Польский урок для украинцев

В Польше правящая партия «Право и справедливость» пыталась протащить изменения в судебное законодательство. В частности, правящими элитами планировалось внести новые законы о Верховном суде, Национальном совете судопроизводства и судах общей юрисдикции. Если коротко об их сути, то после изменений в законодательстве судебную власть будет контролировать фактически польский парламент, где большинство составляет партия Качиньского.

Против этих законодательных инициатив «ПиС» и о возможных санкциях против поляков в случае их принятия сразу заговорили в Европейском союзе и Соединенных Штатах Америки. Примечательно, что из всех европейских государств судебную реформу Качиньского поддержал только венгерский премьер-министр Виктор Орбан, который заявил, «что будет защищать Польшу от инквизиции ЕС».

Не были равнодушными и сами поляки. Почти две недели тысячи польских граждан протестовали против судебных законов «ПиС» в Варшаве. А три бывших президента Польши — Лех Валенса, Александр Квасьневский и Бронислав Коморовский — вообще заявили, что этими законодательными инициативами партия Ярослава Качиньского хочет установить диктатуру в стране.

Как следствие, президент Польши Дуда под давлением общественности и мира 25 июля ветировал два из трех «судебных» законов.

О массовых акциях протеста в Польше против законов «ПиС» и об их последствиях для Украины «Kordon.org.ua» спрашивал у международного эксперта, дипломата Александра Хары, кандидата исторических наук, директора Центра стратегических разработок Андрея Ницоя, политического обозревателя Александра Аронца и члена правления Фонда поддержки демократических инициатив, эксперта Информационного Центра «Междуморья» Алексея Куренной.

После того, как правящая польская партия «ПиС» пыталась взять под контроль суды, все заговорили, что Польша тяготеет к диктатуре. Что это значит?

Александр Хара:

Напомню, что такие негативные процессы, как установление авторитаризма, происходят не только в Польше, но и в той же Венгрии. Это уже общенациональный тренд. Это происходит для того, чтобы политическая власть получила больше влияния, могла усилить себя, чтобы иметь возможность находиться у власти длительное время. И, конечно, это далеко не положительное явление ни для граждан этих стран, ни для их соседей, в частности Украины.

Андрей Ницой:

То, что произошло в Польше, означает, что попытки ввести диктатуру в странах Евросоюза обречены на провал. Не хочу сказать, что они невозможны и их в дальнейшем не будет, но протянуть это сложно.

Власть в посткоммунистической Польше втайне пыталась использовать авторитарные процедуры и инструменты. Но все же массовость протеста остановила инициаторов этого всего. Попытка нажать на демократическое польское общество была неудачной. Потому демократическая нация, которая уже построила себе эффективные институты, не может допустить возвращения назад.

Собственно, эти события в Польше побуждать мир следить в дальнейшем за польской верхушкой, чтобы не допустить попрания демократии в самом Европейском Союзе. То есть я думаю, что в Европе обязательно подскажут польским «товарищам», как правильно себя вести в ЕС.

Но не только мировое сообщество была против, но и поляки вышли на массовые акции протеста?

Алексей Куренной:

Польское общество, как и украинское, в отличие от российского, не является целостным и единодушным. Впрочем, в отличие от украинских, все слои и политические течения польского общества смогли объединиться в 1990-е годы вокруг идеи евроинтеграции и вступления в НАТО. Однако, первые идейные разногласия уже не заставили себя ждать уже вскоре после достижения этих международных приоритетов — во второй половине 2000-х. Так, в польском обществе последовательно усиливалось правоконсервативным крыло, воплощенное в настоящее время доминирующей в Польше партией «Право и Справедливость». На первых своих выборах со времени создания в 2001 году партия получила 9,5% голосов, в дальнейшем набирала не менее 27%. В 2005 году партия получила власть в составе коалиции, а в 2015 — с результатом в 27% смогла сформировать однопартийное правительство.

Несмотря на декларируемую консервативность и умеренный национализм, значительное влияние на идеологию и популистские направления партии «ПиС» в Польше имеют среды «кресовякив» и другие радикальные шовинисты и исторические ревизионисты, чья антиукраинская риторика сейчас только усиливается. Вспомним заявления как главы «ПиС» Я. Качиньского, так и главы польского МИД В. Ващиковского о невозможности для Украины «вступить в ЕС с Бандерой».

Но затаенное идейно-политические разногласия сказались сейчас: продолжаются многотысячные протесты в Польше против судебной реформы — проголосованоих парламентом законов, по которым Верховный суд подчиняться Министерству юстиции. Протесты имеют выразительный либеральный характер, сопровождаются флагами ЕС.

Однако сейчас прецеденты Орбана и Качиньского показали: в чистом виде «союз шовинизм» в Восточной Европе вряд ли возможен, в отличие от сотрудничества патриотов-националистов Украины, Балтии, Грузии, других стран гипотетического Междуморья.

Александр Хара:

В Польше общество мобилизовалось и не позволило провести те реформы, которые осквернили систему правосудия, не допустило возможности влияния политической власти на работу судебной ветви. Массовые протесты поляков, мировой давление достигли определенной цели. И президент Дуда решил ветировать два закона, благодаря которым политическая власть имела возможность влиять на параметры судебной системы. Конечно, это является победой тех людей, которые вышли на улицы. И еще это хороший знак для Брюсселя и Вашингтона, поскольку там очень критически относились к планам такой реформы. В ЕС и США делали заявления, что польские законы «ПиС» является недемократическими и даже угрожали лишить Польшу права голоса в Совете ЕС. То есть эта польская реформа могла бы иметь негативные последствия не только внутри страны, но и во внешней политике.

Александр Аронець:

Поляки зрелое гражданское общество. Поэтому наибольшее сопротивление в обществе произошел при попытке узурпации судебной власти — в отличие от Украины, где украинцы фактически умолчали, когда в 2010 году Янукович узурпировал Конституционный суд, который обеспечил ему диктаторские полномочия. Собственно, независимость судебной ветви власти — самая условие для стабильного экономического и политического развития страны. То, чего в Украине и сейчас нет, в Польше есть. И поляки это ценят.

Что эти события в Польше значат для нашей страны?

Александр Хара:

Концентрация власти в одних руках в соседней стране, как показывает печальный опыт с Россией, — это не позитив для Украины. Тем более, если мы посмотрим, какие взгляды исповедует польский правящая партия «ПиС», а они точно не украинским. Стоит только вспомнить высказывание одного из руководителей Польши, заявил, что «с Бандерой Украине нечего делать в европейском сообществе». Хотя, как по мне, все идет к тому, что с Качиньским Европа может лишиться Польши.

В конце концов, последствия из-за антиукраинской политике «ПиС» будут не только для Украины, но и для поляков. Сейчас мы находимся в состоянии «горячей» войны с Россией, а Польша в состоянии «холодной». И, конечно, если будет не только антиукраинская риторика, а некие действия со стороны польской стороны — этот окончательно обострит отношения с Украиной. Также это негативно скажется на обоих странах с точки зрения мобилизации совместных сил. Это негативным образом скажется и на ЕС, как на объединении, которое в современном мире еще не нашло новых ориентиров. К тому же, в Польше есть определенный конфликт интересов с Германией, и если он усилится, то это будет означать, что ЕС является неоднородным.

И самое главное — конфликт интересов уже усилился: в Польше в свое время была идея Междуморья, куда входила и Украина. Но впоследствии Варшава предложила проект Триморья — это проект, который включает страны ЕС и НАТО. Согласно ему, Украина уже не является полноправным членом, а страной, которая может присоединиться. Это тоже негативный сигнал для нашего государства.

Александр Аронець:

Нам грозит ультрапопулизм польской власти в исторических вопросах, ведь это питает агрессию у поляков в отношении к украинским. Как следствие, это делает невозможным налаживание стратегического сотрудничества в формировании еще одного объединения — Балто-Черноморского союза. Собственно, этот союз выгоден и нам, и полякам. Ведь такое объединение защитит наши границы от посягательств со стороны российского агрессора и обезопасит от повторения печальной истории, когда после потери независимости Украины, впрочем, и Польша оказывалась под российской оккупацией.

Сценарии развития украинского-польских отношений возможны в дальнейшем?

Алексей Куренной:

Последние события показали, что такая внутренняя польский ситуация, которая есть сейчас, в среднесрочной перспективе является очень важным для Украины. По сути, в польско-украинских отношениях есть два сценария развития событий: в дальнейшем ориентироваться на «ПиС» и правых консерваторов, осуществлять попытки помириться с ними ценой определенных уступок, или же ждать «пока тело недруга проплывет Вислой» и уже сейчас выстраивать общение с проевропейскими либерал-демократами, скорее рано, чем поздно, возьмут власть в Польше.

Вместе с тем, здесь трудно не провести параллели: поляки вышли на акцию протеста против судебной реформы и фактически победили, а украинцы только сетуют на продажные суды, но не протестуют. Почему?

Александр Хара:

Собственно, поляки через суды уже вышли на улицы, а украинцы еще не вышли. И для Украинской это плохо, поскольку без изменения работы нашей судебной системы невозможно представить улучшения ситуации в политическом, экономическом секторе. А нынешняя украинская судебная система построена так, что она чрезвычайно зависима как от прокуратуры, президента, так от различных политических игроков. А поляки этого не допустили.

Жаль, что украинское общество не реагирует на это, что является негативным явлением для самой Украины. К тому же, неизвестно, какую судебную реформу готовят нам наши чиновники и или через нее же не придется выйти на улицы, как это было в Польше.

Андрей Ницой:

Добавлю, что поляки уже более двух десятилетий живут в условиях правовой политики и правосудия, в Украине одном ее гражданину неизвестно, что такое настоящее правосудие. У нас суды ранее руководствовались генеральной линией коммунистической партии, а затем, по мере их финансовой и политической коррумпированности, подчинялись администрациям президента, прокуратуре, милиции, полиции и просто богачам. Поэтому украинцы не протестуют против того, чего они не понимают. Протестный потенциал Украинский выражается по-другому, чем в странах правовой демократии. У нас он выливается в бунты, которые перерастают в революции. Нам еще нужно приобретать политической протестной культуры. Ведь нам не нравится коррупция, а где митинги против коррупции? Где массовые выступления украинский в защиту украинского языка? Их тоже нет, но миллионы украинский является дискриминированы тотальным засильем русского языка. Эти и другие сверхважные проблемы «на паузе». Но когда «накипи», мы получим не просто протест, а революцию, приведет к смене власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: