Назар Холодницкий: “Не я рыбок кормил, не я кабель тянул”

Назар Холодницкий, руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины

О «рюкзаках Авакова» сейчас знают даже школьники, а истории о «янтарных королях» стали настоящим фольклором нашей политики, как и формула «Роттердам+». На каком этапе сейчас находятся дела с участием топ-коррупционеров? Удастся ли наказать виновных из так называемой элиты? Об этом в экспресс-интервью рассказал Назар Холодницкий, руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины.

О Насирове

Обвинительный акт «подсудимого» составляет 774 страницы мелким шрифтом — это очень хороший ход Насирова. Мои прокуроры уже год приходят в суд и тренируются в чтении. Судья не имеет права сказать «Насиров, читай сам», и очень жаль, что так нельзя сделать. В этот период понятно, что суды пересматривают меры, браслет снимают, еще могут сказать вернуть насовсем… Надеемся, что такого не произойдет. Но факт есть фактом, дело затягивается и очень умело.

У одного из судей Насирова сейчас подходит пенсия, то есть, когда они дочитают 773 страницу, кого-то внезапно надо будет заменить и начать читать дело с начала. Не хочу, чтобы лицо, подозревающее в коррупционных преступлениях, где миллиардные убытки, через процессуальные моменты выходило сухой из воды. Моя позиция по этому делу-проста: лучше пусть долго и качественно, чем быстро и кое-как.

«Роттердам+»

Это дело — одно из двух самых резонансных, которые я хочу довести до логического завершения. Второе — это ПриватБанк. В чем, как по мне, главная схема? Уголь, который закупают в Украине с неподконтрольных территорий, продается нам так, как будто его привозят из Роттердама еще и магическим способом.

Медийно мы все знаем, кто на этом зарабатывает. Своей главной задачей я считаю доказать это еще и юридически. Если эта схема действительно незаконная и тарифы должны быть меньше, это почувствует каждый из нас. Когда мои коллеги, вместо того, чтобы решать коррупционные схемы, закладывают кабели в САП для прокуроров, которые это дело процессировали, у меня возникает много вопросов, первый из которых: «Чего на самом деле хотят прокуроры: достичь истины или скомпрометировать кого-то?»

«Рюкзаки Авакова»

Знать и доказать — две разные вещи. В чем инкриминировалось преступление? Есть так должность, как «сын министра»? Дело началось с того, что на YouTube появилось видео, на котором определенные лица обсуждали интересные вещи. Нужно было доказать, что оно настоящее, и диалог происходил именно между теми людьми. Каким же было мое удивление, когда после года расследования экспертиза дала заключение, что формат съемки не подходит, видео имеет элементы нарезок и нельзя утверждать, что эта беседа — настоящая.

Ключевое лицо, заместитель министра обороны, после того, как дал одни показания, резко изменил их, сказав, что не может подтвердить свои слова. Кроме того, провели две экспертизы, которые показали различные убытки по этой схеме. А 5 млн и 14 млн гривен — это таки большая разница. Поэтому когда дело уже было идти в суд, прокуроры обнаружили, что в них скомпрометирована экспертиза стоимости, отсутствие показаний ключевых свидетелей и доказательств, что запись в YouTube является законным источником. Звукозаписывающий устройство, по моим данным, они уничтожили. Поэтому вот что я скажу: нечего «детей» привлекать к каким-то сомнительным переговоров.

Янтарные схемы

Чтобы побороть янтарную преступность, надо принять закон и сделать прозрачными правила игры. У нас сейчас этот камень добывают на полную, и, главное, те же, кто этим занимаются, кричат, что их обворовывают. Эту отрасль надо легализовать, но кому-то явно не хочется, чтобы что-то изменилось.

По Розенблату, если бы я не был уверен, что он преступник, то не подписывал бы подозрения. У нас был пилотный проект, благодаря которому мы все обнаружили. Работали агенты под прикрытием. Сейчас на руках есть видео, по которому уже есть решение суда. Конечно, сторона защиты пряталась от получения обвинительного акта как малые дети, и даже прогнозирую, что в дальнейшем у нас еще ждут долгие слушания, перерывы, неявки адвокатов и прочее. Однако стоит помнить: если человеку сто раз скажешь, что он свинья, на сто первый он захрюкает. Если свинье скажешь, что она человек — ничего не изменится. Это как раз об этом деле.

Моей задачей как заместителя Генпрокурора и руководителя САП является показать, что в Украине закон присутствует. Не я рыбок кормил, не я кабель тянул, но готов работать. Не считаю себя “бентли”, чтобы всем нравиться, и не хочу нравиться тем, против кого мы должны начинать производство, кого должны вести в суд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: