Пять лет — и Украина на уровне Польши. Если …

Украина

На заре независимости — в 1990-м Украина имела седьмую по мощности экономику в мире. У нас был сумасшедший потенциал и перспектива стать ведущей страной мира. Прошло 27 лет … и с тех, таких реальных и близких перспектив нет, у украинцев осталась только мечта.

Почему с восстановлением независимости наше государство так быстро потеряло свои позиции? Есть ли у него шанс добраться успеха? Как быстро это может произойти? Об этом — в беседе с директором Центра стратегических разработок Андреем Ницой, с экс-министром экономики Украины Владимиром Лановым, с директором Института трансформации общества Олегом Соскиным и с доцентом КНУ им. Т. Шевченко, политологом Петром Олещуком.

Почему с 1990 года экономика Украины начала так резко падать?

Андрей Ницой:
27 лет назад, когда мы получали государственном суверенитете Украины, экономика УССР была седьмой по мощности в мире. Тогда украинский народ, завоевав независимость, проголосовал за секретаря ЦК Компартии Украины на пост Президента Украины. И вместо лидера национальной демократии Вячеслава Черновола мы поставили коммуниста Леонида Кравчука. Сегодня мы пожинаем плоды того выбора.

Есть ли у нас шанс восстановить свои позиции?

Владимир Лановой:
Не было стран, которые не выходили из глубоких кризисов, потерь, эпидемий или войн. Восстанавливались после полного краха — Германия, например, успешно смогла это сделать. Украина же может достаточно быстро подняться до уровня 1990 года. Но сначала нам следует избавиться от помех.

Что сейчас мешает Украине стать успешной?

Олег Соскин:
Во-первых — война. Это очень обременительный фактор, который в целом влияет на развитие государства. 10-15% ВВП идти на войну каждый год, если активизируются боевые действия. Второй фактор — власть остается в руках клановых групп. Пока, к сожалению, не решен вопрос, как эту власть отнять у них. Была семья Кучмы, потом Ющенко-Тимошенко, потом Януковича, теперь Порошенко и Гройсмана. Не преодолен клановая модель в Украине. Без ее излома построить Украины среднего класса, где люди могли бы жить для развития своих семей и процветания государства, — невозможно. Пока корпорации и кланы во власти — всегда будет двухполюсная система богатых и бедных. А война им в этом способствует: война поддерживает кланы, а кланы войну.

Ну и внешние факторы. Московия не отдаст нам назад нашу территорию, потому что это ее генетическая природа — агрессивная и хищническая. Если бы там началась смена власти, нам было бы легче, они бы дрались между собой. Вместе с тем, Европа начинает нас предавать. Плюс расколота церковь. Все идет к расколу общества и религиозного противостояния между Московским патриархатом и Украинской церковью. Также противоречия широкими слоями населения и верхушкой, между простыми людьми и миллиардерами. На стороне миллиардеров стоят правоохранительные службы, суды, прокуратура. Единственный шанс — выборы. Тогда могут измениться правящие слои, к власти получат шанс прийти новые группы политиков, интеллектуалов, общественных деятелей, украинский.

Петр Олещук:
Следует понимать, что избрание нового президента не гарантирует смены власти. У нас парламентско-президентская республика, то есть для эффективных реформ нужен и новый качественный Парламент. Можно рассматривать только вариант, когда Президент действует при поддержке большинства, у них есть общий взгляд, совместная программа, одна политическая сила, соответственно, срок — не менее 5 лет.

Владимир Лановой:
Мы сможем стать успешными. Плохо только, что сейчас деньги и основные предприятия захватили олигархи. А они без политической борьбы не уступят. Поэтому сейчас центральный момент в поднятии Украине — это борьба с олигархатом, отодвинуть его от власти и формирования современного правительства в новых условиях.

Представим, что сегодня к власти в Украине пришли честные патриотические люди. Сколько времени понадобится государству для достижения успеха?

Андрей Ницой:
Для того, чтобы стать успешными, нам нужны несколько месяцев. Несколько месяцев — для того, чтобы подобрать и назначить на руководящие должности несколько десятков ключевых менеджеров. Далее будет длительный процесс разработки и внедрения реформ, политического воспитания людей, украинизации. Последнее — самое важное, потому что без украинских ценностей никакая экономика никогда не заработает, на первом месте всегда сознание людей. Только правильная патриотическая украинская власть может изменить Украину к лучшему.

Петр Олещук:

За 5 лет можно заложить базу для изменений — и по еще 5-10 лет почувствовать конкретный эффект, как это, в конце концов, было в странах Восточной Европы. Там в первые годы после свержения просоветских режимов были периоды шоковой терапии, а затем экономический рост.

Владимир Лановой:

Сейчас мы имеем 62% ВВП от уровня 1990 года. 15% роста ежегодно вполне возможно. Поэтому три года — и мы на уровне 1990 года по ВВП. А поскольку численность населения у нас уменьшилась, то на одного человека будет приходиться больше — примерно на 20-30%. То есть производительность труда будет выше на треть и таким образом мы будем подниматься до уровня центральноевропейских стран. Для начального периода, лет 5-6, мы сможем приблизиться к Польше и Словакии. Сейчас у них средняя запрлата 500-700-900 долларов. Мы к этому уровню оплаты труда можем прийти через 3-4 года. После того, понятно, продолжится постепенный рост. Что же касается курса доллара, то мы реально сможем снижать его по 2-3 грн в год.

Какие изменения можно будет провести в Украине в ближайший период?

Петр Олещук:
Во-первых, можно будет преодолеть системной коррупции, начав с самого верха. Довольно быстро можно будет провести институциональные изменения, реальную люстрацию, а не поверхностную, как сделала эта власть (вычистили только среднее звено управления, не трогая верхушку, которая давала преступные приказы). Довольно быстро можно будет провести дерегуляции экономики — отменить лишние органы и налоги, упростить регистрацию бизнеса. Конечно, она не заработает мгновенно, но процесс запустится. Можно будет также пересмотреть вопрос оплаты труда — ввести почасовую оплату, как во всех цивилизованных странах. Необходимо будет создавать условия для успешного развития частных инициатив во всех областях. Вот в странах Восточной Европы, кстати, все держится на частной инициативе — самозанятости граждан и малом бизнесе. Думаю, это может быть одним из вариантов, который мог мы помочь возрождению украинской экономики. Также у нас есть отличный потенциал для развития ИТ, многие специалисты, но нужна дерегуляция экономики и создание условий для ведения бизнеса, чтобы люди были заинтересованы обеспечивать себя и государство.

Владимир Лановой:
Если мы сможем сформировать власть, которая построит нам конкуренту экономическую систему с инновационным предпринимательством (и повсеместной его поддержкой), со стабильной макроэкономической ситуацией (т.е. стабильной гривной, стабильными ценами, низкими доступными процентными ставками) — изменения пойдут достаточно быстро. А дальше на стыках различных отраслей, например электроники и сельского хозяйства, будут возникать новые индустрии. Вот обратите внимание на Израиль — он в пустыни смог сформировать одну из самых динамичных экономик в мире. Нам обязательно нужно будет структурировать экономику. Старые отрасли должны занять свое незначительное место, а новейшие имеют захватить основное пространство. Нам везет даже в том, что появилась инновационная и информационная экономика, связанная с интернетом и его производными. Эти электронные системы умножают в сотни тысяч раз производительность инженера или какого специалиста. Здесь для нас просто указан путь, надо поднимать инновационные отрасли производства.

Еще одна задача реформационного периода — укрепление гривны. И не только стабилизация курса, но и ее восстановление в предыдущих позиций. Таким образом мы поднимем потребления, в реальном исчислении вырастут доходы, а эти доходы, со своей стороны, станут новым источником для кредитов и инвестиций в экономике. То есть это будет одним из составляющих трансформации нашей экономической модели. Еще несколько ключевых вопросов на макроуровне: стабилизировать гривну, по 2-3 грн в год укреплять ее — и так дойти до оптимума. Второе: принимать бездефицитный бюджет, постараться хотя бы со второго года принимать профицитный бюджет (он снимет долговые обязательства Украины, внешние и внутренние, служить погашению долгов, мы будем иметь ресурсы для развития и обороны). Третье: минимизация внешнего долга и сокращение текущих расходов по внешнему долгу, включая уплату процентов. Это позволит как раз укрепить гривну и уменьшит спрос на валюту.

Олег Соскин:

Примите во внимание, что сейчас Россия является врагом не только Украины, но и Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Молдовы, Азербайджана и даже Армении. Эти страны, объединившись, смогут составить серьезную противовес РФ. А Украина может стать лидером среди этих стран. Их сплоченность, сила, общая армия и совместные действия, в том числе военные, могут быть чрезвычайно мощным ударным инструментом против Московии.

Андрей Ницой:

Проблема в том, что мы остаемся заложниками демократических процедур и волеизъявления украинского народа. А украинский народ, к сожалению, из всех плохих вариантов привык выбирать худший. Поэтому ключевой является проблема правящего класса и украинской политической элиты. Потому, что только от ее решимости и воли будет зависеть, куда поведет нас новая власть после президентских выборов.

Чего ждать Украине, если она будет продолжать двигаться в направлении, по которому идет сейчас?

Петр Олещук:
Дальнейшее экономический упадок, депопуляция, превращения Украины в вечно отсталый аграрный придаток и донора специалистов для других стран.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: