Непокоренный Сергей Шимчак: “На войну пошли втроем: я, кум и сосед”

Сергей Шимчак

Он сменил снайперскую винтовку на спортивный лук. И теперь его главная цель — «золото» Игр непокоренных. Хотя еще три года назад врачи поставили Сергею совсем неутешительный диагноз: этот украинский защитник больше не будет ходить. 40-летний воин ВСУ Сергей Шимчак из Львова не только встал на ноги после серьезной болезни в АТО, а снова борется за Украину. Теперь — на спортивной арене, как участник Игр непокоренных в Сиднее.

«Злой, недобрый, иногда храплю!», — крепко натягивая лук, шутит — «асфальтный ребенок», как уже успел окрестить себя Сергей. О его любви к этому оружию свидетельствует даже татуировка на руке. А когда-то никто бы и подумать не мог, что человек так тесно свяжет свою жизнь со стрельбой из лука.

Еще до войны Сергей учился в техникуме, впоследствии попал на срочную службу в войска. Затем служил в государственной службе охраны, при этом еще и успел получить образование во Львовском университете внутренних дел.

Шесть дней подготовки — и на Восток

2014 года Сергей, как и другие патриоты, пошел защищать Украину. «На войну решили идти трое: я, кум и сосед. Жена не отказывала. Знала, что пойду в любом случае. Ждала лишь момента», — признается он. Причем у мужа за плечами уже был армейский опыт и любовь к оружию. «Стрелял в тирах. Сначала ходил с отчимом, потом — уже сам. Поэтому и позитивное, даже любовное отношение к оружию выработалось», — рассказывает Сергей.

В августе мужчина поступил в Львовский добровольческий батальон территориальной обороны «Воля», который впоследствии стал частью ВСУ. «Знаете, какая у нас подготовка была? Шесть дней на областном сборном пункте — и сразу же на Восток. «Мега-подготовка». Однако мужчина убежден: тех, кто тогда шел на войну, обучать военному делу уже не было смысла. «Это уже третья волна была. На войну шли те, кто действительно что-то в военном плане знал и умел», — уточняет воин.

Три дня — мощные обстрелы с территории РФ

Воевал Шимчак почти на всей территории Луганской области: от Победы и Луганского аэропорта — до Лисичанска, Северодонецка, Крымского и тому подобное. Он вспоминает: именно тогда, когда приехали с собратьями на Восток, враг «Смерчами» разбомбил поселок Победа. «Тогда в сентябре три дня не прекращались мощные обстрелы с территории Российской Федерации», — добавляет он.

На войне, говорит Сергей, которому доверили роль снайпера, помогал «голый патриотизм». «Если началось с Востока, рано или поздно дошло бы и до Заката. А я не хотел, чтобы это все было здесь, в моем родном городе, где живет моя семья и друзья», — отмечает воин. Он вспоминает, что когда приехали в охваченный войной город, единственное, что ощутил, — злоба. Однако не все местные оценили желание наших воинов защитить их от агрессора. Сначала таких было лишь 50 %. «Однако уже в 2015 году ситуация улучшилась в нашу пользу», — говорит военный.

«Долой советскую гадость!»

«2014-го там, на Донбассе, даже нашли настоящую семью патриотов, — продолжает Шимчак. — До линии прямого столкновения-менее 10 км. А у хозяина на дворе — красно-черный и желто-голубой флаги развеваются! И на заборе пишет: «Долой советскую гадость!» С тех пор ездили только к нему, чтобы хоть воды набрать».

Хотя воин хорошо помнит и другие моменты «общения» с местными. И на вопрос «были Ли случаи вроде «бандеровцы, до утра не доживете», говорит: «Были! Ой, еще и не такое было!» Хотя о них Сергей рассказывать не хочет. «Навевает очень неприятные воспоминания, о которых не хочу вспоминать, — признается он. — Потому что у каждого есть такие моменты, свои, о которых вспоминать не хочется».

Среди таких у Сергея есть и оборона Луганского аэропорта. Этот период войны он характеризует лишь одним словом: «Страшно». «И тогда, на войне была задача: каждый выполнял свою работу», — добавляет мужчина. Однако многочасовые патрулирования со снайперской винтовкой наложили серьезный отпечаток на здоровье воина. «Парадокс. В конце марта, когда с подружкой были на очередном выходе, услышал, что у меня начали неметь пальцы на одной руке. На следующий день — на другой руке. А на третий день уже практически не мог подняться».

И уже совсем невеселым выдался для Шимчака День смеха 2015-го. Ведь его из-под Крымского эвакуировали волонтеры. «Это как раз было 1 апреля. Приехали волонтеры, «за шкирку» загрузили и повезли в Лисичанске. А это же прифронтовой город. И именно тогда, когда освобождали, вражеская сторона отходила и обстреливала город. Они специально разворачивали автоматы и стреляли по жилым кварталам. Прямым попаданием не обошли и больницу», — вспоминает боец. И его таки спасла семья медиков-волонтеров. «Вызвали борт и таким образом меня доставили в Харьков. На то время я был почти полностью парализован», — признается Сергей.

Очень редкое заболевание

Именно в Харькове, в единственном в Украине институте неврологии и взялись спасать бойца. Хотя даже профессора не сразу поняли, что с ним. «Врачи неделю не могли назвать диагноза. Ведь у меня было очень редкое заболевание-синдром Гиена-Барре (1916 года же. Гийен, Ж.-А. Барре и а. Штроль описали особую форму первичного полирадикулоневрита у двух солдат французской армии). И в Украине я — второй за 50 лет, кто им заболел», — делится воин.

Он хорошо помнит: тогда выводы медиков были совсем не утешительными. «Жена спрашивала у врачей, смогу ли я ходить? А ей ответили: «Просите Бога, чтобы он хотя бы встал (на ноги)». А я сказал: «Ану, раз так, то будет с точностью до наоборот!» Я же человек упрямый. Упрямства у меня хоть отбавляй», — отмечает герой.

Именно с тех пор, несмотря на пессимизм врачей и с Верой у себя Сергей Шимчак, наперекор всем прогнозам решил: ходить. В мае продолжил лечение уже в родном Львове. «Тогда я не мог сам ходить. Хотя в дальнейшем пробовал хотя бы вставать на ноги. Впервые — 2 сентября 2015 года. Неудачно. Упал. Но ведь пробовал», — признается он.

Несмотря на усилия воина, врачи дали ценный совет: «Вот когда на специальном тренажере сможешь толкнуть больший вес, чем вес твоего тела, тогда и можно пробовать вставать». «Сначала, — признается мужчина, — едва смог 30,5 кг толкнуть. Но решил: «Ну, неудачно, ну, рухнул. Но кто никогда не падал, тот никогда не поднимался».

И уже в январе упрямство и выдержка дали результат: Сергей таки встал на ноги. Тогда еще не знал, чем будет заниматься дальше. Думал только о реабилитации. Пытался закрепить ноги, чтобы научиться ходить без костылей. В начале реабилитации даже думал вернуться на фронт, потому что собратья для него уже успели стать второй семьей.

«Выгнали» из армии

«Я сначала думал, что это какое-то несерьезное заболевание. Подлечат — и я — ласты в руки, и назад к своим. Но меня таки «выгнали» из армии. Это мы так шутим. Меня уволили в связи со снятием с военного учета. И даже в военное время я не годен (для службы). Но это тоже не доказано!», — убежден Сергей.

Для лучшей реабилитации ему посоветовали освоить двухколесный транспорт. «И получилось так, что я на велосипеде стал лучше ездить, чем ходить». Хотя, чтобы не раскрывать всех трудностей при его «укрощении», повторяет: «Кто ни разу не падал, тот никогда не поднимался!»

Именно тогда, 2017-го, Сергею предложить попробовать силы в отборе на Игры непокоренных. «Кто-то из собратьев сбросил ссылку и говорит:» Давай попробуем?» А я отвечаю: «Ты шутишь? Я только ходить более или менее нормально научился! А ты мне говоришь идти на отбор!», — вспоминает мужчина.

Игры непокоренных

Но его таки убедили. И Шимчак попробовал свои силы в национальном отборе Игр-2017. «Я тогда в своей категории завоевал «золото» в велоспорте и «серебро» по толканию ядра. Но, к сожалению, отбор не прошел. И получил еще одну мотивацию, чтобы попробовать в следующем году», — говорит воин.

Он хорошо помнит: несмотря на любовь к оружию, ему практически запрещено было стрелять из лука. «Я носил специальный ортез, который фиксирует руку от предплечья до кисти. И мне сказали, что по правилам, таким нельзя», — уточняет спортсмен.

И несмотря на все препоны Сергей уже год уверенно держит лук в руках и попадает в цель. Признается: «Я хотел стрелять! Хотя все было против. А я сказал: «Буду!». И продолжает: «Тогда познакомился с Дмитрием Афанасьевым, который в 2017 году именно был в резерве сборной. Он и познакомил меня с моим нынешним тренером. И, благодаря ей, за довольно короткий срок достиг неплохого уровня в стрельбе из лука. В этом году уже стрелял на международных соревнованиях».

Сергей не скрывает: лечение после тяжелой болезни в АТО продолжается и сейчас. Иногда организм дает сбой — даже так, что человек не может подняться. Однако без стрельбы из лука себя уже не представляет. «После того, как несколько раз попробовал, затянуло так, ой!!! Иногда тренера в воскресенье отрывал, чтобы пойти пострелять из лука», — признается мужчина.

Готов на все ради победы

Сейчас бывший снайпер Сергей Шимчак нацелен на «золото» в составе сборной Украины на Играх непокоренных в Сиднее. Туда поехал с мегапозитивным, победным настроением. В ожидании новых знакомств и друзей. И конечно, общение с иностранными воинами о методах реабилитации в их странах.

«Я на все готов», — шутит Сергей. Кроме этого, не прочь победить еще и на Паралимпийских играх в Токио 2020 года. При этом уверен: «Спорт вообще надо популяризировать, как один из видов реабилитации». Прочим же воинам, которые возвращаются домой с войны, советует: «Не замыкайтесь в себе! Ищите себя в чем-то другом!». К слову, Сергей Шимчак на Играх непокоренных финишировал четвертым в велогонке. Впереди — соревнования по стрельбе из лука.

«Игры непокоренных» (Invictus Games) — это международные игры в паралимпийском стиле, в которых принимают участие раненые военнослужащие и ветераны. В этом году соревнования стартовали в субботу, 20 октября, в Сиднее (Австралия). За медали борются 15 украинских военных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *