Революция в диабетологии позволяет «победить диабет» (ВИДЕО)

Фото: из открытых источников

Начиная с 14 ноября 1991 года для координации борьбы с диабетом и привлечения внимания всего прогрессивного человечества к распространению этой болезни, был учрежден Всемирный день борьбы с диабетом. Очень важной составляющей в борьбе с этой проблемой является осведомленность о сахарном диабете, его осложнениях и о том, как с ним жить. И как бороться с этим недугом, благодаря развитию медицины. Кроме того, актуальность проблемы обусловлена масштабностью распространения сахарного диабета.

Нашему корреспонденту удалось пообщаться с врачем-эндокринологом высшей категории Галиной Новиковой, борьба которой с сахарным диабетом стала призванием ее жизни. Просто и понятно врач рассказала о том, что это за болезнь, какие виды диабета существуют. О том, что такое гормон инсулин, и почему нарушения, связанные с ним, столь губительны для человеческого организма. Мы узнали о том, что такое гипогликемия и метаболический сидром, как распознать диабет, когда он еще не имеет клинических признаков, и какие симптомы должны вас насторожить и заставить пройти обследование. И также о том, возможна ли победа над диабетом, что такое «революция в диабетологии».

Как на практике обстоят дела с этим грозным заболеванием, смотрите в сюжете «Журналиста». Отметим, что кроме вышеупомянутой и ценной для всех следящих за своим здоровьем людей информации, врач-эндокринолог поделилась своим собственным видением того, как победить диабет. Специалист дала рекомендации и уже заболевшим, и врачам, от которых зависит качество и длительности жизни страдающих сахарным диабетом.

Сегодня отмечается Всемирный день борьбы с диабетом. Расскажите, пожалуйста, об истории этого дня и его роли?

На сегодняшний день зафиксировано 422 миллиона больных сахарным диабетом. Еще более шокирующая статистика заключается в том, что каждые шесть секунд один пациент погибает от осложнений, и каждые шесть секунд возникают два новых пациента, больных диабетом. А ежегодно 5 миллионов человек умирает от осложнений. То есть, поводов более чем предостаточно для того, чтобы иметь Всемирный день борьбы с диабетом, который в очередной раз напоминает общественности о том, что существует такая проблема и с ней нужно бороться.

Интересно, что Всемирный день здоровья отмечается ежегодно 7 апреля — в день создания в 1948 году Всемирной организации здравоохранения. В 2016 году он проходил под девизом, который является наиболее актуальным сейчас на Земле. Девиз этого дня в прошлом году был такой — «Победите диабет». Я подумала – это ведь серьезная заявка, если Всемирная организация здравоохранения заявляет во Всемирный день здоровья не «Опасайтесь диабета» или «Какой кошмарный диагноз диабет», а «Победите диабет». Значит, есть основания так говорить. И это действительно так, я убедилась в этом на собственном опыте. Победить диабет можно.

— Как понимать «победу» над диабетом?

Это не означает зачеркнуть этот диагноз в классификаторах и называть его по-другому. Это обозначает, что сегодня у пациентов, имеющих диабет, есть возможность не дать развиться осложнениям и вообще профилактировать осложнения. Ведь основные страхи врача и пациента связаны именно с развитием осложнений, которые могут возникнуть. Так вот, на сегодняшний день существуют меры воздействия сахарному диабету, которые позволяют осложнениям не развиться. Кроме того, учеными доказано, что диабет второго типа можно профилактировать. И если на ранних этапах реально диагностировать диабет в скрытой форме или диагностировать его на этапе метаболического синдрома, как платформы для развития диабета второй формы, то возникновение диабета можно либо предотвратить, либо затормозить на многие десятки лет. Таким образом, заболеть диабетом второго типа, если у человека есть генетическая предрасположенность к нему, не в 40 лет, а в 70. Правда, ведь – это победа?

Сегодня о победе можно говорить уверенно, поскольку последние 10-15 лет, когда мы имеем у себя в арсенале такие методы контроля и такие методы лечения, которые ученые изобрели – мы не можем себе позволить оставить ситуацию такой, какая она есть. И применяя эти препараты, я убедилась, что это правда, и что действительно можно и профилактировать, и тормозить осложнения.

Как практикующий эндокринолог могу сказать, что победили диабет не только ученые, но и многие врачи и их пациенты, активно использующие научные достижения последних лет. Когда диабет уже возник, главное – не допустить развития осложнений, именно осложнения диабета ухудшают качество жизни, приводят к инвалидности и смерти. Не допустить новых осложнений и не дать прогрессировать уже возникшим – это сейчас стало реальностью и это есть победа над уже возникшим диабетом.

— В последнее время говорят о «революции в диабетологии». О чем идет речь, и правда ли можно говорить о революции?

— Я это без пафоса называю «революцией в диабетологии». Если до этой революции (10-15 последних лет) моя работа эндокринолога была сущим адом, потому что препараты, которые мы имели в арсенале, действительно давали сахароснижающий эффект, но их осложнения были такими тяжелыми, что иногда мне казалось,  что пациенту будет легче, если его не лечить этими препаратами. И вот эта революция началась и идет сейчас, потому что каждый год появляются новые препараты. При этом они еще более действенны, еще более безопасны. Поэтому, конечно же, об этом нужно рассказывать и просто кричать, чтобы об этом услышал весь мир.

Что же нового появилось в изучении, лечении и профилактике диабета?

Отмечу, что диабет бывает двух типов:

— диабет первого типа, когда ни с того, ни с сего исчезают функциональные возможности клеток поджелудочной железы, которые производят инсулин. Это диабет инсулинозависимый. То есть, нужна заменительная терапия инсулином. У нас в стране больных таким видом диабета только 7% от всего количества пациентов.

— диабет второго типа – это остальные 93% больных. Этот диабет возникает не потому, что поджелудочная железа перестает вырабатывать инсулин, а потому что ухудшается чувствительность клеток к инсулину, и со временем может снижаться и продукция инсулина. Бывает так, что пациенты с диабетом второго типа лет через 10 – 15 переходят на инсулин, поскольку запасы инсулина со временем тоже снижаются.

Что на сегодня революционного и эффективного мы имеем, например, для лечения диабета первого типа?

 Самое первое и самое главное, что мы получили – это аналоги инсулинов, которые имеют профиль действия практически такой же, как человеческий инсулин. Есть ультракороткие аналоги и ультрадлинные аналоги, которые имеют профиль действия такой же, как и профиль действия инсулина человека. То есть, применяя эти инсулины, мы практически спасаем пациента от тяжелых гипогликемий, которых мы всегда боялись. Да, введение этих инсулинов требует определенных мер предосторожности. Но с этими инсулинами пациент становится более свободным, он может работать, он может заниматься любой творческой деятельностью, спортом и так далее. Это первое, что касается новшества для лечения диабета первого типа.

Второе. Ученые долго работали еще и над тем, чтобы качество жизни пациентов с диабетом первого типа было все-таки лучше и приближалось к качеству жизни здорового человека. Потому что эти шприцы одноразовые, эти толстые и тупые иголки, это боль при введении инсулин — все так ухудшает качество жизни, так ухудшает настроение. И ученые придумали шприц-ручки, которые очень удобны в пользовании. С ними удобно путешествовать. Там тоненькие-тоненькие иголочки, они одноразовые, поэтому при введении инсулина пациент практически не испытывает боли.

Ученые уже давно придумали глюкометры. Глюкометры – это такие портативные лаборатории, с помощью которых можно изучать сахар. И пациенты довольно часто пользуются этими глюкометрами для того, чтобы понять какой у них сахар сегодня перед завтраком, чтобы понять, сколько ему съесть хлебных единиц, сколько уколоть инсулина. Как правило, глюкометром пользуются шесть – семь раз в день. Но бывают пациенты, которым только с помощью глюкометра поправить углеводный обмен не удается. Не удается поймать те перепады уровня глюкозы, которые могут возникать в течение суток, поскольку не захватывают во временном интервале вот эти шесть – семь замеров в течение дня. Не может же пациент заниматься только измерениями. Ученые и эту проблему решили. Они придумали такой механизм, который может проводить круглосуточный мониторинг глюкозы в течение целой недели. Под кожу ставится сенсор, который измеряет каждые пять минут глюкозу. Специальная программа обрабатывает эту информацию и выдает в виде графиков. На протяжении всей этой недели пациент ведет дневник. Во сколько он встал, во сколько поел, во сколько куда-то пошел, когда занимался спортом. Сопоставляя этот график с его режимом дня – нам четко понятно, где и когда упал сахар, по какой причине. И тогда нам понятно, почему пациент просыпается, например, с сахаром 20. Что ему делать – повысить дозу инсулина или, наоборот, снизить. Может этот подъем сахара связан с тем, что у него ночью он резко упал, а компенсаторные механизмы его подняли. То есть, все это на этих графиках видно. И это все доступно. А многие пациенты, к сожалению, об этом не знают. Я не случайно об этом рассказываю. Об этом не знают многие пациенты. Может быть, даже некоторые семейные врачи не знают о возможности поставить себе этот сенсор.

На сегодняшний день мы имеем также возможность использовать такое чудо как инсулиновая помпа. Что это такое? Эта такой инсулиновый дозатор, который позволяет вводить инсулин непрерывно в микродозах, но в разных режимах введения, с разной скоростью. В зависимости от потребностей данного индивидуума. То есть, если он занимается спортом, у него один режим введения, если он спит – другой режим введения. Есть такой блок управления. Он программируется, записывается программа — в какие часы и с какой скоростью подавать инсулин. И это уже идеальное приближение к физиологическим особенностям работы поджелудочной железы. Помпу иногда даже называют «искусственная поджелудочная железа». Это действительно настолько революционно, что если помпу ставить впервые заболевшему ребенку, то, по большому счету, он не должен иметь в жизни осложнений. И его жизнь должна выглядеть как жизнь здорового человека.

Однако у этих устройств тоже есть недостаток – цена. Но очень важно, что эти помпы появились. Почему так важно, что мы имеем возможность вводить инсулин постоянно микродозами? Потому что существовала такая группа пациентов, которым даже введение аналогов инсулинов многократно в течение суток (например, четыре – шесть инъекций) вызывало гипогликемию, и невозможно было контролировать углеводный обмен. Вот тогда ученые и поняли, что нужно непрерывное введение микродозами. Исследователи долго над этим работали – и у них получилось. То есть, в данном случае подкожно вводится иголочка, от нее крепятся проводочки к резервуару, где находится инсулин и насосик, который работает от пульта управления, и который запрограммирован на определенную программу. И это на самом деле здорово. По большому счету, все дети, впервые заболевшие диабетом, должны быть на помпах. Тогда они вырастут практически здоровыми без осложнений.

Вот такие нововведения и удобства для пациентов первого типа.

Кстати, многие считают, что если инсулинозависимый диабет, то это страшнее. На самом деле нет, с той группой пациентов работать легче. Там легче корректировать углеводный обмен. И, пользуясь случаем, я хочу передать большой респект нашим детским эндокринологам, поскольку они ведут в основном первый тип, которым заболевают дети и подростки. И если посмотреть в разрезе всех диабетиков, то пациенты с первым типом диабета более всех ухожены, они имеют компенсацию углеводного обмена лучше всех. Это мой личный респект детским эндокринологам.

Второй тип – более тяжелое заболевание вопреки устоявшимся мифам. При сахарном диабете второго типа мы имеем высокую смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Поскольку такие заболевания как сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь ходят рядом. И бороться с этим недугом гораздо сложнее. Тем более что препараты, которые были в арсенале, имели большие кардиоваскулярные риски. То есть, когда мы их подключали, то имели осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы. Очень трудно было только с помощью тех препаратов, которые мы имели, одновременно и удерживать нормальный уровень сахара, и не допустить гипогликемии. А значит не вызвать у пациента искусственно, с помощью препарата кардиоваскулярные риски. Поэтому те новые препараты, практически три новых класса, которые мы получили за 10 последних лет – это ну просто революция из революций. Теперь больные диабетом второго типа могут жить спокойно и иметь хорошее качество и не иметь осложнений. И я в этом убедилась на практике.

И что печально, к сожалению, пациенты, которые приходят впервые, почему-то не слышали об этих лекарствах. Хотя они имеют материальные возможности их приобрести. Да, у них есть недостаток один – они дороже, чем те, которые мы имели в арсенале до этого. Но они работают насколько хорошо, что нужно все взвесить, прежде чем отказаться от них из-за цены.

— Что это за новый класс препаратов для лечения диабета второго типа?

Можем говорить о трех классах новых препаратов:

— первый класс — это огонисты глюкагоноподобного пептида. Эти препараты из новых классов самые дорогие. Но и, на мой взгляд, самые эффективные.

— вторая группа препаратов – это ингибиторы натрий-глюкозного ко-транспортера глюкозы второго типа (глифлазины).

Третий тип препаратов – это ингибиторы ДПП (глиптины).

Вот эти группы препаратов обладают прекрасным эффективным сахароснижающим действием, работают многофакторно. И самое главное, что они не только не усиливают и не вызывают сердечно-сосудистых рисков, они снижают сердечно-сосудистые риски. То есть, эти препараты полюбили не только мы — эндокринологи, но даже кардиологи. Потому что мы часто ведем пациентов вместе, ведь у одного пациента часто бывают и патологии сердечные, и эндокринные. И вот свою любовь к данным препаратам высказывают даже кардиологи.

Ученые нам дали такую информацию, что если диагностировать диабет на этапе метаболического синдрома, то есть на этапе метаболических отклонений, которые еще не проявляются ни клиническими диабетическими признаками, ни даже повышением сахара крови натощак. И вот если на этом этапе лечить пациента, то диабет можно предотвратить или затормозить его развитие на несколько лет.

С чем я сталкиваюсь на практике? С тем, что очень часто люди, которые имеют избыточный вес, на самом деле, правда, проверяют себе сахар крови. Проверяют сахар крови натощак и очень счастливые, получив сахар, например, 5,5 — «Ура, сахарного диабета у меня нет». На самом деле такая диагностика диабета является вчерашним днем с учетом той информации, которую мы имеем.

— Как быть человеку, который находится в группе риска?

Возникновение диабета второго типа можно профилактировать. Подумать об этом стоит, прежде всего, людям, которые имеют генетическую предрасположенность к диабету. Они имеют хоть одного кровного родственника больного диабетом второго типа. Они должны уделить внимание не только показателю утреннего сахара, но и другим, о которых я сейчас расскажу.

А если нет генетической предрасположенности, но у пациента есть избыток веса или ожирение, особенно, если жир откладывается непропорционально по телу, преимущественно в области передней брюшной стенки. То есть, имеются преимущественно отложения по типу «яблоко». Значит, этот пациент потенциально имеет метаболический синдром. Этому пациенту нужно проверить для начала, чтобы убедится, что с его фигурой и весом что-то не так – он должен взвеситься, измерить свой рост, высчитать индекс массы тела. Для этого рост в метрах возводится в квадрат, а дальше вес в килограммах делится на полученный результат. Если результат выше, чем 25 – это уже избыточный вес, а если выше, чем 30 – то это уже ожирение.

Но индекс массы тела – это еще не самое главное в диагностике метаболического синдрома.  Потому что бывают люди с избыточным весом, с большим индексом массы тела, но с равномерным распределением подкожного жира, клетчатки. У этих людей шансов заболеть гораздо меньше, чем у тех, у которых жир распределяется на животе (ожирение по типу «яблоко») Ученые назвали некие стандарты, после которых стоит заволноваться. Например, если окружность талии у женщины выше, чем 80 см, это уже тревожно, и надо сдавать анализы, о которых я расскажу. А если это мужчина и окружность талии выше 94 см – это тоже повод пойти и сдать анализы. Нужно проверить индекс инсулинорезистентности, так называемый индекс HOMA-IR, нужно проверить гликозелированый гемоглобин и нужно сделать тест толерантности глюкозы, нужно проверить липидограмму. Потому что параллельно с нарушением углеводного обмена нарушается еще и жировой обмен. Нужно обязательно измерить артериальное давление. Полным комплексом, который позволяет поставить диагноз метаболического синдрома, являются ожирение по типу «яблока» с ненормальным размером окружности талии и индексом массы тела, повышенные показатели холестеринового обмена, то есть выходящие за рамки нормы, а также изменение индекса инсулинорезистентности или изменения теста толерантности глюкозы или изменение крови натощак, а также повышение давления (выше 130 на 85). Если такие симптомы есть, нужно идти либо к эндокринологу, либо к семейному врачу и говорить: «Делайте все, чтобы я сахарным диабетом не заболел». И это все сделать возможно.

Какие рекомендации вы бы могли дать как пациентам, так и врачам, чтобы все-таки победить диабет?

Cамое главное, что я получила на практике в последние годы, это обратное развитие уже возникших нарушений углеводного и липидного обмена. Есть у меня под наблюдением пока еще небольшая группа пациентов, которые пришли ко мне 7-10 лет назад, принимая постоянно таблетированные сахароснижающие препараты, таблетки, снижающие повышенное артериальное давление и холестерин, а сейчас вот уже добрых 3-4 года абсолютно здоровы и не принимают ни одного лекарственного средства. Я не снимаю им диагноз сахарного диабета и, таким образом, стимулирую держать ситуацию под контролем, выполняя им один раз в полгода лабораторные показатели, измеряя артериальное давление и уточняя их вес.

Эта группа пациентов пока небольшая, потому что победа над диабетом, кроме применения новых научных достижений, требует титанических усилий и врача, и пациента. И я не устаю благодарить пациентов, одержавших победу!

Такая мощная революция  в диабетологии, казалось бы, должна была показать результаты не только у отдельно взятых пациентов, но и в масштабах страны. Но на практике все выглядит печально. Из пациентов, приходящих ко мне впервые, но страдающих диабетом много лет, большая часть не имеет компенсации улеводного обмена, имеет много осложнений, имеет избыточный вес,  не контролирует артериальное давление, показатели холестерина, ничего не знают ни об опасности гипогликемий, ни о достижениях ученых в области диабета. К сожалению, пациенты, которые приходят ко мне, не только не знают, что такое глипогикемия, не контролируют глюкозу 3 – 4 раза в сутки, а контролируют один раз в неделю, они имеют избыточный вес и смотрят на меня широко раскрытыми глазами.

Когда я говорю: «Но у вас же ожирение, вам стоит с этим бороться», потому что это один из критериев, к которому нужно стремиться пациенту с диабетом второго типа. Эти пациенты часто имеют неконтролируемый холестериновый обмен – они ходят с высокими цифрами холестерина и не все знают, что нужно каждый день контролировать свое артериальное давление, но и удерживать его в рамках 130 на 85. Очень большая часть пациентов, приходящих впервые, думают, что если у них есть сахарный диабет, то достаточно им просто регулярно принимать таблетки, которые дал врач: «Они ведь лечат, они ведь нормализуют сахар». Достаточно один раз в неделю сделать сахар крови и больше ничего не нужно. На самом деле, чтобы при диабете второго типа не развивались осложнения, нужно не только удерживать в определенных рамках уровень глюкозы в крови до еды и через два часа после еды, нужно удерживать в нормальных рамках гликозелированый гемоглобин, который нужно сдавать один раз в три месяца. Нужно удерживать в нормальных рамках свой вес или стремится к снижению веса. При этом значительно улучшается метаболизм. Этот пациент должен контролировать артериальное давление и принимать таблетки, которые будут удерживать его в рамках нормы. Он таблетки должен пить и при этом проверять, а работают ли они или нужно их поменять, или скомбинировать с другими. И следить еще за одним параметром – холестериновым обменом.

В то время, как половина пациентов, имеющих диабет второго типа, следят только за сахаром, большая часть пациентов имеет избыточный вес, большинство принимающих сахаропонижающие препараты имеют их передозировку, имеют скрытые глипогликемии, которые выявляются путем анализа дневника, который он ведет и длительной беседы с ним, поскольку о симптомах скрытой гипогликемии часто пациенты просто не знают, и врач должен у них эти симптомы выуживать.

Эндокринолог на самом деле больше статист, он не может заниматься выявлением диабета, потому что к нему пациент приходит либо уже с диабетом по направлению семейного врача. Редко он придет сам потому, что услышал какую-то передачу о метаболическом синдроме, и приходит спросить, что ему делать. Но в основном направлять должны семейные врачи, или семейные врачи должны сами заниматься этим метаболическим синдром. А для этого они должны взять на учет пациентов, которые имеют абдоминальное ожирение (ожирение по типу «яблоко»), которое грозит диабетом ближайшие 5 – 7 лет. Надо выявлять пациентов с избыточным весом, среди них выявлять с ожирением по типу «яблоко», среди них выявлять потенциально больных метаболическим синдромом, лечить их, не допускать у них диабет. А тех, кто уже зарегистрирован, лечить правильно, в соответствии со стандартами, придерживаясь четырех критериев: вес, холестерин, артериальное давление и уровень гликемии. И тогда мы сможем победить диабет.

Считаю, что нужно активнее просвещать пациентов и обучать семейных врачей ведению больных сахарным диабетом, а средства массовой информации должны больше внимания уделять общественному здоровью, рекламировать преимущества здорового образа жизни, поддержания здорового веса, ранней диагностики метаболического синдрома.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: