Почему в Украине не обнародуют списки агентов КГБ?

Архив

В Латвии начали публиковать, так называемые, чекистские мешки — максимально полную базу данных бывшего республиканского КГБ. В нее входят имена и активных на тот момент агентов, и исключенных, а также данные о потенциальных кандидатах для привлечения и «внештатных оперативных работников КГБ». Латвийцы были просто шокированы тем, кого из известных людей страны они увидели среди кремлевской агентуры — духовенство, спортсмены, актеры и тому подобное.

В Украине же националисты также неоднократно требовали опубликовать список бывших агентов КГБ СССР. В частности, тех, которые находились или находятся на государственных должностях. Однако этого не произошло.

Почему до сих пор в Украине не известны фамилии бывших агентов КГБ? Могут ли такие люди и сегодня работать в украинских госструктурах? И при каких условиях возможно рассекречивание таких агентов? Об этом наш корреспондент спрашивал у генерала СБУ Александра Скипальского, историка Руслана Забилого, экс-заместителя главы СБУ Виктора Ягунея и историка Ярослава Сватка.

Почему в Украине до сих пор не обнародовали имена бывших агентов КГБ?

Александр Скипальский:
Начиная с 1988 года, когда во время «перестройки» начались демократические процессы, из отдельных республик СССР (а в Украине прежде всего с западных областей) уже тогда начали вывозить наиболее секретные материалы, касающиеся национально-освободительного движения, агентуры и тому подобное. Чтобы их не захватили и не произошло утечки информации. Начиная с 1990-го был приказ из Москвы пересмотреть материалы и уничтожать их. И КГБ УССР этим активно занималось. Хотя значительную часть таких материалов в свое время продублировали.

Руслан Забилый:
Республиканское КГБ УССР, имея опыт того, что произошло в Латвии в 1991 году, оперативно и быстро сработало. Картотеки агентуры УССР, которые были не очень важны, уничтожили в 1991-м: сожгли согласно одному из приказов руководителей тогдашнего СССР. А те, которые имели важное оперативное значение, тогдашний председатель республиканского КГБ Николай Галушко вывез в Россию. Поэтому сейчас какой-то агентурной картотеки сотрудников КГБ не существует.

Все же, можно было бы имена таких агентов установить?

Руслан Забилый:
Хотя и неполный, но все же частично сохранился массив оперативных документов в Отраслевом государственном архиве СБУ. А это значит, что можно выяснить, кто занимался агентурной деятельностью в соответствии с этими документами. Можно было бы восстановить частично и установить агентов советской сети, советских спецслужб по разным направлениям деятельности. Например, тех, которые помогали бороться с диссидентами и националистами до конца существования Советского Союза. Можно восстановить и найти информацию об агентах и ​​их деятельность по преодоления Украинской греко-католической церкви и других религиозных движений. И тех, которые боролись с «Влияние Запада» и другие. В общем спектр очень широк. И Отраслевой государственный архив в этом контексте неизведанным почвой учитывая огромный массив документов.

Поэтому работа в этом плане только начинается. Главное, чтобы был и интерес общества к этой проблематике. Потому что никаких ограничений будто и нет. Ведь есть закон из пакета законов о декоммунизации, что касается доступа к архивам бывших карательно-репрессивных органов.

Можно было бы в агентов найти бывших и нынешних работников госструктур?

Ярослав Сватко:
Государственные органы УССР перешли в провозглашенную независимую Украину со всем персоналом. КГБ УССР переименовали в СБУ, но все, кто хотел остаться работать, остались. Вместе со своими списками, информаторами, агентами и тому подобное. И кто их мог заставить открыть списки информаторов, если они имели свой парламент, правительство, президента?

Виктор Ягуней:
Среди работников госструктур таких лиц найти можно. Поэтому мы никогда не получим доступа к этой информации. Ведь, несмотря на то, что эти картотеки в свое время вывезли в Москву, такой информацией пользуется ФСБ России. И благодаря ей время от времени Москва давит на этих людей, или просто получает нужную информацию.

Если интерпретировать ту информацию, которую получили после обнародования латвийских карточек, то, наверное, можно было бы и в нашем правительстве, и в церковных, и в культурных и образовательных кругах найти агентов. Причем здесь стоит отметить, что в агентурный аппарат Советского Союза можно было завербовать человека, которому исполнилось 18 лет. Поэтому таким людям сейчас около 45-50 лет. И они опасны для государства, особенно, если находятся «на верхах», так как могут иметь контакт с врагом. И это уже вопрос к нашей СБУ, которая имеет такие контакты проявлять.

Александр Скипальский:

Более 90% сотрудников КГБ 1991 года принял независимую Украину и присягу. И бывшие агенты КГБ до сих пор еще работают в украинских госструктурах на разных должностях. И при этом некоторые работают на Украине, а некоторые еще и почти открыто — на Россию. Поэтому в Украине нужно было не безрезультативный закон о люстрации принимать, а создавать специальную комиссию. Анализировать материалы, опрашивать бывших сотрудников КГБ, которые остались в Украине, которых еще много, и которые знают об этой агентуру.

Ярослав Сватко:
Не исключено, что часть доносчиков КГБ подписалась «нести» информацию в СБУ, и если они исправно это делают, то, конечно, в СБУ их не собираются сдавать. Реально обнародовать без большого ущерба для оперативной работы можно тех агентов, которые уже не живут, но здесь другой фактор: в СБУ работает много людей, чьи родители работали в КГБ или для КГБ. И они не хотят «светить» фамилий родственников.

При каких обстоятельствах фамилии агентов, в том числе и ту информацию, в России, могли бы рассекретить?

Виктор Ягуней:
Мы уже убедились, что обнародование незначительного количества латвийских карточек вызвало значительный резонанс в российском обществе. Потому что часть этих агентов вернулась из Латвии сейчас живет в России. Представьте себе, что будет, если обнародуют украинские карточки? Поэтому в нынешних условиях это просто невозможно. Обнародование таких карт возможно только после смены власти в действительно демократическое.

Ярослав Сватко:
Формально этот вопрос в Украине могла бы решить одним законом Верховная Рада. Но до сих пор не известно, когда она будет рассматривать Закон о приведении СБУ к стандартам НАТО. Что уж говорить про более революционный закон. Есть там и много «демагогов» о правах человека и о праве на защиту личной информации, которые этот закон просто заговорят. И только в том случае, когда народ Украины проголосует за таких депутатов, которые будут баллотироваться не за гречку, а за идею Самостоятельной Украины, такой закон примут, а имена агентов КГБ обнародуют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *