Как Роман Говда откупился от старых грехов?

Роман Говда

Едва ли не каждый адвокат слышал истории о том, что после обысков и выемок возникают непреодолимые препятствия в возвращении имущества, компьютерной техники и денег правоохранителями. Последние избегают общения с адвокатами, не понимают прямых предписаний судей. И такие истории, словно День сурка, повторяются из года в год. Однако на этот раз мы натолкнулись на решение Верховного суда, раскрывшее детали такого кейса. И как это ни странно, к подобному случаю имеет отношение нынешний первый заместитель генпрокурора Венедиктовой Роман Говда.

Обратимся к приему, распространенному в киноискусстве. Начнем с недавних событий, и постепенно будем возвращаться в прошлое. Как известно, 29 июля 2020 года генеральный прокурор Ирина Венедиктова назначила на должность первого заместителя генерального прокурора Романа Говду. Этот офицер правосудия имеет довольно неоднозначную репутацию. С одной стороны, все признают его профессионализм. С другой — он постоянно фигурировал в весьма сомнительных процессах, например, имел бизнес-связи с дочерью бывшего генпрокурора Шокина или подписал подозрение своему коллеге Виталию Касько по надуманному составу преступления.

Предварительно Говда, как и все сотрудники органов прокуратуры, должен был пройти аттестацию, начатую генпрокурором Рябошапкой в 2019‒2020 годы. Но очищения Говда не проходил — попросил об увольнении по собственному желанию. Поэтому Рябошапка уволил его в конце 2019 года.

Уже после увольнения самого Рябошапки и назначения Венедиктовой в марте 2020 года начался обратной процесс. Новый генпрокурор стала возвращать «зашкваренных» прокуроров через подконтрольную ей «административную комиссию». Один из ярчайших случаев — возвращение Романа Михайловича Говды.

Общественность обращала внимание на эти случаи. Однако Венедиктова, не имея собственного опыта работы в органах уголовной юстиции, окружала себя маститыми и влиятельными прокурорами. Чего только стоит назначение советником одиозного трижды генпрокурора Святослава Пискуна. Однако тогда мы и предположить не могли, что Говда замешан в афере, поражающей воображение даже сведущих представителей гражданского общества.

Группа прокуроров вместе со следователями «влипли» в историю, которая должна стать иллюстративной. И, надеюсь, такая практика правоохранителей и «офицеров правосудия» перестанет удивлять своей наглостью. Сотрудники столичной прокуратуры под руководством Говды нанесли государству убытков на сумму более 8 млн грн. Косвенно, просто создав условия для исчезновения огромного количества денежной наличности, которую потом заменили фальшивыми купюрами. Речь идет о подмене 136 тыс. долл.

Сначала о типичности схемы, которой тогда решили воспользоваться прокуроры и следователи. Схемы, которая работает, как швейцарские часы на руке генпрокурора Венедиктовой.

Объясняю элементарно по этапам аферы, как это работает. Следователи по санкциям прокуроров проводят обыски у предпринимателей. Потом изымают имущество, технику и денежную наличность, которые долго не возвращают по надуманной причине. Правоохранители ожидают, пока «жертва» (предприниматель, у которого провели обыск) придет «договариваться» (дать взятку). Жертва платит дань и забирает имущество. Либо не платит и ничего не забирает. Все просто. Коммерческая основа. Рыночные отношения. Прокурорский капитализм в простом выражении.

Но в этой истории что-то пошло не так. Точнее, с одной стороны, прокуроры и следователи удовлетворили собственные аппетиты за счет жертв, которые не пришли договариваться. С другой — к дисциплинарной ответственности все же привлекли нескольких правоохранителей и прокуроров.

Жертвы, не считая обязанностью платить дань, начали штурмовать прокурорский Эверест на улице Предславинской через суды. И об этом случае Роман Говда точно не хотел бы вспоминать, ведь в конце концов это привело к убыткам на сумму 8 млн грн из карманов налогоплательщиков.

Теперь о самой истории в нескольких ярких деталях. Работники столичной прокуратуры провели обыски в Одессе в 2017 году, изъяв имущество (деньги и другие ценности). Разрешения на изъятие этого имущества суд не давал. Позже лица, у которых были проведены обыски, начали требовать у столичной прокуратуры вернуть изъятое имущество, в частности и деньги. Прокуратура саботировала возвращение имущества и средств, пока не получила постановление суда о необходимости зарегистрировать производство по статье «невыполнение судебного решения». Деньги позже все-таки вернули. Однако выяснилось, что часть денег — 136 тыс. долл. — фальшивые, а процедура их хранения нарушена.

Адвокаты пострадавших обращались не только в суд, но и в квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров (КДКП), которая запросто «отмазала» прокурора города Киева Говду, входившего в группу прокуроров в этом производстве. То есть он знал и понимал все с самого начала и до конца, ведь жалобщики неоднократно обращались в прокуратуру с ходатайством о возврате имущества. Трое работников прокуратуры тогда получили дисциплинарные взыскания, но продолжили работать дальше. С деталями решения КДКП в отношении Романа Говды и других можно ознакомиться по ссылке. В конце концов именно такие выборочные решения КДКП и заставили тогда нового генпрокурора Рябошапку временно прекратить функционирование комиссии из-за изменений в профильном законодательстве. Но это уже другая история.

Теперь ознакомимся с цитатами из официальных документов, а именно — постановления Верховного суда.

«Во время обыска работниками прокуратуры города Киева у истцов было изъято их личное имущество (денежные средства и офисная техника), которое не возвращено в полном объеме по состоянию на день обращения в суд с иском о возмещении ущерба».

«В соответствии с вышеупомянутым выводом установлен факт проведения сотрудниками прокуратуры города Киева по уголовному производству № 42017100000001071 незаконного обыска в нарушение требований УПК, безосновательного и противоправного при отсутствии оснований изъятия у истцов их имущества, в том числе денежных средств на сумму 547 тыс. долларов США, 36 тыс. евро и 5 млн 135 тыс. 00 грн, а также в связи с небрежным отношением следователей к обязанности надлежащего хранения вещественных доказательств — факт потери денежных средств истцов. Кроме того, установлено, что указанные денежные средства и прочее имущество без правовых оснований содержались и были оставлены без присмотра с 07 сентября 2017 года по 08 сентября 2017 года, и не сданы в нарушение требований статьи 100 УПК на депозитный счет с целью обеспечения их сохранности, а после поступления решения суда от 26 декабря 2018 года об их возвращении владельцам, не выполнялось. Также было указано, что в ходе обыска владельцы изъятых денежных средств, представитель совета адвокатов региона обращали внимание и настаивали на обязательности видеофиксации изъятия значительного количества денежных средств, конкретизации серий и номеров банкнот в протоколе, однако следователи противоправно отказали в этом».

«При пересчете денежных средств, незаконно изъятых во время обыска, и проверки купюр долларов на них подлинность, владельцы средств установили, что 136 тыс. долларов США имеют явные признаки подделки и не является теми, которые были у них во время обыска и были незаконно изъяты».

Верховный суд тогда поставил точку в этой истории. Выемка является незаконной. Не была обеспечена сохранность средств. Деньги точно подменили.

В результате Верховный суд принял решение взыскать в пользу трех пострадавших около 8,7 млн грн. Таким образом, государство за счет бюджета должно возместить миллионы, «исчезнувшие» вследствие незаконных действий работников столичной прокуратуры, которую в то время возглавлял Роман Говда.

Но здесь есть еще один важный нюанс. Во время принятия Конституции Украины в 1996 году туда записали норму, которая предусматривает отделение функции следствия от прокуратуры и создание нового следственного органа. Таких попыток было три, и в 2017 году наконец избрали руководство новообразованного Государственного бюро расследований. Этот орган правопорядка должен расследовать такие преступления, как описанная выше ситуация с подменой купюр. И как думаете, кому отошло ГБР во время распределения полномочий в отношении контроля со стороны Офиса генпрокурора после повторного захода Говды на Резницкую (адрес здания Офиса генпрокурора. — А.Л.)?

Конечно же, Венедиктова закрепила своим приказом контроль над Департаментом организации и процессуального руководства досудебными расследованиями органов ГБР за… Романом Говдой.

Скриншот с распределением обязанностей.

 

 

Иначе говоря, Говда может иметь прямую заинтересованность в блокировании расследования, где «чисто случайно» заменили 136 тыс. долл. фальшивыми. Но если бы даже Говду не назначили или не отдали ему контроль над ГБР, кто-то вернулся бы назад в прошлое, чтобы выяснить, куда делились средства?

Подытожу историю в контексте таких кейсов. Когда суды принимают решения о возврате средств, государство обязуется восстановить имущество и средства, утраченные из-за действий правоохранителей, прокуроров, судей. Больше об этом написано в Законе Украины «О гарантиях государства по выполнению судебных решений». Согласно официальному вебсайту Государственной казначейской службы, а именно информации о судебных решениях, по расходам в контексте «Мероприятий по исполнению решений суда, гарантированных государством» по состоянию на 5 октября 2020 года государство должно почти 4,8 млрд грн по 50 842 судебным решениям.

Согласно другой строке, а именно «Возмещение вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда…», по состоянию на 5 октября 2020 года по 537 судебным решениям долг составляет 302 млн грн.

Однако в бюджете 2020 года на «Возмещение вреда, причиненного гражданину незаконными действиями…» предусмотрено лишь 50 млн грн, а на «Мероприятия по выполнению решений суда, гарантированных государством» — 600 млн грн. Так что, государство производит выплаты в пределах 600 млн грн — из общей суммы долга в 4,7 млрд грн. И 50 млн грн — из общей суммы долга в 302 млн грн. Поэтому для погашения долга государством перед физическими и юридическими лицами по первому направлению необходимо около восьми лет, а по второму — более пяти лет.

Выводы неутешительные, ведь государству нет дела до возмещения вреда за действия собственных представителей (следователей, прокуроров, судов и т.п.), которые своими незаконными «движениями тела» создают проблемы гражданам и юридическим лицам. Таким образом, преступники в погонах и мантиях загоняют государство в долговую яму, а те, кто создает проблемы, избегают какой-либо ответственности, более того — получают повышение, как Роман Говда.

P.S. В этом тексте мы не обвиняем Говду и его подчиненных в совершении уголовного правонарушения, однако указываем на слабые места и бесконтрольность органов правопорядка и правосудия, когда ими руководят недобросовестные лица.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *