Как «сшивать» украинское общество после выборов?

Раскол в обществе

Эти президентские выборы стали едва ли не самыми эмоциональными в истории независимой Украины, ведь откровенные споры и неприятие не только выбора оппонента, но и очень часто близкого человека, стали для многих украинцев личной драмой. Однако на фоне всех электоральных споров страна таки получила нового Президента, которому теперь придется эту проблему решать.

Поэтому как объединить украинское общество после президентских выборов и чего не стоит делать новоизбранному гаранту, наш корреспондент поинтересовался у экс-заместителя секретаря СНБО Степана Гавриша, политтехнолога Андрея Золотарева и психолога, эксперта по вопросам невербальной коммуникации Валентина Кима.

Что должен сделать новоизбранный президент, чтобы объединить украинское общество?

Степан Гавриш:

Объединение украинского общества — это ключевая задача для новоизбранного Президента Украины. Потому и технология, которую применил Порошенко, была направлена ​​на внутренний раскол. Причем он был вторым таким Президентом после Януковича. Однако результаты второго тура продемонстрировали, что эти усилия не достигли своей цели и украинское общество не раскололось, если говорить о внутриполитической линии, которая определяет позицию людей о состоянии страны и ее геополитическом существовании. А проблемы войны и мира, своих и чужих были ключевым месседжем, на который рассчитывала команда действующего Президента.

По неожиданному для всех нас кандидата, который появился, по сути, из толпы — Владимира Зеленского, то для него эта задача выглядит гораздо проще, поскольку очевидно, что, ставя перед собой цель построить новую страну, как он ее называет — «страну мечты», и двигаясь в направлении развития новой системы демократии, когда власть не будет доминировать над обществом, а будет принимать решения исключительно в его интересах, то преодоление этого синдрома внутренней вражды и раскола и неуверенности выбора ему скорее всего может получиться. Вопрос лишь в том, дадут ему возможность это сделать, так как основной угрозой для реализации такого сценария является внутренний реванш старых политических элит, от которых сейчас Зеленский отказывается. Но не исключено, что он будет вынужден к этому прийти в связи с невозможностью принимать решения по осуществлению, прежде всего, внутренней политики. И это проблема взаимодействия с Верховной Радой, с Кабмином, это вопросы, связанные с принятием решений Конституционным судом и деятельностью других институтов, которые полностью были подчинены Администрации Президента.

В связи с этим трещина остается. Однако новоизбранный Президент может ее «снять» первыми действиями, в частности такими, как наказание виновных не только в тяжелых коррупционных преступлениях таипограбуванни государства, но и во всех других тяжких преступлениях, которые до сих пор так и не расследовали — те, которые связаны с расстрелом людей на Майдане, сдачей Крыма и потерей Донбасса за непрофессиональных действий политиков или соответствующих государственных деятелей.

Последняя проблема связана с культурно-исторической системой ценностей: здесь перед Президентом может возникнуть большая проблема, похожая на ту, что была в конфликте между Ющенко и Януковичем. Поскольку, прежде всего, избиратели запада и центра рассчитывают на сохранение именно тренда украинского выбора, когда защита украинских национальных интересов означает защиту доминирования украинской культуры. И в этом плане взгляды Зеленского на то, что он готов разделять эти ценности, не выглядят достаточно уверенными. Тем более, что у него нет ответов на все вопросы, как и нет собственной стратегии.

И в этом контексте чрезвычайно сложно сделать выводы, может ли он действовать целенаправленно в одном направлении, не будет его движение напоминать броуновское, когда он от одной идеи бросаться в другую, от одного центра — к другому, маневрировать для того, чтобы сохранить свою роль — национального лидера. Да и сама функция Президента, сам институт Президента преувеличен в Украине до такого состояния, что его возлагают ключевые надежды, а это рискованно. И для того, чтобы их оправдать, Президент должен найти одинаковый диалог, чтобы заинтересовать и быть понятным как для запада, так и для востока вместе с центром.

И это сшивки общества возможно лишь благодаря одному — перезагрузке политической системы, из-за ликвидации самой сути олигархического управления в стране. Это очень важный момент, который он якобы понимает. С другой стороны, не стоит ожидать, что эта тема будет понятна и не будет колебаний, несмотря на команду, которая у него есть на это время. Но без этой попытки взлома системы, которую может сделать только один человек — Зеленский — и только в это историческое время — проверить способность украинского общества на достаточно длительное историческое выздоровления и организацию своей национальной идеи невозможно.

Очевидно лишь одно: Зеленский не является традиционным политическим лидером, не является политиком с собственной внутренней стратегией и у него нет четкой и понятной линии именно по тем вопросам, которые раздражали общество, ведь были сложными и конфликтными. И в связи с этим у него открытый чистый лист, на котором он может выписать принципиально новую идею для украинского общества, которая построена на современной истории, которая строится благодаря модернизации и цифровом миру. В Зеленского и его команды появляется достаточно серьезный шанс изменить саму стратегию внутренних запросов, убедить людей, что борьба за выживание и свободу, за расширение возможностей своего развития и является, собственно, той ниткой с иголкой, которая может сшить всех нас вместе.

Валентин Ким:

Общество сейчас действительно наэлектризовано: уровень эмоционального напряжения достаточно высок. Оба кандидата, боровшиеся за президентское кресло во втором туре, прилагали немало усилий, чтобы расшатать эмоции избирателей. Акцент делали исключительно на эмоциях — очень сильных и отрицательных: страх, отвращение, презрение, гнев. И обоим кандидатам это удавалось неплохо: каждый прилагал достаточно большие усилия, чтобы демонизировать образ своего оппонента. А это очень эффективная стратегия, потому что на фоне демона всегда выглядеть ангелом. Поэтому и Порошенко, и Зеленскому надо было призвать общество к примирению: выступить с речью о «очеловечивания» оппонента. Потому конфликт между избирателями вышел из-под контроля.

Эти темы не стоит затрагивать Президенту, чтобы еще больше не раздуть эмоциональное пламя среди общества?

Степан Гавриш:

Новой власти не стоит повторять ошибок прошлого: действовать так, чтобы страх, ненависть и раскол становились способом управления обществом. Поскольку это путь к распаду самой государственности. Во многих политологов и моральных авторитетов была иллюзия, что стоило оставить все, как есть, из-за угрозы самому государству и всему украинскому. Очевидно, что это следствие длительного пребывания в коррупционном крепостном праве и рабстве, когда легко можно купить все за деньги, или запугать. Это, в принципе, культурное люмпенство, которое преодолеть очень трудно, ведь Украинское государство со времени президентства Януковича захвачена крупными корпорациями и кучкой богатых людей, которые используют ее как ресурс: они превратили власть в институт, который стоит над государством. А государство перестало выполнять свои функции по защите соотечественников и обеспечения их надлежащими средствами существования; перестала быть машиной, которая все время работает на каждого украинском, а есть только станком, который производит добавленную стоимость для олигархов.

Поэтому захват государства олигархами является потерей государственности. В этом плане изменение этой стратегии как раз должно быть тем способом, когда украинцы откажутся от внутреннего противостояния. Чтобы исключить внутренние конфликты, нужно действовать в интересах большинства, и эти выборы являются уникальными, ведь именно запрос в единое общество лежит в их основе.

И вообще эти выборы — это феноменальный прорыв к своеобразной политической системы демократии, свидетельство того, что к власти может прийти человек, который не имеет за спиной не просто политического опыта, но и длительного политического партнерства, и главное — партнерства, построенного на коррупции (а в Украине же вся политика строилась на коррупционной системе). Поэтому сейчас новому Президенту следует восстановить нормальную деятельность правоохранительных органов, суда и, прежде всего, антикоррупционных органов, создать соревновательную систему в парламенте, отменив неприкосновенность и исключая сокрытие за депутатским мандатом коррупционеров, которые идут в Раду с единственной целью — расширить свой бизнес, используя политическую власть, — и принять новую систему выборов, чтобы избиратели могли свободно выбирать политические партии, которые реально готовы профессионально защищать их интересы. И это дает Зеленскому возможность иметь совершенно новый диалог с обществом. При этом перезагрузка системы исторически неизбежным. И вопрос в том, его перенесут на будущее, начнут сейчас.

Андрей Золотарев:

Прежде всего новый президент не должен играть с теми темами, которые раскалывают общество. Также ему следует коммуницировать со всеми социальными группами. Например, в начале я бы предложил Зеленскому встретиться с представителями украинских церквей, потому что они могут сыграть очень важную роль в успокоении общества.

На самом деле если посмотреть на социологию, то 76% украинских избирателей принимают выбор своих знакомых и близких, считают нормальным, даже в том случае, если выбор не совпадает. Именно поэтому я считаю, что этот раскол искусственный, потому что его вносят медиа бывшей уже власти. И вообще, если взглянуть на формат предвыборной кампании между первым и вторым туром, нам не рассказывали, как благ у нас Президент и о его достижениях, а рассказывали о том, какой Зеленский плохой и о катастрофических последствиях для страны в случае его избрания. Именно поэтому раздувания угрозы и вспыхнул огонь в обществе.

При этом еще не стоит новом Президенте браться за тему урегулирования ситуации на Донбассе из-за того, что он «не в теме», а на это нужно время. Этот вопрос надо решать вместе с внешними партнерами, с которым он еще не сверил часы. Также ему не стоит браться за гуманитарные темы. Хотя, думаю, в отношении украинского языка, ничего мегареволюцийного он не сделает. Сейчас совместить страну могут ее экономическое развитие и спасение от социальной катастрофы, ведь многие украинский выезжают за границу. Потому что если у нас не будет мощной экономики, то не будет ни армии, ни веры, ни языка.

Валентин Ким:

Новому Президенту нужно сейчас убрать со своей риторики провоцирование на любые сильные эмоции: радости, гнева, ведь они подкрепляют высокий эмоциональный фон людей, и демонстрировать формальные и даже холодные интонации. При этом ни в коем случае не применять образы по оппонента. Потому что есть высшие ценности, к которым должен обращаться каждый политик. Да, можно спорить, но мы не имеем права разрушать дом, в котором мы живем.

Про какие факторы, учитывая историю, следует помнить?

Андрей Золотарев:

Кучма, который пришел к власти почти во пророссийскими лозунгами, уже с первым месяцев президентства привлек в свою команду представителей Галиции. И гуманитарной сферой занимались именно представители Западной Украины все десять лет его президентства. Хотя многие говорили, что Кучма продаст Украину России, но этого не произошло. Более того: со россияне начали воспринимать Кучму как украинского националиста.

Во время Оранжевой революции объединило страну желание перемен, даже несмотря на то, что тогда Украина была на экономическом подъеме: темпы экономического роста были достаточно мощными. Но страна желала демократизации и развертывания в сторону ЕС. Именно это желание — модернизации страны — объединило «оранжевый лагерь» тогда.

В 2010 году украинцы, особенно после кризиса, хотели экономической стабилизации. Была надежда на то, что это сделает Янукович, но никто не учел жадность донецкого клана. И все это в конечном итоге привело к восстанию против Януковича. Поэтому сейчас, по моему мнению, могут объединить страну вопросы ее модернизации и экономического развития. Если этого не будет, нас ждут очень тяжелые времена.

Степан Гавриш:

У Зеленского появляется еще один момент, которого нет у Порошенко — система сдержек и противовесов, которой становится общество, которое может легко преодолеть любые неправильные действия власти. И, собственно, этот синдром конфликта Ющенко и Януковича, когда общество раскололи и значительная часть украинцев боролась именно за украинское воспроизведение во власти, может быть преодолено, и галичане и дончане, днепряне и киевляне будут действовать совместно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *