Миротворцы, встреча с Макроном и «Северный поток – 2»: что Петр Порошенко привез из Германии

От визита Петра Порошенко в ФРГ не ждали серьезных внешнеполитических прорывов. «Дипломатическая сверка часов» – штамп, который слишком часто стал применяться по отношению к украинской внешней политике. Но, учитывая то, сколько времени мы сверяем с Западом часы, уже пора бы куда-то вместе прийти. И Германия, безусловно, – один из самых приятных для этого попутчиков.

Приезд Петра Порошенко в Германию пришелся на массовый обвал акций компаний из РФ в результате санкций США. Совокупные убытки российских олигархов превысили $16 млрд. Кроме того, Запад начал формировать единую позицию относительно предполагаемой газовой атаки в Сирии. На этом фоне голос Украины мог быть услышанным и органично вписаться в мировую повестку дня. Но переговоры с Ангелой Меркель пошли по уже традиционному сценарию. Стоит отметить, что за последние три года Порошенко и Меркель встречаются уже двенадцатый раз.

Получилось ли сохранить лояльность Меркель по Донбассу? В целом Ангела Меркель остается главным сторонником украинской позиции по вопросу Донбасса, хотя, очевидно, что в последние три года в этом вопросе Берлин во многом отдал инициативу Вашингтону. Главной целью визита Петра Порошенко было заручиться поддержкой Меркель в части введения миротворцев на Донбасс. Ключевое противоречие в этой теме: Киев видит «голубые каски» как фактор разоружения и подготовки к местным выборам, в то время как Москва хочет возложить на контингент только охрану миссии ОБСЕ.

В ходе переговоров с Меркель и министром иностранных дел Гайко Маасом украинский президент пока получил положительный ответ. «Каждое соглашение может быть соглашением, только если оно обсуждается каждым из участников. Мы никогда не будем поддерживать миссию против Украины», – заявила Меркель. Но учитывая зачаточное состояние идеи с миротворцами, очевидно, что даже немецкий канцлер не в состоянии предугадать, каким будет финальный результат. Тем более что прорабатывается сразу несколько форматов, включая линию Волкера – Суркова, о подробностях которой на данный момент мало что известно.

Что происходит с «Нормандским форматом»? Успехом переговоров с Меркель стал анонс встречи между лидерами Германии, Франции и Украины, которая должна пройти уже в мае в Аахене. Встреча уже не называется «Нормандским форматом», и на ней не будет представителя России. Для Украины этот фактор – явное повышение международного статуса. Повестка пока неизвестна, но логично предположить, что речь будет идти в том числе и о миротворческом контингенте на Донбассе. Теперь у украинских дипломатов есть месяц на то, чтобы воспользоваться этой возможностью и выйти на встречу в Аахене со свежими идеями. Это позволило бы перехватить дипломатическую инициативу и поднять субъектность. В противном случае, все закончится очередным дежавю.

Готова ли Германия учитывать позицию Киева по «Северному потоку – 2»? Уже давно стало очевидным, что Германия в вопросах политики и Германия в вопросах бизнеса – это два разных субъекта. Если в политической части немцы демонстрируют приверженность международному праву и демократическим ценностям, то в бизнесе опираются на капиталистический подход, где все проходит проверку по одному простому критерию «выгодно/невыгодно». Яркой иллюстрацией этой логики является отношение Германии к «Северному потоку – 2».

Второй целью Порошенко было хотя бы минимально отсрочить запуск российского проекта. Тезисы украинского президента находились в рамках политического дискурса. Первый: «Северный поток – 2» – это политический проект России. Второй: это взятка за лояльность. Третий: Кремль – ненадежный партнер.

Немцы ответили дипломатично и сдержанно: мы принимаем во внимание позицию Украины и выступаем за то, чтобы часть транзита шла через ее территорию. Это при том, что по оценкам «Нафтогаза Украины» в результате запуска «Северного потока – 2» Украина потеряет $3 млрд. Работа двух веток «потока» может сократить прокачку через территорию Украины до 10–15 млрд куб. м. в год, что эквивалентно 10–12% пропускной мощности украинской ГТС. При этом стоит понимать, что, несмотря на политическую лояльность к Киеву, российский проект все ближе к цели. Буквально в конце марта Федеральное ведомство Германии по судоходству и гидрографии выдало разрешение компании Nord Stream 2 на строительство и эксплуатацию трубопровода «Северный поток – 2» в исключительной экономической зоне.

Правильный разговор с немцами мог бы строиться вокруг модернизации украинской ГТС и создания консорциума с европейцами как потребителями газа. Если доказать инвестиционную привлекательность и выгоду для Германии, судьба «Северного потока – 2» могла бы оказаться незавидной. Но, к сожалению, начинать этот процесс нужно было гораздо раньше. С другой стороны, украинской власти нужно решать судьбу ГТС и понимать, что экономические интересы в современной мире порой оказываются дороже политических ценностей.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *