Миллиард евро для Украины: евродепутаты выбрали снисходительный курс

Профильный комитет Европарламента поддержал программу макрофинансовой помощи для Украины в размере миллиарда евро. Он не захотел прописывать дополнительные требования к Киеву, что может ускорить предоставление денег.

Хотя украинская экономика преодолела самый сложный кризис в 2014-2015 годах, в ближайшее время ее могут ждать новые трудности. Ведь в этом и следующем году Украина должна осуществить значительные выплаты по внешнему долгу. Международный валютный фонд (МВФ) оценивает потребности Киева в зарубежном финансировании на этот период почти в четыре миллиарда евро.

Помочь в этом может четвертая программа макрофинансовой помощи Украине от ЕС в размере одного миллиарда евро. В четверг, 17 мая, профильный комитет Европарламента по международной торговле одобрил соответствующее предложение Еврокомиссии 28 голосами, пятеро проголосовали против. Накануне совещательный комитет по иностранным делам поддержал проект 58 голосами, против проголосовали трое. И хотя эти цифры демонстрируют очень большую поддержку помощи Украине как таковой, однако не обошлось и без спора, который может задержать выделение двух траншей кредитов.

Наследие прошлого

Начиная с 2014 года, Украина получила 2,8 миллиарда евро макрофинансовой помощи от ЕС. Могла бы получить и больше, однако последний, третий транш кредита в 600 млн евро Брюссель так и не выделил. Причина заключается в том, что Украина до конца программы в январе этого года не выполнила четыре условия. В общем требований, выполнить которые Киев согласился, было аж 21.

С тех пор произошел прогресс. Так, в марте вступил в силу закон о кредитном реестре Нацбанка, поэтому сейчас это условие вполне выполнены. С другими тремя не все так просто. А их выполнения проект новой программы определяет предпосылкой для получения дальнейших кредитов.

Евросоюз настаивает, что мораторий на экспорт леса-кругляка не соответствует соглашению о зоне свободной торговли (ЗСТ), которая действует между двумя сторонами. Но вопрос отмены моратория Верховной Радой является в Украине слишком раздражающей политической темой. Целью этого моратория, введенного украинским парламентом еще в 2015 году, было «предотвращение массового неконтролируемого вывоза за границу стратегического для страны сырья леса-кругляка». В ЕС настаивают, что это решение нарушает двустороннее соглашение о ЗСТ, и призывают украинское правительство снять мораторий и решить проблему с вырубкой другими, более эффективными мерами. Для разблокирования этого вопроса Киев и Брюссель решили применить специальный механизм урегулирования споров, предусмотренный соглашением о ЗСТ.

Второе до сих пор невыполненное требование — механизм автоматической проверки электронных деклараций. В Брюсселе регулярно возмущаются, что после представления более миллиона е-деклараций проверено лишь несколько сотен. Поэтому в предложении среди предпосылок называется не только запуск автоматической системы, но и приоритет в ее работе для проверки деклараций чиновников высокого уровня.

С третьим требованием ситуация отличается, ведь она изначально была сформулирована недостаточно четко. «Относительно проверки данных, которые компании должны предоставлять об их бенефициарных владельцах, и принуждение к исполнению обязанности компаний сообщать (эти данные. Ред.). Следует признать, это до сих пор находится в зародыше на международном уровне, включая ЕС», говорится в предложении Еврокомиссии. И поскольку нет международного опыта, на который можно было бы положиться, Брюссель направил в Украину экспертов, которые должны помочь разработать соответствующие механизмы.

Вопрос времени

Следует заметить, что в законодательном акте ЕС о программе помощи все требования к его предоставления не прописываются. Для этого есть другой документ меморандум о взаимопонимании, который впоследствии должны согласовать Еврокомиссия и правительство Украины. Идея заключается в том, что в таком случае никто не может сказать, что ЕС навязывает кому какие требования, ведь Киев сам согласился на них.

Невыполнение украинскими властями своих обещаний побудило евродепутатов к более жесткому подходу. Докладчик от совещательного комитета Михаэль Галер (Michael Gahler), который поддерживает предоставление помощи Украине, внес поправку с предложением прописать три новые требования. В частности, принятие закона о Высшем антикоррупционный суд в соответствии с требованиями Венецианской комиссии, отмену обязанности подавать декларации для антикоррупционных активистов и назначения состава Центральной избирательной комиссии, где были бы справедливо представлены все парламентские политические силы.

Комитет по иностранным делам поправки галерею поддержал и просил комитет по международной торговле отложить рассмотрение на конец мая. Последний на это не согласился, на фоне одобрил предложение Еврокомиссии без поправок. Благодаря этому решению Европарламент на пленарном заседании может ее утвердить уже в июне. Тогда окончательное принятие программы возможно еще летом. Впрочем, поправки могут еще быть внесены на пленарном заседании, и тогда это задействует процедуру консультаций с другими двумя участниками законодательного процесса Еврокомиссией и Советом ЕС.

Все в руках украинской власти

Докладчик профильного комитета Ярослав Валенса не скрывал удовлетворения принятым решением. «С самого начала я понимал, насколько важно для нас двигаться настолько быстро, насколько возможно, потому что этих денег срочно нуждаются в Украине», заявил он. Но все же определенное усиление позиции Брюсселя по выполнению требований Украины есть. Евродепутат от Польши уточнил, что все три участника законодательной процедуры ЕН, ЕК и Совет ЕС планируют выдать совместное заявление. «К ней мы включили наши беспокойства относительно реформ в Украине. Это наш способ сказать нашим друзьям в Украине, что они нуждаются ускорить процесс реформ», сказал Валенса DW.

В апреле о быстрое принятие решения выделить помощь Киеву просил министр финансов Украины Александр Данилюк, убеждая евродепутатов, что «очень насущная необходимость для нас получить макрофинансовой помощи в 2018 году», в идеале в начале осени.

Михаэль Галер объясняет свою позицию так: если не только одна Еврокомиссия, но также и Европарламент вместе настаивать на названных реформах, это будет весомое влияние на украинскую власть. «Представители украинских правительства и парламента нам, в ЕС, многократно заявляли, что это возможно и есть намерение эти элементы реформ вовремя принять, прежде чем макрофинансовая помощь будет выплачена. Сейчас настало время для Украины в конце концов эти обещания выполнить», отметил Галер в беседе с DW. Если Украина реализует эти три требования, которые ЕС уже давно ожидает, до 11 июня (начало пленарной неделе), то просто исчезнет основание рассматривать поправки.

Но даже если все удастся принять вовремя, останется еще одна преграда для выделения помощи. Условием предоставления Украине кредитов от ЕС также является выполнение программы МВФ, а она сейчас практически заблокирована, поскольку Киев не выполнил свои обязательства по созданию антикоррупционного суда и приведения цен на газ к рыночным. Это понимает и Александр Данилюк. «Когда у нас есть прогресс в программе МВФ, это открывает возможности получать дополнительные ресурсы», заявил он DW в апреле.

Експерт брюссельского аналитического центра EPC Аманда Пол соглашается с позицией Галера, что требования об отмене е-деклараций для активистов и создание антикоррупционного суда должны быть прописаны в предложении. Она разочарована невыполнением Украиной своих обещаний: «Это подрывает доверие к украинскому правительству».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: