Потепление после Морозова

Как передаёт корреспондент The Moscow Post в Ульяновской области , в отставку по собственному желанию подал многолетний губернатор региона Сергей Морозов . Таким образом, весенний «губернаторопад» продолжается — вчера аналогичные новости появились насчет уже экс-главы Тывы Шолбана Кара-оола.

Похоже, федеральный центр чистит руководство регионов, которые откровенно не справились со своими задачами, перед выборами в Госдуму. Сам Морозов связал свою отставку именно с ними — мол, хочу идти в депутаты и решать проблемы не федеральном уровне. Какие проблемы на уровне страны он решит, если провалил работу в субъекте — вопрос открытый.

На место Морозова уже сейчас сватают представителя КПРФ — либо сенатора Алексея Русских, либо депутата Алексея Куринного. Последний был настоящей «занозой» для Морозова, регулярно выступая в роли записного оппозиционера, его имя фигурировало почти во всех скандалах, которые шли Морозову в минус.

О мотивах Куринного судите сами, но критика часто была конструктивной. При Морозове регион все глубже спускался по наклонной, что угрожало. Как утверждают авторы сайта «Улновости» , якобы в 2019 году регион и вовсе опустился на 11 место среди 14 субъектов ПФО по целому ряду показателей.

Область провала

Хотя в пересчете на разные периоды года это место могло быть другим, факты следующие. В 2007-ом, когда Россия строила планы войти к 2020 году в пятерку ведущих экономик мира, губернатор Морозов, настроившись на федеральную волну взятия рекордов, заявил о своих планах вывести регион в пятерку регионов-лидеров ПФО и в двадцатку регионов РФ с самой сильной экономикой

Не получилось. И если данные по 2020 году еще уточняются, то за 2019-ый провалы очевидны. По индексу промпроизводства Ульяновская область оказалась на 12 месте. По такому показателю, как добыча полезных ископаемых регион занял последнее 14-е место среди всех регионов ПФО. В обрабатывающем производстве регион – на таком же непочетном 10-ом месте. По обеспечению электрической энергией, газом и паром — Ульяновская область на 11 месте, по водоснабжению – на 13-ом.

Пятой с конца рейтинга регионов ПФО оказалась Ульяновская область и по инвестициям в основной капитал. По итогам 2019 года вложено 72 млрд. рублей. Хуже ситуация лишь в Пермском крае – 71 млрд. рублей, Чувашии — 63,6 млрд. рулей, Мордовии — 52,2 млрд. рублей и Марий Эл — 26,7млрд. рублей.

Единственными показателями, по которым Ульяновской области удалось оказаться в «пятерке», но антилидеров – так это по стоимости товаров, услуг и минимального набора продуктов питания. При этом средняя зарплата одного из центральных, экономически-развитых регионов России составляет чуть более 30 тыс. рублей. 

Неутешительная статистика работы Морозова за 2019 год

По естественной убыли населения — Ульяновская область прочно закрепилась на 9 месте из 14 регионов — минус 5 человек на 1 тыс. жителей. Если же сравнивать с 2018 годом, то тогда данный показатель были ниже (4,6 человек на 1 тыс. жителей). Кроме всего, в регионе упала рождаемость. Можно не сомневаться, что в «ковидном» и кризисном 2020 году ситуация сильно не улучшилась.

Картель картелем правит

Все бы это еще можно было бы списать на какие-то естественные причины, если бы в регионе не процветала коррупция. Многие связывают её именно с Морозовым — якобы, за 15 лет во главе региона он, его приближенные и семья настолько встроились в бюджетные потоки и бизнес-процессы, что уши Морозова можно найти везде, только надо покопаться.

Например, с именем Морозова и его людей пытались связать громкий скандал на рынке социального питания региона, где в 2018 году выявили картельный сговор. По итогам этого разбирательства было возбуждено уголовное дело, об этом писал «Коммерсант» .

В материалах проверки ФАС указывалось, что весь рынок соцпитания в регионе разделён между несколькими компаниями. Фактически это были два картеля, поделившие эту сферу Ульяновска на две зоны — левобережную («Альтернатива» и «Симбирск-Клининг») и правобережную («ТД СПП» и «МобилСвязь»).

В сети долгое время ходили слухи, что в регионе их пестовал сам губернатор, но связей с главой региона никто доказать не смог. При этом ТД «СПП» и «МобилСвязь» считаются аффилированными с ГК «Дарс», а последнее принадлежит никому иному, как якобы близкому к Морозову ульяновскому олигарху Дмитрию Рябову.

С ним же связывают и банк «Венец», в котором господину Рябову принадлежит 23%. Другой собственник банка, Лилия Родионова (46%) — бывшая супруга видного ульяновского политика и бизнесмена Михаила Родионова. Последний также должен входить в пул симпатизантов Морозова, ему пытались приписать сомнительную славу «кошелька» губернатора. А банку «Венец» недоброжелатели пытались приписать статус базового финансового учреждения для прикормленных властью коррупционеров.

Это не единственная сфера, куда мог зайти Морозов. Его имя пытались с небезызвестным в области бизнесменом Олегом Дорошенко, который владеет ООО «Ульяновсктрансстрой». В 2019 году компания стала фигурантом уголовного дела, возбужденного по факту картельного сговора на дорожных торгах в Самаре. Другой фигурант — ООО «Самаратрансстрой». Её собственником тоже оказался Олег Дорошенко, пишет «Коммерсант» .

«Ульяновсктрансстрой» — компания из Димитровграда, города, которым вначале нулевых годов руководил мэр Сергей Морозов. После этого, многих ли удивит, что количество госконтрактов «Ульяновсктрансстроя» — почти 11,5 млрд рублей, из которых почти 8 млрд рублей приходится на ОГКУ «Департамент Автомобильных Дорог Ульяновской области»?

Казалось бы, формально к властям ни эти структуры, ни «картельщики» на рынке питания не имеют отношения. Но в случае с тем же питанием ФАС недвусмысленно дала понять, что считает, что управление образования Ульяновска также имеет отношение к фактам ограничения конкуренции на этом рынке. Об этом тоже писал «Коммерсант» .

Разгул чиновников

Впрочем, установлено судом это не было. Зато были другие коррупционные «сюрпризы» в мэрии, которые могут говорить о том, что при Морозове чиновники не сильно стеснялись. Летом 2020 года по подозрению в крупном мошенничестве был арестован первый заместитель мэра Ульяновска Михаил Сычев. Об этом писали «Аргументы и Факты» .

Речь о безвозмездной передаче двух муниципальных зданий в собственность Симбирской епархии. А именно дома купца Акачурина и еще одного дома по улице 12 Сентября в Ульяновске. Распоряжение о передаче должен был подписывать Михаил Сычёв. Кадастровая стоимость зданий с участками — около 30 млн рублей. 

Дома передали, как имущество религиозного назначения, но следователи считают, что к этой теме здания отношения не имеют. Епархия же вдруг передала здания предпринимателю Сергею Кузнецову, владельцу 88% в ООО «Микс». В обмен на это он за свои средства выкупил у физических лиц торговый павильон, находившийся рядом с епархией, и обменял его на эти здания вместе с участками.

Михаил Сычёв – «мелкая рыбёшка»?

Если это не похоже на схему личного обогащения чиновников с использованием служебного положения — то на что еще это может быть похоже? Как пишет «Октагон» , Кузнецов находился в весьма дружеских отношениях с Сычевым. Не говоря уже о слухах, что Кузнецов мог финансировать избирательные компании нескольких депутатов ЗакСа области, которые впоследствии голосовали за утверждение Морозова главой региона.

Но дальше события развивались еще интересней. Ведь в один из дней находившийся под домашним арестом Кузнецов умер при загадочных обстоятельствах. Якобы, добровольно ушел из жизни. Но с чего здоровому и полному сил мужчине при деньгах делать это? Люди описывали его, как человека верующего, что тоже работает против официальной версии.

Не верит и руководитель регионального общественного «Центра защиты прав граждан» Александр Брагин. Он был хорошо знаком с бизнесменом, и считает, что у него был не тот характер, чтобы пойти на такой шаг. Слова Брагина цитирует PASMI .

Описанные выше истории — далеко не всё, что происходило в регионе при Морозове. Это лишь самые громкие за последние годы ситуации. Но возникает вопрос — а что же правоохранители в регионе, почему никого из «крупняка» не поймали за руку? Не говорим про Морозова, но ведь кто-то из его окружения явно мог курировать подобные инициативы местных чиновников.

Впрочем, мотивы выбора кадров во власти региона не раз вызывали вопросы. Например, мандат местного заксобрания несколько лет назад получила 23-летняя Мария Рогаткина, ранее ездившая с Морозовым по областным мероприятиям и командировкам. Все это навело недоброжелателей на мысли о том, что чиновников могут связывать не только деловые отношения, подробно об этом ранее писал The Moscow Post . В Госдуме Морозову так «не разгуляться»? 

Хуртин «чистит хвосты»?

И здесь мы наталкиваемся на главу прокуратуры Ульяновской области Сергея Хуртина, который был назначен в 2013 году уже при Морозове. И, как считается, по его же настоятельным просьбам — мол, поможет победить преступность в регионе. Однако, как утверждают авторы сайта «Улновости» , якобы Хуртин был верным другом самого Морозова, а все последнее время занимался лишь одним — якобы «подчищал коррупционные хвосты» за командой Морозова, пока тот искал протекции в федеральном центре.

В конце марта Хуртин ушел в отпуск, из которого, скорее всего, не вернется. Видимо, посчитали, что дело сделано. Впрочем, есть и другая версия: после ухода Морозова самому Хуртину протекции в регионе не дождаться. Как пишет «Рупор 73» , Хуртин может сложить полномочия из-за уголовного дела бывших прокуроров Башкирии, где сам Хуртин работал до 2013 года.

Сергей Хуртин – «верный правоохранитель» Морозова?

Фигуранты того дела обвиняются во взятках, посредничестве при взятках и злоупотреблении служебным положением. Как считает следствие, прокуроры получили денежное вознаграждение от бывшего вице-мэра Уфы за прекращение уголовного преследования чиновников администрации. Также одному обвиняемому вменяют получение взятки суммой в 5,5 млн рублей при посредничестве юриста и бизнесмена.

Если Хуртин работал с ними тогда, и мог иметь отношение к той ситуации, не могла ли практика «прекращения уголовного преследования чиновников», появиться и в Ульяновске — после возвращения туда прокурора?

А ведь Хуртин мог бы подчистить «хвосты» и за самим губернатором Морозовым и его семейством, которому приписывают владение крупным бизнесом в регионе. Как утверждают авторы сайта «Улновости» , якобы основной кормилицей в семье является супруга Морозова:

«Несмотря на то, что в качестве индивидуального предпринимателя она официально самоликвидировалась еще в 2009 году, а единственное юрлицо, в котором она значится учредителем – ООО «РСК «Мой город» не ведет никакой деятельности (выручка по итогам 2019 года — ноль), доходы супруги губернатора Морозова за тот самый 2019 год выросли в четыре раза. С 2 млн 737 млн руб. в 2018 году до 9 млн. 88 тыс. рублей в 2019-ом. Из транспортных средств у Елены Морозовой все тот же мотовездеход ATV 700 Dinly ASA9CX и Лексус RX 200T».

Кроме того, бывшей супруге же приписывают владение элитным спа-салоном в городе, который якобы назван по первым буквам имен дочерей Сергея Морозова — ЭЛина, АНфиса и ДАрья. Не говоря уже о слухах, что основной бизнес записан на тёщу губернатора, простую димитровградскую пенсионерку, которую могут звать Валентина Гильдина.

По совпадению обстоятельств женщина с таким же именем и фамилией оказалась совладелицей ульяновского ООО «Старый Симбирск». У последнего, совершенно случайно, оказались госконтракты с Управделами Ульяновской области.

В свете вышеизложенного становится понятным и желание Морозова стать депутатом Госдумы. По слухам, он был не против и места сенатора. А причина может быть в иммунитете, который даёт такая высокая позиция в «случае чего». Теперь же, когда в регионе наверняка будет проведена масштабная ревизия деятельности прошлого руководства, такой «случай» может вскоре представиться.

Подписывайтесь на наши каналы ЯНДЕКС.ДЗЕН , ПУЛЬС , GOOGLE NEWS

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *