Олигархические телеканалы никогда не будут сообщать честных новостей. Их нужно закрыть и создать новые

Олигархические телеканалы

Политические и новостные программы на ТВ не имеют ничего общего с независимой журналистикой, свободой слова и свободным обменом мнений. Украинцев заставляют жить в сконструированной реальности, и просматривая различные каналы, невозможно разобраться, что происходит в стране. Суть событий тонет в демагогии, навязанных владельцем рамках, месиве из чернухи и криминальной хроники. Это все также не имеет ничего общего с бизнесом. Лицензии на вещание в этих условиях можно сравнить с лицензиями на право добавлять вирусы гепатита в питьевую воду — и раздавать ее людям, чтобы потом продать лекарства. А информация в современном мире ценна не меньше, чем чистая вода.

Цель этого текста — начать дискуссию о том, как искоренить влияние олигархов из медиа-пространства. Не один десяток лет каждый украинский телеканал ведет политику, которая выгодна его владельцу. На выборах паника у владельца обостряется, поэтому журналисты активно продвигают его информационную повестку дня. В этом году все было, как всегда, только Общественное выбилась из ряда — организовало дебаты, и сделало это качественно.

1 + 1 продвигал Зеленского и валил Порошенко, каналы Пинчука давали слово всем, кто платил, не показывали негатива относительно кандидатов. «Украина» Ахметова тоже придерживалась этой политики, за исключением критики Бойко, с которым у Ахметова политический конфликт. А Интер критиковал Вилкула, протеже Ахметова. Это — отнюдь не независимая журналистика. И это знают все.

Но из поля зрения заинтересованной общественности выпадает важный факт: владельцы вкладывают в свои каналы миллиона долларов, а прибыли не получают, разве что выходят в ноль в избирательный год. Об этом говорят топ-менеджеры всех каналов на медиа-тусовках и в своих коллективах. И как они могут быть прибыльными? Рекламный рынок в Украине небольшой, каналов много, производство дорого.

С точки зрения олигархов, телеканал — это печь, в которой сгорают деньги, много денег. Но они продолжают их туда бросать. Потому что, доступ к широкой аудитории позволяет владельцам ТВ 1) влиять на политические расклады, а следовательно, иметь доступ к ресурсам государства; 2) решать проблемы своего бизнеса (как это было, когда правительство пыталось сбросить менеджмент государственной компании «Укрнафта», который работал на Коломойского, а не на госбюджет) 3) воплощать личные прихоти (Ринат Ахметов любит, чтобы широко показывали его благотворительные дела на Донбассе).

Во время выборов Порошенко часто выступал на «Украине». Канал Ахметова дорого взял с избирательного фонда Порошенко за это. Но будьте уверены — Ахметов рассчитывает на нечто большее, чем просто оплата рекламного времени, ведь он предоставил важную услугу в трудный момент: открыл окно к широкой аудитории. Внимание массы избирателей в обмен на будущие услуги, за которые будут расплачиваться те же избиратели, которые смотрят ТВ. Такая модель уже не первый десяток лет сложилась в отношениях между владельцами каналов и политиками.

Конечно, политик у власти может попытались забрать канал. Но это не так легко, он несет репутационные риски, осуждение международных партнеров, заявления «Репортеров без границ» и т. П. Легче договориться. Поэтому — договариваются. Однако, в этой логике нет места независимой журналистике, никто без воли собственника не поставит острых вопросов Порошенко или Тимошенко, никто не станет вынюхивать подробности финансирования кампании Зеленского и его образа жизни, никто не будет гоняться за ним, чтобы записать спонтанный набор фраз — то есть, живет интервью «ю.

Недавно руководитель уважительной социологической организации КМИС Владимир Паниотто, высказал мнение о том, что украинцы верят в те «факты» повседневной жизни, которые в действительности не соответствуют действительности. Например, опросы показывают, что количество бедных уменьшается, — а люди вместо этого считают, что увеличивается. Причина — в телевидении, постоянно освещает плохие новости. По последним данным социологических опросов, 73% населения черпает информацию из телевидения.

Паниотто высказал то, о чем многие думали: люди не видят положительных изменений в жизни, потому что о них не сообщают по телевидению. Наоборот: с экранов льется сплошной поток негатива. В баланс власти в Украине встроенный сложный механизм отношений олигархата и Президента. Любой Президент всегда пытается ослабить олигархов, а олигархи — Президента. Механизм сложный и предусматривает различные союзы, смычки, наезды силовиков, взаимные услуги и уступки. И ТВ — сильный рычаг в руках олигархов, всех в целом и каждого в частности.

Логика отношений олигархов и Президента диктует логику новостей на телеканалах: власть надо ослаблять. Но валить в лоб Первую Личность — значит вызвать персональную вражду, потому этого не делают. Просто показывают, как все плохо в стране. Тем более, всегда можно найти, что показывать — и это хорошо заходит в аудитории. Таким образом, и текущие рейтинги растут, и достигается стратегическая цель.

Нельзя утверждать, что свобода слова на ТВ полностью умерла. Редакции имеют определенную степень свободы, но не по тем, которые интересуют их владельца. Заинтересованная общественность уже десятилетиями борется за качественную подачу информации в теленовостях. О плохом качестве телевизионных новостей написано километры текста, не один год мониторятся заказные сюжеты, которые выходят в новостях общенациональных каналов.

Существовало несколько журналистских движений, которые пытались покончить с цензурой. Но все напрасно. Пропаганда все больше заменяет журналистику. Это сложный процесс: если журналист один раз поддался давлению, пошел на незначительный компромисс, то в дальнейшем его способность свободно мыслить будет уменьшаться, а склонность к подобным компромиссам — расти; таким образом, он постепенно превращается в винтик машины пропаганды. А те, кто на компромиссы не идут, рано или поздно уходят из профессии. Часто — в пиар, на большие зарплаты.

В редакциях новостей царит далеко не свободная творческая атмосфера. И зарплаты рядовых журналистов не такие уж и большие. Соответственно, возникает большая текучесть кадров: на каналы приходит много неопытных репортеров, которые не имеют представления, что такое качественная журналистика. Поэтому качество их работы — соответствующая. Помню, несколько лет назад мы организовывали презентацию проекта о доступности побережья Днепра в столице, на нее пришло около 10 камер.

Мы подробно рассказали о проекте, еще и раздали пресс-релизы. И ни один сюжет не вышел без ошибки. Одни даже умудрились в своем материале перепутать проценты и километра. Четыре года назад сломана почта российских пропагандистов показала сенсационное открытие: Интер создавал специальные программы для промо политика, речь идет про Каплина. Сегодня этим уже никого не удивишь: в НьюсВани «жил» Рабинович, а теперь практически поселился Медведчук. 1 + 1 стал персональным окном Зеленского.

Многие политики стремятся вести какую-то программу, они и владельцы каналов считают — и часто небезосновательно — что регулярная торговля лицом в «ящике» увеличивает рейтинг. Например, Сергей Лещенко имеет свою программу на канале 24. Одним словом, света в конце эфира не видно. Информационным пространством заправляют олигархи и нанятые ими политтехнологи, они актуализируют темы, как им выгодны, и умалчивают невыгодны.

Повторим, что все это не имеет ничего общего с независимой журналистикой, свободой слова и свободным обменом мнений. Украинские заставляют жить в сконструированной реальности, и просматривая различные каналы, невозможно разобраться, что происходит в стране. Суть событий тонет в демагогии, навязанных владельцем рамках, месиве из чернухи и криминальной хроники. Теоретически, Нацсовет по вопросам телевидения имеет все эти вопросы регулировать и указывать на нарушения, но не способен это делать ни сейчас, ни в будущем. Манипулятивные технологии меняются быстрее, чем на них могут реагировать бюрократы, тем более, в нашей слабой стране.

Это все тоже нет ничего общего с бизнесом. Лицензии на вещание в этих условиях можно сравнить с лицензиями на право добавлять вирусы гепатита в питьевую воду — и раздавать ее людям, чтобы потом продать лекарства. А информация в современном мире ценна не меньше, чем чистая вода.

Что с этим всем делать?
Рынок нужно переформатировать. Концепция капитализма заключается в том, что владелец капитала его использует для приумножения своего богатства и благосостояния общества, то есть, для общественного блага. Какое общественное благо приносят олигархические телеканалы?

С одной стороны так, медиа — это частная собственность, но с другой — это не вилла, в которой живет богач, и не завод, который дает работу и приносит прибыль. Поэтому полноценно принцип незыблемости собственности к телеканалам в нашем случае применяться не может. Они получили доступ к общественному ресурса — частот. Но используют не для общественного блага и не для бизнеса, следовательно, частоты у них нужно забрать.

Для существования демократии жизненно необходима свобода слова. Это краеугольный камень, на котором держится демократия. Формально наши телеканалы и их новости независимы, и вроде обеспечивают эту свободу слова. Но только формально. Только притворяются. Пора честно сказать, что большая часть общественно-политического эфира на основных каналах не имеет ничего общего со свободой слова и независимой журналистикой. Этот факт нужно признать.

Переформатирование рынка заключается в том, чтобы закрыть все общенациональные каналы, имеющие политические программы, кроме Общественного. Вместо этого создать еще два. Как закрыть — вопрос отдельной дискуссии. После второй мировой во Франции предприятия, чьи владельцы сотрудничали с нацистами, были национализированы. То есть, принцип незыблемости собственности даже в Западной Европе никогда не был абсолютным. Но во французском случае предприятия хотя бы приносили прибыль. В нашем «телебизнесе» каналы денег не приносят, но используются для манипуляций.

Таким образом, мы будем иметь три общенациональные каналы, которые будут делить весь рекламный рынок, смогут поднять цены на рекламу и таким образом приблизиться к прибыльности. Форма собственности этих трех телеканалов может быть разной, и это предмет для дискуссии.

Мое предложение следующая:
Канал 1 «Общественное. ТВ» оставляем, как есть. Напомню, что несмотря на финансирование из бюджета, только Наблюдательный совет, который формируется с помощью сложного механизма, может назначать руководителей. А это достаточно сильная гарантия независимости.

Канал 2. Условно называем «Общественное 2». Принципы, гарантирующие независимость, примерно те же, что и у нынешнего Общественного. У канала может быть смешанная форма собственности. Например, частные владельцы и специально созданный для основания канала Общественный фонд.

В мире есть разные модели собственности и распределения голосов акционеров. Например, 11% акций компании Volgswagen относятся земли Нижняя Саксония, но она имеет 20% голоса. Большинство голосов можно отдать Общественному Фонду. Также в немецких компаниях профсоюзы своих представителей в Наблюдательных советах. Этот механизм можно позаимствовать для «Общественного 2». Дополнительно, для обеспечения большей независимости, в наблюдательный совет канала можно включить журналистов, работающих над общественно-политическими программами.

Оба канала получают финансирование из госбюджета, но тот, который достигает лучших показателей рейтинга, получает больше. При этом, чтобы не было низкокачественного контента в погоне за рейтингом и деньгами, прописываются требования, какого типа передачи должны быть на каналах: новости, политические дискуссии, детские программы, для людей старшего возраста и тому подобное. Все это — предмет для детальных дискуссий. Для новостей уместно разработать детальные стандарты.

Канал 3. Созданный с привлечением частных инвесторов. Но, как уже предлагал Зеленский, каждый из инвесторов не может владеть более чем, скажем, 20%. Тоже работает по определенным требованиям к типам программ. Каналы с чисто развлекательным контентом в этой реформе не затрагиваются.

А лет через 10 можно открыть рынок для всех желающих. Таким образом, большинство населения будет знать, что происходит в стране (так сейчас часть людей из разрозненный медиапространство этого не представляет), журналисты будут иметь значительно большую степень свободы.

Поскольку каналов будет только три они будут больший доход от рекламы и смогут взять на работу лучших журналистов и топ-менеджеров. Конечно, не все пойдет гладко. Например, новости нынешнего Общественного, в котором вообще обходится политика, это ненормально. Впрочем, ненормально и поиск негатива и игнорирование позитивных изменений, страх признать, что правительство или президент что-то сделали правильно. При такой модели вес различных организаций, мониторят контент, будет расти, и будут иметь смысл дискуссии о журналистских стандартах.

Предлагаемый вариант не вызовет восторга ни у владельцев телеканалов, ни в политических игроков, которые привыкли относиться к телеканалов и журналистов как к инструментам, а не как к отдельной силы. И по-другому делать чистые новости у нас не получится. Кстати, во многих странах Европы на рынке телеканалов существенно присутствуют государственные СМИ.

Франция
Канал TF1, частный, владельцы TF1 Group, 20.2% доля просмотров в 2018.

Канал France 2, государство, владелец France Télévisions, 13.5% доля просмотров.

Канал France 3, государство, France Télévisions, 9.4% доля просмотров в 2018.

Польша
Канал Polsat, частный, 10,23% доля просмотров в 2018.

Канал TVP1, государство, 9,73% доля просмотров в 2018.

Канал TVN, частный (принадлежит международной компании Discovery Inc.), 9,38% доля просмотров в 2018.

Великобритания
BBC 1, государственный, 21.97% процент от просмотров за январь 2019.

ITV, частный, 11.53% процент от просмотров за январь 2019.

BBC 2, государственный, 5.80% процент от просмотров за январь 2019.

Германия
ZDF, владелец ZDF, государственная / cуспильна, 15.0% доля просмотров в январе 2019.

Das Erste, владелец ARD, государственная / cуспильна, 12.0% доля просмотров в январе 2019.

RTL, владелец RTL Group, частная, 9.6% доля просмотров в январе 2019.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *