«Отец нации» объявил предвыборную кампанию

На смену беспорядкам из-за протягивания скандальной образовательной реформы пришел беспорядок из уст гаранта. Традиционное послание Президента к Верховной Раде дало старт новому политическому сезону, а заодно — и новой президентской кампании господина Порошенко.

Глава государства говорил много, затянуто и очень сладко. Громкие обещания, слава депутатам и «бешеный успех». Ни слова о реальных огромных поражениях.

«В двух словах — это было фарисейство» — прокомментировал один из нардепов. А сам Президент заявил, что к выборам готовится уже.

Так на чем акцентировать, чем «покупать» и где уже слукавил в своем обращении? Вместе с военным экспертом Олегом Ждановым, политобозревателем Александром Аронцом, аналитиком Ярославом Макитрой, председателем правления Майдана иностранных дел Богданом Яременко, политологами Михаилом Басарабом и Александром Солонько «Kordon.org.ua» проанализировал основные положения гаранта.

Путин нападет!

Пренебрегать угрозой со стороны РФ нельзя. Тем более, что Кремль до сих пор размышляет над полномасштабным вторжением в Украине! «Под видом стратегических командно-штабных учений (Запад-2017 в Беларуси, — ред.) Не исключается создание новых ударных группировок российских войск для вторжения на территорию Украины»

Александр Солонько:

Очевидный шантаж и запугивание, которым что Президент, что все правящий класс занимается не первый год. Они постоянно кричат: если не я — то станет хуже, или если не я — то еще помогу, чтобы стало хуже.

У нашего правящего класса очень интересная форма шизофрении. Они себе выстраивают внутренний мир и не хотят смотреть на то, что снаружи. Но должны, потому что зависят финансово. У них появляется два варианта отождествление с Украиной. Первый: сознательное отрыва себя и своих детей от Украины, организация им жизнь и обучение за рубежом, и принятие здесь законов, которые никоим образом не касаться их семей. Второй: когда встает вопрос о возможности потери власти, то начинают хвататься и заявлять: нас не станет — не станет Украина. Так они публично отождествляют себя с государством перед народом. Между строками читается: вот как не мы — то еще поможем все завалить, потому что вы нас прогнали. Это откровенная угроза и шантаж. Конечно, те учения несут угрозу, даже белорусы испытывают беспокойство. Но это должно равняться к реальности, а не произноситься для запугивания украинский. Он должен предлагать реальные шаги.

Ярослав Макитра:

Обучение армии РФ на территории Беларуси действительно несут угрозу не только Украины, но и государствам ЕС. В РФ в целом очень распространенная практика — взимание войск ближе к территории противника под видом учений. Именно с «учений» Россия начинала войну с Грузией. Поэтому Украина должна быть готова к разным сценариям, ведь беспрецедентный масштаб и близость к нашим границам настораживает. Но не уверен, что кому-то, кроме отдельных лиц в Кремле, известны планы, точные даты и вероятность наступления в краткосрочной перспективе.

Александр Аронець:

На мой взгляд, Путину не нужны обучение в Беларуси как повод к началу масштабного наступления. Да, это хорошая возможность для него и его войск разведать новую для себя белорусскую территорию, и потенциальная возможность оставить там свои войска. Но не думаю, что перед президентскими выборами в России Путин пойдет на эскалацию конфликта. Поэтому со стороны Порошенко упоминание учений «Запад-2017» — это страшилка для того, чтобы заявить оппозиции: сидите тихо, потому что Путин нападет.

Кроме того, стоит отметить, что Порошенко снова акцентировал на безальтернативности
«Минского формата» переговоров, что, на мой взгляд, является огромной ошибкой как Президента, так и украинской дипломатии, и ведет к одному — вечной войны, выгодной как Порошенко, так и Путину.

Михаил Басараб:

Риски и угрозы действительно есть. На угрозе опрокидывания в Беларусь ВС ЧФ под предлогом учений отмечают и западные эксперты. Мы не можем исключать, что же произойдет гибридная оккупация РБ путем согласованного введения военнослужащих. Это элемент силовой дипломатии Путина не только по Украине, но и других наших европейских соседей. Это имитация угрозы наступления и на нас, и на Европу. Россия выводит военных ближе к Калининградской области, на границу Польши, Литвы, Украины, и так имитирует вероятность прорыва через Сувальского ворота — от границы с Беларусью в Калининградскую область. Такое направление удара Путина по Европе проговаривают очень давно.

Олег Жданов:

Не раскачивайте лодку — Путин нападет! Любимая сказка Президента. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов агрессивные планы РФ, но это очень далекая перспектива. Тех темпов, которыми они развивают свои вооруженные силы, это, слава Богу, остается максимум планами на бумаге. Они разве могут в минитиатюри разыграть эти планы на каких учениях, как вот в Беларуси. Но эти 13 000 военных, о которых они заявляют — одна укомплектована дивизия. Говорить о том, чтобы одной дивизией пойти на континентальную войну … и, простите, гитлеровская Германия 9 лет готовилась к войне.

Я понимаю позицию Президента: он боится очередного Майдана, так и запугивает общество, чтобы молчало и боялось высунуть нос. Реальных оснований, чтобы говорить о таких вещах сегодня, не существует вообще. Учитывать неадекватность поведения РФ и ее лидера необходимо полностью. Нужно развивать обороноспособность страны, повышать какие вооружение ВСУ, но так пугать общество — недопустимо.

Крым — сами отдадут!

«Надо сделать Крым непосильной ношей для РФ. Как преступник выбрасывает украденное, когда оно начинает ему печь, так и Россия может отказаться от Крыма, если он станет ей печь»

Александр Аронець:

Что касается Крыма, то удивляет, что Президент исключает возможность возвращения полуострова военным путем, одновременно — сам утверждает, что Россия добровольно из Крыма не пойдет. Таким образом Порошенко расписывается в собственной несостоятельности вернуть Крым. А по неподъемной ноши — здесь согласен. Но опять же, Порошенко на словах говорит, что Крым следует сделать бременем для РФ, а на самом деле торговые, экономические отношения между Украиной и оккупированным Крымом не прекращает, давая возможность оккупационной власти за счет Украины держать население под контролем.

Ярослав Макитра:

Очевидно, что под «неподъемной ношей» Президент подразумевает создание политико-дипломатических и финансово-экономических проблем для самого полуострова и РФ в целом. Вероятно, можно предположить новые санкции Запада, ограничение или даже полное энергетическое, водное и т.д. блокировки Крыму со стороны Украины. Однако Кремль до конца держаться за Крым, сколько бы это ему не стоило. Смею предположить, что при жизни Путина только мирным путем Крым не вернуть. Что касается позиции самих крымчан, то здесь ситуация двоякая. Часть из них действительно считает, что «хоть камни с неба», чтобы в РФ, поэтому для этой категории вообще не важны действия Украины. А остальных можно разделить на 2 категории ( «чтобы больше денег в кармане» и тех, кто мечтает о возвращении в Украину). Последние при блокаде полуострова переживать за то, чтобы не было блокады лично их при попытке держать связь с материковой Украиной (доступ к украинским образования, в паспорта и т.д.). Категория «чтобы было больше денег» реагирует на это тоже неоднородно, потому что одним стало жить лучше, другим — хуже, и виновные для них часто оба государства. Поэтому не думаю, что дальнейшее санкционирования или блокировки Крыму может серьезно изменить ситуацию для нас в положительную или отрицательную сторону. Здесь все зависит от целого ряда производных факторов, которые трудно предусмотреть наверняка.

Александр Солонько:

Чтобы об этом вообще говорить, надо себя адекватно вести. Мы требуем от Запада санкций, зато украинские олигархи, которые держат контрольный пакет акций в украинской власти, спокойно работают себе с российскими коллегами, которые им гораздо ближе, чем украинцы. Там есть и бизнес партнеры Порошенко. О чем речь, когда гарант назначает на минские переговоры откровенно антиукраинских персон …

Михаил Басараб:

Политика в отношении оккупированных территорий должна заключаться в жестких санкциях и блокаде, об этом говорится давно. По Крыму такие меры действительно принимались, но над ними иногда нет должного контроля. Иногда происходит нарушение режима блокады. Тут вопрос в правоохранительных и контролирующих органов: почему не отслеживают такие нарушения? Несмотря на то, должны понимать, что Украинская санкций в этом вопросе мало. Чтобы РФ отказалась от оккупации Крыма, наши западные партнеры и прежде всего США должны расширить давление на Россию. Только солидарен влияние на Кремль даст положительный для нас результат. Россия уже тратит на Крым около 3 млрд долларов ежегодно, плюс санкции, проблемы с сообщением с полуостровом.

Олег Жданов:

К сожалению, обещать — не значит жениться. Президент говорит об этом уже 3,5 года, а при том мы до сих пор поставляем Крыму газ и электроэнергию. А вообще — очередная обещание, которое полностью не выполнят. Если бы хотели сделать Крым неподъемным для России — сделали бы это еще в 2014-м. И тогда Крым был бы реально бременем для России. А мы взамен не только помогаем РФ удерживать Крым, но и позволяем строить им тот гигантский Крымский мост.

Избирательная кампания: вперед!

«Надо обеспечить свободную, прозрачную, конкурентную и честную кампанию. А я настроен именно так. К ней надо готовиться уже сегодня »

Александр Солонько:

Очевидно, что одной из топ-тем продвижения Порошенко на следующий срок будут евроинтеграционные моменты, интеграция в НАТО. Власти уже украла легитимность в иностранных политиков, журналистов, активистов, то теперь начинает воровать ее у националистов. Президент активно заходит на это поле: язык, культура, украинское кино, разрекламированная провальная образовательная реформа. Теперь лепят из Президента инноватора и хозяйственника. Похоже, будто из головы колхоза пытаются слепить государственного строительного. Внешний патриотизм, война, Крым, вечный Минск, какая там деоккупация, где опять не называют войну войной. Упражнения в диалектике, лишь бы не называть вещи своими именами. Попытаются еще раз доказать украинском, что войну можно выключить, как рубильник.

Богдан Яременко:

Он акцентировать на освещении борьбы с коррупцией, играть на патриотических чувствах и заявлять о противодействии российской агрессии.

Михаил Басараб:

Вероятно, в своей предвыборной пропаганде Президент будет делать акцент на оборонном компоненте и своему мирному плане. Это, конечно, диссонирует между собой. Но хорошо понимаем, что Порошенко не отходить от так называемых минских договоренностей и пытаться достичь успеха в их реализации. Также носиться с миротворческой миссией в Донбассе. Плюс — сотрудничество с Западом в давлении на РФ.

Вряд ли Президенту все же удастся похвастаться чем-то серьезным. Он будет делать ставку на имиджевые детали — то, чем и занимается в последнее время. Реализация конкретных задач и достижение конкретных целей в него подменяется красивыми, на первый взгляд, заявлениями.

Ярослав Макитра:

В своей кампании Президент подчеркивать евроатлантической интеграции (подготовка вступления в НАТО и ЕС, предоставление Безвизовые, начало действия Соглашения о евроинтеграции), реформировании основных отраслей хозяйства и функционировании органов власти, повышении соцстандартов (попытка перехватить инициативу в Правительства в этих вопросах) и путях урегулирования конфликта на Востоке Украины.

А к тому Порошенко применять обвинения в популизме политических конкурентов, дискредитацию общественных активистов, задают неудобные вопросы, постоянно пугать «рукой Москвы» и большой войной, попытается взять под контроль ключевые медиа.

Олег Жданов:

Он будет руководствоваться своими обещаниями. Вот чего не отнимешь у Петра Алексеевича — это умение красиво говорить и много обещать. Он убедит любого, и бабушка расплачется от его слов. У него сокровенное число — 144. 144 требования ЕС по Безвизовые, 144 реформы. Я больше, чем уверен, что общество не воспримет этого снова. Люди уже с сарказмом слушают эти речи о «жизни по-новому». Понятно, что депутаты таки живут по-новому, а страна живет все хуже и хуже. Поднимут вот пенсию на 100 грн, потом еще на 100 грн. Поднимут минималку, заберут с нее налог и останется то же. Денег в государстве нет, то с чего жить лучше? Все строиться на красивых словах, но общество их вряд ли примет.

Не вас ли посадят — так преемников!

«Чтобы облегчить для вас принятия этого решения (о снятии депутатской неприкосновенности, — ред.), Чтобы у вас не было ощущения, что оно каким-то образом направлено против вас, я очень простое предложение. Давайте примем это решение с введением его в действие 1 января 2020 для депутатов уже новой Верховной Рады »

Богдан Яременко:

Это торгашество Президента. Такие решения откладываются только в случае, когда речь идет об увеличении зарплаты тем, кто их принимает, чтобы не было возмущения общества. Снятие неприкосновенности ныне всеми способами пытаются сделать проблемой. Гарант же лично хвалил Парламент за то, что он беспрецедентно большое количество запросов на привлечение к уголовной ответственности согласовал. То есть он сам отвергает тезис о том, что это какая-то катастрофа.

Если депутаты боятся, что отмена иммунитета может стать механизмом давления на них, то, как компенсационный механизм, это решение не надо оттягивать, наоборот же — надо еще и внедрить закон об импичменте Президенту, расширить полномочия парламента в контроле за правоохранительными органами. Это компенсировало бы им те возможные страхи предвзятости. То, что предлагает Президент, — откровенное лукавство, обман и политический торг.

Александр Солонько:

Зачем делать это в 2020 году, если есть соответствующий законопроект, для которого собрали 150 подписей нардепов? Президент решил гарантировать парламентариям, что этот законопроект не будет направлен лично против них. Фактически, это гарантия консенсуса, который сейчас царит во власти, прозрачный намек депутатам, что все остается на своих местах. Вероятно, еще будет какая-то активность Луценко с представлениями, но депутаты услышали то, что имели услышать.

Олег Жданов:

Как известно, закон обратной силы не имеет. Поэтому для следующего созыва они гипотетически могут снять ту неприкосновенность, чтобы избранники, которые придут им на смену, уже не имели таких преференций. Вот вам и старт предвыборной кампании. Сможет ли он убедить в этом Совет …? У нас огромное количество каденций по депутатскому мандату, поэтому некоторые избранники плавно перетекают из одного созыва в другое. Захотят ли они голосовать против себя — еще под вопросом. Посмотрим, насколько Порошенко сможет управлять Радой этого сезона.

Михаил Басараб:

Это поощрение для депутатов нынешнего созыва, чтобы все-таки проголосовали за неприкосновенность. Очевидно, Президент планирует похвастаться этим перед электоратом, так же дотискатиме эту тему. А чтобы парламентарии согласились — предусмотрено применение этой нормы вплоть для следующего созыва.

Ярослав Макитра:

Президент четко осознает, что этот состав сам себе неприкосновенность не снимет, разве «под давлением улицы». Однако, стоит отметить, что общественные беспорядки опасны и для самого Президента. Поэтому он будет продолжать пытаться взять Парламент под контроль и удерживать его путем «выбивания» отдельных несговорчивых депутатов. А всем остальным он дал понять, что не тронет их. Фактически, Порошенко гарантировал политическую неприкосновенность этого Парламента взамен за лояльность во время избирательной кампании. И именно под конец президентской кампании может серьезно встать вопрос о снятии неприкосновенности уже для следующего состава ВРУ.

Однако Президент может и изменить сценарий поведения, взяв курс на резкие шаги как о перевыборах, так и о снятии неприкосновенности и т.п., когда понимать, что полная дискредитация парламента и его роспуск спасет его президентскую карьеру. И здесь могут быть разные варианты, вплоть до проведения Всеукраинского референдума. Такое развитие событий пока считаем запасной вариант.

Александр Аронець:

Здесь опять же популистская заявление о снятии неприкосновенности, которая будет выполнена так, как и все его предыдущие обещания: выполнена не будет.

Московские попы? нормально

«Я не подпишу законопроект, которым предлагается согласовывать кандидатуры епископов и священников государственными органами (речь идет о законопроектах №4511 и №4128, по которым государство может получить влияние на деятельность УПЦ Московского патриархата, — ред.). Это не дело государства »

Михаил Басараб:

Мы знаем, что наш Президент — прихожанин московской церкви. Скорее всего, у него до сих пор остаются тесные взаимоотношения с духовенством этой конфессии. Очень жаль, что гарант демонстрирует лояльность к Московскому патриархату, который является одним из инструментов гибридной агрессии Кремля против Украины на протяжении многих десятилетий. Жаль, что он до сих пор терпит эту враждебную структуру. В условиях войны отношение к кремлевской агентуры на территории Украины должно быть совсем другим.

Богдан Яременко:

Порошенко заявил о нецелесообразности влияния государства на религию, но и выступил против МП. Он не столько планирует что-то сделать, сколько хочет показать поклонникам то, что им понравится. Потому что значительная часть электората таки являются оппонентами МП. Собственно говоря, он во всех вопросах ориентируется на то, что хочет услышать избиратель. На словах. К действиям доходит не всегда. То, что он говорит, вовсе не означает, что оно будет выполнено. За три года он ничего для этого не сделал.

Александр Солонько:

В религиозных вопросах Президент пытается усесться на нескольких стульях одновременно. На каждый большой религиозный праздник он обязательно объедет крупнейшие храмы всех религиозных конфессий, в том числе и МП. Тут опять двойные стандарты: с одной стороны — отстаивание украинской церкви, с другой — невмешательство в религиозные вопросы. Позиция — «и вашим, и нашим». УПЦ МП не является церковью в чистом виде. Это фактически структура ФСБ РФ. В Киево-Печерской Лавре МП договор на аренду двух храмов и еще каких-то помещений. В целом весь заповедник находится под контролем Минкульта. Имела бы возможность ФСБ контролировать храмовый комплекс без лояльности украинского правительства? Конечно, нет. Среди Киева до сих пор стоит Россотрудничество, которое так же является структурой ФСБ, открыто проводит антиукраинские мероприятия. Американцы видворюють российских дипломатов — мы аплодируем. Доходит до украинофобских структур в нашем же государстве — способствуем. Поэтому те заявления логические только с точки зрения Порошенко как «отца нации».

Именно такой образ пытаются нарисовать гаранту пиарщики и политтехнологи.

Александр Аронець:

Опять-таки: громкие слова, обещания, а на самом деле — невмешательство в вопросы сепаратистской церкви Московского Патриархата, которая пропагандирует русский мир, прославляет Путина и его подчиненного, так называемого патриарха Кирилла, помогает террористам. Порошенко просто оставляет на откуп агентам Кремля вопрос национальной безопасности.

Ярослав Макитра:

По ситуации вокруг контроля над Церковью, то отказ главы государства от резких движений обусловлена ​​двумя основными факторами. Внутренний: в Украине очень большое количество верных УПЦ МП, и пока будут всевозможные запреты, прямые притеснения, это грозит созданием тысяч «мучеников за веру», которые могут принести гаранту много бед. Внешняя: прямое вмешательство государства в дела УПЦ МП может серьезно повредить признанию патриархии УПЦ КП Константинополем, а такую ​​цель озвучил Президент. Ну и третий опосредованный фактор: как минимум до своего избрания Порошенко был верным УПЦ МП и понимает многие вещи в Церкви изнутри и как верующий может иметь определенные симпатии к конкретной Церкви.

Кстати говоря:

Политический аналитик, бывший нардеп Олесь Доний в эфире одного из украинских телеканалов заявил, что Президент Порошенко построил во дворе своего поместья личную церковь Московского Патриархата. «Да я просто ошалел! У него она во дворе — церковь Московского патриархата. Я лично ее видел. Только зашел в ту церковь — сразу же вышел. И там служба велась на русском языке!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: