, чтобы успеть вовремя перебросить эти подкрепления туда, где они будут нужны, необходимо еще разработать ряд мероприятий — поэтому НАТО работает над улучшением военной мобильности. Именно это стало центральной темой сотрудничества с ЕС, поскольку инфраструктура в Европе преимущественно не приспособлена к нуждам военных. Кроме того, на саммите НАТО утвердит создание двух новых командных центров: в Норфолке (США) и в Ульме (Германия). Первый будет координировать и облегчать переброски войск через Атлантический океан, второй — внутри Европы.

Есть угроза провала саммита?

И все же центральной темой на саммите будут расходы на оборону. Ведь в Уэльсе все страны НАТО согласились пытаться довести их до двух процентов ВВП. За четыре года произошло много: сейчас все члены Нато увеличивают расходы и, по данным, опубликованным 10 июля, в этом году восемь стран достигнут или приблизятся до двух процентов. В 2014 году таких было три, отметил Столтенберг.

Но есть один человек, которому этого недостаточно. Это президент США Дональд Трамп. На прошлой на встрече лидеров НАТО в Брюсселе он уже «вычитал» своих коллег за то, что они недостаточно платят. Особенно достается Германии, которая выделяет на оборону 1,24 процента ВВП. И это несмотря на то, что она с таким показателем далеко не последняя. Нынешнее правительство ФРГ прилагает значительные усилия, чтобы убедить в своих достижениях — ведь до 2024 года они планируют довести расходы до 1,5 процента. Это составит рост расходов на 80 процентов в течение десяти лет. При этом Германия по многими из своих взносов на втором месте в НАТО.

Но, похоже, всего этого для Трампа мало. «Много стран в НАТО, которые, как ожидается, что мы будем их защищать, не только не дотягивают до нынешнего обязательства в два процента (что мало), но и задолжали за много лет платежей. Когда они возместят США?» — написал Трамп в Twitter на пути в Брюссель.

И поэтому Столтенберг приложил накануне саммита значительные усилия, чтобы убедить журналистов, что Европа и Северная Америка соглашаются относительно принципиальных вещей. А представительница США при НАТО Кей Бейли Хатчисон заявила, что декларация саммита НАТО — это совсем другая вещь, чем коммюнике G7, поддержку которого Трамп отозвал после встречи в Канаде. Она убеждена, что президент США подтвердит свою приверженность коллективной обороне НАТО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *