Московский патриархат в Украине: «пятая колонна» под прикрытием власти?

Призывы украинцам молиться царю за Россию, доведение до самоубийства воина АТО, пренебрежительное отношение к погибшему в украинско-российской войне защитника и распространение листовок о том, что на украинском языке нельзя молиться … И это далеко не полный перечень информации о антиукраинской деятельности, которую за всего лишь несколько дней провела в Украине церковь Московского патриархата.

И, наконец, для толерантных украинцев пренебрежение со стороны московских попов никогда не была открытием. Со времен независимости московские «батюшки» уверенно себя чувствовали в Украине. Они, осев в наших святынях, вместо того, чтобы молиться, заявляли, что «такой страны, как Украина, такого языка, как украинский — на самом деле нет, а независимость — она ​​не надолго. Ведь есть единственный «русский народ».

Однако толерантные и либеральные украинцы молчали, ведь это религия, выбор каждого. Молчали украинцы, и когда в 2014 началась украинская-российская война, а руководитель УПЦ МП Онуфрий отказался в Верховной Раде чествовать погибших воинов АТО. Молчали, когда в Почаевскую лавру московский патриархат завез титушок, чтобы бить местных жителей, которые решили покинуть «каноническую церьковь». Молчим и сейчас. Хотя недавно в Минкульте заявили, что у них есть информация о сотрудничестве московских попов с сепаратистами. Однако традиционно — дальше заявлений дело не пошло.

Мы уже писали о том, как законно можно избавиться влияния церкви Московского патриархата на территории Украины. Но, судя по ситуации, ни население, ни власть проблем в деятельности УПЦ МП не замечают. Почему Московский патриархат в Украине свободно продолжает свою антиукраинскую деятельность? И что с этим делать? Об этом журналист «Вголосу» общался с украинским диссидентом, правозащитником, Героем Украины Степан Хмара, политическим экспертом Олесь Доний, политологом Михаилом Басарабом и общественным активистом, лидером формации «С14» Евгением Карасиным.

Доведение воина АТО к самоубийству, пренебрежение к погибшему украинского солдата на Львовщине, распространение листовок откровенно антиукраинского содержания … Почему Московский патриархат несмотря на Майдан, несмотря на войну с Россией, позволяет себе такое поведение в Украине?

Степан Хмара:

Вызывающее поведение московских попов, как и то, что Кремль в Украине на полную использует этих агентов ФСБ, означает одно: у нас нет действительно украинской власти. Это означает также, что у нас нет СБУ. Ведь заявления так называемой УПЦ МП — это уже готовый материал для наших спецслужб, чтобы навсегда прекратить деятельность попов-агентов Кремля в нашей стране.

Власть совместно с СБУ должны очень серьезно заняться этими попами-провокаторами. Потому что эта «церковь» — это действительно взрывное антигосударственное группировки. Мне уже противно за этим наблюдать. Ведь вместо заняться «пятой колонной», наша СБУ обслуживает банду, которая разворовывает страну. Вы только подумайте, никто из бывшей банды Януковича не привлечен к ответственности за антигосударственную деятельность, никто из «пятой колонны» не наказан. Никто!

Михаил Басараб:

Московский патриархат является составной довольно развитой агентурной сети российских спецслужб на территории Украины, в которую входят политики, бизнесмены, журналисты, общественные активисты. Всем им противостоят не так Украинские спецслужбы, как коллективный иммунитет украинской нации, закаленный веками непрерывного геноцида и этноцида. Украинское государство сейчас держится на сознательных гражданах и патриотах. Я это утверждаю.

Евгений Карась:

Для понимания ситуации приведу один пример. В Киеве в парке Победы без документов восторженно часть зеленой зоны под «храм с общежитием для семинаристов» Московского патриархата. Ее настоятель, этот «батюшка», проходит по уголовному делу о мошенничестве с восторгом квартиры у женщины. Эту застройку МП ранее охраняли представители «Верните казачества». На данный момент часть из них в изоляторе СБУ за подготовку теракта в Киеве. Остальные — воюют за сепаратистов. В свое время мы дважды получали обещание от тогдашнего руководителя КГГА Александра Попова, который состоится демонтаж незаконной постройки. Конечно, ничего не было сделано. Отсюда и ответы на многие вопросы. Проблема в том, что такие «батюшки» не верят в украинский закон. Они знают, что их надежда и опора — это коррупция и пророссийские силы в Украине.

church_pravosl.jpg

Православные церкви в Украине. Исследования проводились четыре украинские компании: SOCIS, группа «Рейтинг», Центр Разумкова и КМИС в 2015 году

Но почему тогда их антиукраинской поведения не замечает украинский постмайданная власть?

Олесь Доний:

Московская церковь ведет себя так, как в ней это позволяет Украинская власть и население. Напомню, что большинство церковных приходов в Украине до сих пор принадлежит Московскому патриархату. После российской агрессии, когда был подъем патриотизма, из Московского патриархата перешло всего чуть больше 70 приходов. И это со всей Украины. То есть проблема заключается в том, что население Украины не осознает, какую опасность представляет РПЦ МП.

Я уже 15 лет не переступаю порог московской церкви. Но это персональное решение. Если мы посмотрим на наших политиков, то окажется, что большая часть их являются прихожанами церкви Московского патриархата. Большое количество украинских политиков ради электоральных интересов входили в экономические отношения с этой церковью. К тому же, это политические деятели не только с пророссийского лагеря, но и так называемого патриотического лагеря.

В частности, у Петра Порошенко во дворе есть церковь Московского патриархата. И я лично имел интересную ситуацию, когда несколько лет назад на Крещение был приглашен к Порошенко. Зайдя туда, я услышал, что службу в его церкви правят русском языке. После этого я сразу вышел. Но не только Порошенко является верным церкви Московского патриархата, это, к сожалению, не единичный случай. Есть множество примеров, когда известные украинские политики за свой средства строят церкви Московского патриархата, чем дополнительно закрепляют влияние этой церкви на украинском. Соответственно, если такой пример показывает власть, разве можно ожидать национального сознания от населения?

Евгений Карась:

Сейчас мы наблюдаем определенное желание депутатов в Верховной Раде покачать позиции Кремля в вопросах церковного влияния на украинский. Но этого недостаточно, в этом вопросе нужна мощная целеустремленность и решительность. Я этого от парламента не ожидаю. Думаю эта кампания будет провальная. В конце концов, на седьмом этаже комитетов Верховной Рады среди кабинетов депутатов размещено часовню Московского патриархата …

Конечно, Московский патриархат — это одна из самых мощных сетей российского влияния в Украине. Прямо в центре Киева должны Киево-Печерскую Лавру, там сидят московские попы. Оттуда десять лет стартуют слабые попытки «русского марша». Их разгоняли, но они пробовали снова и снова. В свое время после революции Достоинства защищать Киево-Печерскую Лавру приехал лично Порошенко. Тогда у россиян были опасения, что майдановцы вернут религиозную святыню Украины. Нас тогда поразило, что единственным, кто приехал сдерживать активистов и защищать Московский патриархат, был Порошенко. Это ответ на вопрос о власти.

Михаил Басараб:

В высшем руководстве государства, включая Порошенко, еще достаточно малороссов, которые ходят молиться московским «батюшкам», считают их своими духовными наставниками. Такие политики, к сожалению, до сих пор считают, что борьба с кремлевской «церковью» — это святотатство. Хотя все вменяемые люди давно понимают и кричат, что УПЦ МП не является церковью и никогда ею не была. Это инструмент гибридной агрессии против Украины и других врагов Московского государства.

Чем может закончиться для нашего государства антиукраинская поведение московских попов?

Степан Хмара:

Московский патриархат и так ведет массовую подрывную работу среди наименее сознательной, «забитого» украинского населения. Он постоянно работает. Его деятельность стоит нам и так очень дорого, потому что это ослабляет украинские позиции в Украине.

Михаил Басараб:

Кремль уже давно использует свою «церковь» против Украины. На протяжении веков московское православие является традиционным инструментом для реализации политической и культурной экспансии Кремля в Украине. И даже в период СССР, когда Российская империя была формально атеистической, московская «церковь» находилась «под колпаком» советского государства и была переполнена агентурой КГБ. Это часто использовалось не только в шпионских целях, но и для культурной дипломатии Советского Союза по всему миру.

Что касается применения московской «церкви» в Украине, то она используется и для поддержки кремлевской агентурной сети, и для реализации политических провокаций, и в пропагандистских целях — для распространения и утверждения так называемого «русского мира». В зоне боевых действий в Донбассе культовые сооружения УПЦ МП часто используются для убежища оккупационных диверсантов, вербовка местного населения, складов оружия и пропагандистских материалов.

Олесь Доний:

Добавлю, что УП МП составляет мировоззренческую опасность для Украины. Они презирают украинскую культуру, до сих пор не считают украинский язык равноправной и полноценной. Ведь богослужения в церкви Московского патриархата может происходить только на русском или церковнославянском языках. Украинский в отдельных регионах может быть только проповедь. А это значит, что эта церковь пренебрежительно относится к украинскому языку, считая наш язык канонически недостойным. Это парадоксальная ситуация. И этой пренебрежением к языку, культуре они показывают, что им является не выгодным существование такой страны, как Украина. Этим они подтачивают сам факт существования государства. Это основная проблема.

Остальное — это поддержка идеологии своего коренного центра, ретрансляция кремлевской идеологии о «русский мир», «Украину и Россию, как единый народ» и другие. Ключевой целью деятельности церкви Московского патриархата является поглощение Россией всех наших территорий. То есть с помощью мировоззрения постепенно подчинить украинский российской сфере влияния.

В условиях, когда власть ничего не собирается делать с «пятой колонной» — церковью Московского патриархата, представляющей опасность для фактического существования государства, как нужно действовать?

Михаил Басараб:

Точкой кипения в деятельности УПЦ МП может стать какая-то очередная дерзость московских «попов». И это уже будет предельный привод, приведет массовые протесты против этой «церкви». Причины для такого протеста накопились давно. Если украинские ответственные политики и компетентные силовики не начнут в этом вопросе выполнять своих полномочий для защиты национальной государственности Украины, когда наступит тот день, когда об этом очень настойчиво попросит украинское общество.

Степан Хмара:

Эта церковь должна быть немедленно запрещена, поскольку она откровенно занимается антиукраинской деятельностью. Но для этого у нас должно быть украинская власть, которая занималась безопасностью государства. Но она этого не делает. Власть, образно говоря, надо «брать на вилы» и требовать либо работать, либо уходить.

А этих московских попов надо «метлой гнать» из Украины, потому что у нас их церкви «кишат» московской агентурой. Это не нравиться многим, их защищать. Но на это не надо обращать внимания и не смотреть, что говорить даже те же украинские СМИ. Ведь чего можно ждать от того же «NewsOne», который круглосуточно крутит маразмы своих владельцев Мураева-Рабиновича о том, что нам надо мириться с Россией, а это откровенная государственная измена.

Евгений Карась:

Надо понимать, что Московский патриархат — это практически бандитское формирование. Известно о неоднократных случаях, когда русская церковь, не выдерживая «конкуренции», шла на откровенные бандитские поступки.

Например, недавно в Черниговской области в городке Бобровица просто сожгли украинскую церковь. В Киевской области на рейдерские захваты Московского патриархата приезжал с дробовиком в руках и командой «титушок» регионал-депутат Ландик. Я видел это собственными глазами. Десятки лет русская церковь просто выбрасывала на улицы украинских священников и забирала наши церкви. Поэтому, мне кажется, эффективно простое народное возвращения церквей. Силами общины, партий, активистов, украинской церкви, судов. Всеми путями. Просто забирать те церкви, которые ранее были захвачены русскими.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: