Косюк и другие. Какой должна быть государственная поддержка аграрного бизнеса

Юрий Косюк

Когда говорят о дотациях агробизнеса, то всегда вспоминают 2 млрд, выделенные в прошлом году на компанию аграрного барона Юрия Косюка. При этом мало кто знает, что 1 млрд гривен, предусмотренный на компенсацию кредитов фермерам в этом году, почти не израсходован. Мало кто из аграриев отправился на программу компенсации за покупку отечественной с.х. техники. Читайте, кто получает и как распределяют более 4 млрд. гривен, предусмотренных на поддержку сельского хозяйства, и возможно ли улучшить механизм распределения.

Вопрос о том, стоит ли выделять деньги, не стоит — мы с аграрной продукцией выходим на рынок ЕС, а там местные аграрные производители получают 18% своей прибыли за счет помощи от правительств, и мы не можем ставить свой бизнес в худшие условия. И парламент, которого перед выборами захватывает «антиоригархичная» риторика, может сделать дотации недоступными для агрохолдингов.

В понедельник 5 ноября стало известно, что в этом году агрохолдинг «Мироновский хлебопродукт» (МХП), владельцем которого является олигарх Юрий Косюк получил более 800 миллионов гривен дотаций. Особого резонанса сообщению придает то, что в 2017 году этот холдинг взял у государства на 2 миллиарда гривен поддержки.

Сюжеты о «миллиардных дотациях Косюку» стали популярной «антикоррупционной» темой для отечественных СМИ. В свою очередь, «дотации Косюку» политики и эксперты разного толка используют, чтобы отстаивать идею полного отказа от начисления дотаций украинским агропредприятиям, как неэффективного и выгодного лишь «аграрным олигархам». Например, накануне голосования за госбюджет-2019 нардеп Мустафа Найем, как член бюджетного комитета ВР, предложил добавить социализма в бюджет и«перебросить» запланированы 6,7 млрд грн для господдержки агропроизводителей — на улучшение жилищных условий полицейских.

За каждую зарегистрированную молодую корову или другую рогатый скот государство платит крестьянам 2 500 грн. в год

И, если разобраться, то целесообразными и соответствуют три варианта субсидирования аграриев:

1. Оставить текущую систему дотирования АПК без изменений;

2. Субсидии агропроизводителям заменить налоговыми послаблениями;

3 Запланированные для дотирования агрокомпаний средства перенаправить на сельское развитие.

Для начала, стоит кратко охарактеризовать бизнес МХП и очертить структуру украинского агробизнеса как получателей и неполучателей государственной поддержки. По оценкам Антимонопольного комитета Украины, «Мироновский хлебопродукт» имеет долю в 38% всего производства курятины, следовательно на рынке занимает монопольное положение.

Кроме выращивания кур, МХП также занимается яйцами, удерживает животноводческие и садоводческие хозяйства. Доминирование на рынке для МХП не означает сверхприбылей: по данным Госстата, в прошлом году рентабельность производства мяса птицы держалась на уровне 7%, убыточность производства яиц достигала 9%.

Рентабельность выращивания говядины (или, как говорят чиновники, «крупного рогатого скота» — КРС) трмалася на уровне 3%, производства молока — 26%. А «олигархический» статус не освобождает от уплаты налогов — 4,2 млрд грн по итогам 2017 года МХП перечислил в бюджет.

При этом, Косюк инвестирует свои миллиарды не только в дорогие дворцы и яхты (что мы осуждаем, ведь в бедной стране стоит жить скромнее), но и в развитие альтернативной энергетики: на МХП приходится 50% всех мощностей биогазовых установок в Украине, или же 5 МВТ энергогенерации.

Планируется, что до 2020 года на базе Винницкой птицефабрики МХП заработает биогазовая учреждение мощностью в 20 МВт. Такой вид «зеленой энергетики» в целом непривлекателен для украинского бизнеса через относительно невысокий уровень «зеленого тарифа», который для биомассы составляет 4,01 грн за кВт-ч и длительную окупаемость проекта (10-12 лет).

Аграрное лобби

Как правило, украинские агропроизводители объединяются в профильные ассоциации, цель которых — продвижение выгодных решений в сфере государственного регулирования, господдержки или же налогообложения. Аграрии с земельными владениями более 10 тысяч гектар объединены в Украинский клуб аграрного бизнеса (УКАБ, «крупные»), хозяйства с площадями от 1 тысячи до 10 тысяч гектар объединены во Всеукраинскую аграрную совет (ВАР, «середняки»), производители с наделами до тысячи гектар объединены в Аграрный союз Украины (АСУ,«мелкие»), фермерские хозяйства — в Ассоциации фермеров и частных землевладельцев (АФЗУ, «фермеры»).

Названные объединения в прессе принято обобщать как «аграрное лобби», а представители таких ассоциаций активно контактируют со всеми парламентскими силами: от БПП — к «Самопомочи» и «Оппозиционного блока». Интересно, что «фермеры» не скрывают политических симпатий к Юлии Тимошенко. Закон «О фермерстве» еще от 2001 года предусматривает для АФЗУ право на собственного заместителя министра в коллегии аграрного министерства. Впрочем, правом на собственного представителя в Минагрополитики украинские фермеры воспользовались лишь в 2017 году: заместителем министра по вопросам развития стал один из руководителей АФЗУ Виктор Шеремета.

Субсидии. История изменения правил

Итак, какой формат дотаций от государства агропроизводителям, в частности, тому же Косюку? Их механика за последние три года менялась трижды, но основополагающий принцип оставался неизменным: аграрий должен эффективно вести свое хозяйство и инвестировать в развитие собственного производства, чтобы претендовать на государственные выплаты.

До 1 января 2017 года земледельцы получали господдержку в виде «спецрежима НДС». Суть этой системы: уплаченный налог на добавленную стоимость шел не в госбюджет, а накапливался на спецсчете агропредприятия; такие средства аграрий должен был вкладывать в покупку агротехники или же ресурсов для полевых работ. Такой формат господдержки устраивал всех участников рынка, а отрасль АПК так ежегодно получала минимум 25 миллиардов гривен косвенной поддержки.

Отказаться с 1 января 2017 года от такой формы субсидирования парламент Украины был вынужден из-за требования МВФ. Затем правительство придумало так называемую «квазиакоммуляцию НДС». Всех аграриев обязали платить все налоги напрямую в госбюджет. Растениеводческие хозяйства, как очень прибыльные, избавлялись господдержки априори, животноводческие, птицеводческие и садоводческие хозяйства могли получить дотацию пропорционально выручке от своей деятельности. Формально, такая система дотирования аграриям казалась справедливой.

Впрочем, при запуске «квазиаккумуляции НДС» служащие Минфина самовольно изменили ее формат, поэтому агропроизводители могли претендовать на компенсацию лишь суммы прибыли от «дотационной» деятельности. Такая новация поставила аграриев в неравное положение: производители молока и говяжьего мяса первую половину года работают фактически «в ноль», зато птицеводы имеют прибыль круглогодично. Кроме криков о коррупции, такая система дотирования не имела ощутимых результатов. Поэтому Минагрополитики решило в 2018 году заменить ее прямыми выплатами, должны покрывать определенную часть затрат на развитие производства.

Как распределяют деньги сейчас
В бюджет заложили:

— 0,5 млрд грн для покрытия частицы затрат на содержание скота в промышленных фермах;

— 0,95 млрд грн — на покрытие доли затрат при покупке отечественной агротехники;

— 2,5 млрд грн — на покрытие 25% затрат на строительство или обновление животноводческих ферм;

— 0,3 млрд грн — на покрытие затрат на покупку новых саженцев для садов и виноградников.

Некоторое исключение сделали для мелких производителей: для поддержки фермеров отдельно предусмотрели 1 миллиард гривен, из которых 500 миллионов — на покрытие процентных ставок на кредиты. При этом, фермерским хозяйствам не запрещали подаваться на участие в программах господдержки. Если крестьянин удерживает зарегистрированную молодую скот, государство бралась покрывать годовые затраты в 2,5 тысяч гривен на содержание одного животного. Такое же расписание агродотаций Кабмин запланировал и на 2019 год.

Собственно, свои 800 миллионов в этом году Косюк получил именно по программе покрытия затрат на животноводческие фермы. Из этого следует, что на развитие своего бизнеса МХП в этом году потратило до 4 миллиардов гривен. Интересно, что летом этого года агрохолдинга Косюка отказали по другой программе держподдержки: МХП просил 127 млн грн компенсации на обновление собственных фруктовых садов.

Деньги дают, и их не берут

Из 6,7 млрд грн, заложенных в этом году на поддержку аграриев, бюджет потратил около трети. Например, из «фермерского миллиарду» выплатили лишь 12 млн грн. Оказалось, что банки не хотят давать кредиты фермерам, потому что те продают вырученный урожай за нелегальную наличность и не имеют полного пакета документов, чтобы подтвердить право собственности на их хозяйства.

Из почти миллиарда гривен на покупку украинской агротехники потратили всего 28%, или 312 млн грн: аграрии покупали преимущественно навесное оборудование к тракторам, что стоит дешево. Сложную технику, как сами тракторы или комбайны, аграрии и дальше покупают преимущественно за рубежом; иностранная агротехника имеет лучшие показатели эффективности работы. От этой программы выиграли именно фермеры: их было 60% с 2,75 тысяч хозяйств, что подавались на участие в программе. Чтобы получить такую дотацию, нужно лишь показать платежку за купленную технику, «проведенную» через один из государственных банков.

Возможно ли улучшить

Теоретически, есть три пути, как улучшить систему аграрных дотаций так, чтобы деньги доставались малым и средним агропроизводителям, а не только «аграрным олигархам».

1) Некоторые экономисты предлагают вообще отказаться от субсидирования аграриев, а высвобожденные средства направить на развитие сел и ликвидацию «узких мест» в логистике зерна. Например, украинский фермер при доставке зерна в порт теряет до 30% стоимости продукции, в то время как его американский коллега — только 9%; в то же время, более 20% сел Украины не имеют регулярных автобусных маршрутов через плохие дороги.

Впрочем, сельские общины и так могут получить на свое развитие субвенцию или из Дорожного фонда (50 миллиардов гривен), или Фонда регионального развития (6 миллиардов гривен). «Переброска» средств со счетов Минагрополитики на счета «Укрзализныци » будет бесполезной, пока госмонополист будет опираться реформированию.

Совсем отказаться от господдержки собственных агропроизводителей не получится, чтобы не потерять конкурентность на рынке ЕС, куда идет более 40% всей нашей агропродукции. Данные Организации экономического развития (ОЭСР) свидетельствуют отечественные земледельцы через несовершенное законодательство и проблемы логистики ежегодно теряют до 7% собственной прибыли, в то время как действия европейских правительств добавляют местным фермерам до 18% ежегодных прибылей;

2) Функционеры аграрных ассоциаций, в том числе «середняков», настойчиво просят Кабмин и президента, чтобы систему агродотацій заменили на налоговые льготы: речь идет либо о снижении ставки НДС на продовольствие на 10-13%, или же переход к налогу на выведенный капитал. Впрочем, Минфин опасается любых фискальных изменений накануне 2019 года — года выборов и пиковых выплат по государственным займам;

3) На этом фоне наиболее логичным является вариант «сохранить как есть» действующий формат аграрных дотаций от Минагрополитики и на 2019 год.

Действующая система выгодна тем, что стимулирует развитие малорентабельного животноводства выплатами как на содержание коров, так и развитие производственных комплексов.

Подчеркнем: агрокомпании прямо заявляли, что удерживали свои коровники скорее «как социальный проект», чем как прибыльные предприятия. По этой же мотивации аграрные рейдеры не атаковали животноводческие фермы: такие хозяйства просто не способны дать ощутимую прибыль, который бы покрыл затраты на силовой захват.

В первом чтении проекта госбюджета-2019 фигурировала идея ввести ограничение дотаций. Не давать больше 200 млн грн компенсации на животноводческие фермы для одной компании или группы связанных предприятий»; не компенсировать более чем 10 млн грн на покрытие процентов по кредитам. Такое предложение является справедливым: лимит в 200 млн грн «отсек» бы большие агрохолдинги, в которых и так все в порядке, от государственных субсидий, и снимал бы все обвинения относительно «коррупционности» программ господдержки.

Впрочем, такие предложения бюджетный комитет ВР почему-то отклонил без объяснений. Не стоит ограничить дотирования тех украинских компаний, которые инвестируют прибыли за границу, чтобы полученные дотации оставались исключительно в украинской экономике? В течение 2016-2018 годов Косюк приобрел по птицекомплексу в Голландии, Словакии и Болгарии. Ответ: нет, не стоит. Выплаченные по программам господдержки средства и так остаются в украинской экономике, поскольку дотации предоставляются только на уже построенные в Украине объекты.

Инвестиции за рубеж — дело исключительно владельца «Мироновского хлебопродукта», как распорядиться заработанным. Кроме того, покупка птицефабрик в ЕС Косюкову нужна, чтобы обойти лимит экспорта курятины в Евросоюз в 20 тысяч тонн куриного филе и 20 тысяч тонн куриных тушек. (О том, как украинский бизнес использует все лазейки в Соглашении об ассоциации с ЕС, чтобы увеличить свой экспорт, даже писало издание Politico)

Для Украины, где ежегодно производится более миллиона тонн курятины, такие мелкие беспошлинные объемы поставок просто смешные. Впрочем, европейские агропроизводители опасаются, что даже при незначительных экспортных лимитах украинские конкуренты смогут завоевать рынки стран ЕС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *