Московскую церковь ждет развал

Московская церковь

Русская православная церковь разорвала отношения со Вселенским патриархатом после того, как патриарх Варфоломей запустил процесс предоставления Украинской православной церкви томоса об автокефалии. В Москве заявили, что они не признают власть Константинопольского патриархата за то, что те вступили в отношения с «раскольниками». Что означает разрыв отношений Московской церкви и Вселенского патриархата? Как это скажется на Украинской церкви? Об этом наш корреспондент спрашивал у религиоведа Дмитрия Горевого, заместителя директора Агентства моделирования ситуаций Алексея Голобуцкого и руководителя «Института трансформации общества Олега Соскина.

Что означает разрыв отношений между РПЦ и Вселенским патриархатом?

Дмитрий Горевой:
Разрыв евхаристического общения в светском измерении равен разрыву дипломатических отношений. Мы видим, что РПЦ пытается действовать в русле политики Российской Федерации, изолируя себя от остального мира. Для верующих РПЦ такое расторжение отношений с Константинополем означает, что им запрещено молиться и участвовать в таинствах в церквях Константинопольского патриархата, а это не только церкви на территории современной Турции, но и на севере Греции, в частности, и на святой горе Афон. Таким образом Москва изолирует своих верных от греческого православия.

Как следствие, многочисленные политики из Украины и России не будут иметь права исповедоваться, причащаться и участвовать в других религиозных действах на той же горе Афон. Также Москва вставляет себе палки в колеса и в контексте Западной Европы, где действует специфический тип общения между епископами на совещаниях. Такие епископские совещания всегда возглавляет представитель Вселенского патриархата и на них принимают важные решения, в частности, распределяют средства из бюджета, где есть церковные налоги.

В РПЦ заявили, что Вселенский патриархат из-за общения с «раскольниками» утратил свой статус. Что это может означать?

Олег Соскин:
В православном мире есть понятие Вселенского патриархата и христианской церкви как единого тела Христова» и именно РПЦ не имела никакого права идти на раскол с Константинопольским патриархатом. Они нарушили все каноны Церкви. Потому что в православном мире есть своя церковная иерархия, самым важным в ней является Вселенский патриархат, далее идет Иерусалимская церковь, Антиохийская церковь, Александрийская церковь и лишь потом — Московская.

Заявления РПЦ о прекращении общения с Константинопольским патриархатом можно расценить как попытку создать свою церковную иерархию в противовес Вселенскому патриарху, или даже занять место Константинопольского патриархата в церковной иерархии. В Москве для реализации этого используют по-сути бандитские методы: шантаж, подкуп слабых православных Церквей и тех, которые находятся под их юрисдикцией. Это можно воспринять как попытку раскола единой Православной церкви. Потому что РПЦ не является церковью-матерью. РПЦ вообще не имела права выступать против возвращения Киевской митрополии в лоно Вселенской церкви и восстановления исторической справедливости.

Московская церковь сможет заменить Вселенский патриархат?

Олег Соскин:
У Москвы ничего не выйдет. После разрыва с Константинополем РПЦ нет никакого доступа к Афону. Начав войну с Вселенским патриархатом, Русская православная церковь открыла «ящик Пандоры», потому что теперь встанет вопрос, а откуда собственно у Москвы взялась Церковь, какими методами они ее получили. Может встать вопрос о сотрудничестве московских попов с КГБ, ФСБ, о нарушении ими «тайны исповеди» и тому подобное. Московскую Церковь ждет развал. Про томос могут заговорить и в Беларуси. Ведь, если получает автокефалию Украинская церковь, то вполне логично, что такое должно произойти и в соседней стране. Недаром Кирилл проводил синод в Беларуси. Он боится и эти приходы потерять. Все идет к логическому завершению, когда все поймут, что РПЦ — это не Церковь, а пристанище спецслужб, ответвления структуры ФСБ.

Насколько серьезно разрыве отношений с Москвой ударит по Вселенскому патриархату?

Дмитрий Горевой:
Для Константинопольского патриархата разрыве отношений с РПЦ, тем более с УПЦ МП, является небольшой потерей. Разве афонские монастыри теперь будут получать меньшие деньги. Но, возможно, это будет и лучше для духовного состояния афонских монахов, ибо они и так получают зарплату с греческого бюджета. Ведь в Греции Церковь не отделена от государства. При условии общения с РПЦ монахи с Афона еще часто получали пожертвования наличными от российских бизнесменов и политиков, а чтобы отплатить за эти деньги, приветствовали Путина и высказывались в поддержку России. Сейчас этого не будет и для духовного здоровья Вселенского патриархата это будет очень хорошо.

А что будет с Московским патриархатом в Украине, ведь теперь они не «канонические»?

Дмитрий Горевой:
УПЦ МП во всем будут копировать действия РПЦ, они будут разрывать отношения с Вселенским патриархатом. Московский патриархат в Украине и дальше будет маргинализироваться, поскольку уже восстановили в каноническом статусе Филарета и Макария, в дальнейшем будет томос об автокефалии и новую Украинскую церковь признают легитимной, она будет иметь официальное общение с Константинополем. Таким образом и Церковь, которая на протяжении тридцати лет била себя в грудь и орала, что она «самая каконичная», на самом деле станет оторванной от Матери-церкви. И при таких конкурентных условиях УПЦ МП не сможет дальше жить.

А вот УПЦ МП должна изменить свое название. Потому что если у нас появится настоящая Украинская церковь, то деятельность еще одной «украинской» церкви, которая подчиняется Москве является недопустимой. В Парламенте уже два года лежит законопроект о переименовании религиозных организаций, центры которых находятся в стране-агрессоре. Таким образом, МП может быть официально переименован в Украинскую православную церковь Московского патриархата или Российскую православную церковь в Украине.

Алексей Голобуцкий:
Количество приходов Московского патриархата в Украине за последние десять лет существенно уменьшилось. Если будет Украинская автокефальная церковь, то понятно, что они и дальше будут уменьшаться. И то, что печально известный настоятель Киево-Печерской Лавры «Паша-мерседес» стал молиться за украинских воинов, свидетельствует о том, что они либо готовятся к переходу в новую Церковь, или просто боятся потерять денежные потоки и начали изображать из себя «патриотов».

Возможно, в отношении Московского патриархата и действительно примут закон о Церкви с центром в России. Хотя по-сути, когда в Украине будет каноническая Украинская православная автокефальная церковь, статус УПЦ МП существенно снизится, в частности, и через разрыв с Константинополем. И здесь должны выбирать уже самые верные. Потому что с одной стороны будет Вселенский патриархат, имеющий исторические полномочия в православном мире, а с другой – Московский патриархат, который всех, кроме себя, считает неправильными, «раскольниками» и зачитывает анафемы. Истинные верующие должны сами решить, что им ближе.

На кого тогда рассчитаны такие резкие заявления РПЦ о разрыве отношений с Константинополем?

Алексей Голобуцкий:
Действия и заявления РПЦ относительно разрыва отношений с Константинопольским патриархатом рассчитаны на внутреннего потребителя. Это продолжение кремлевской политики изоляционизма, которую начал Путин. Россиян и тех людей, которые в других странах ходят к московской церкви, пугают тем, что в мире повсюду коварство, им нужно сплотиться вокруг Путина и Церкви. Это свидетельствует и о том, что РПЦ абсолютно подконтрольна Кремлю. Своими действиями РПЦ разрушила свой же миф о «третий Рим». Вероятно, в РПЦ и до сих пор рассчитывают, конфликтами, деньгами и кровопролитием еще можно повернуть ситуацию на свою сторону. Они это делали в течение длительного времени. Но сейчас у них крайне мало шансов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *