Как отличить “русскоязычных патриотов” от адептов “русского мира”

picture2_minobrazovanie-ra_342410_p0

Патриотическая русификация

После 2014 года Украина пережила значительную и можно сказать даже парадоксальную трансформацию национальной идентичности, когда речь де-факто перестала быть индикатором украинского патриотизма и даже национализма. Попытки Кремля поднять русскоязычных украинцев на восстание в юго-восточных областях против Украины провалились — русскоязычные украинцы не поддержали ни их идей федерализации, ни присоединения к РФ.

Годы имперской языковой политики не сделали из юго-восточных украинцев россиян. С началом войны на Донбассе русскоязычные патриоты сформировали добровольческие батальоны “Донбасс”, “Днепр”, и много других, и первыми вступили в бои с оккупантами. Видеоматериалы из зоны АТО свидетельствуют: немало тех, кто сегодня воюет с русскими и сепаратистами на Донбассе, являются русскоязычными. Фильмы, телепередачи, книги и статьи русскоязычной украинской интеллигенции и русскоязычный сегмент социальных сетей стали мощным информационным оружием против российской пропаганды и рупором украинского патриотизма.

Русскоязычный украинский патриотизм стал настолько распространенным и якобы позитивным явлением, что мало кто обращает внимание на то, что русскоязычный информационный контент в украинском информационном пространстве достиг темпов Сталинской и брежневской русификаций. Фактически мы имеем масштабную русификацию теле — и медиапространства, но это теперь называется «положительной» русификацией, ведь на русском языке, мол, утверждаются действительно проукраинские, патриотические и антироссийские идеи.

При этом предложения украиноязычных украинцев в русскоязычных украинских патриотов переходить на украинский часто игнорируются и объясняются не меньшей любовью к Родине, и не словом, а делом. Речь в нынешних условиях уже больше не является четким критерием идентификации русскоязычных патриотов от носителей «русского мира».

Семь критериев патриотизма

Учитывая такой языковой диссонанс, можно предложить несколько основных аксиом и принципов, которые должны быть логичными, рациональными и неоспоримыми для каждого русскоязычного украинца, который называет себя патриотом и любит нашу страну.

Украинский язык должен быть единственным государственным языком в Украине. Любые идеи о двуязычии, региональный статус русского и тому подобное являются не только неуважением к многочисленным жертвам украинцев ради сохранения родного языка, но и повторением лозунгов кремлевской спецоперации «Русская вєсна», направленной на развал Украины. Государственный язык в нашей стране должен быть только один, и любые дискуссии на эту тему вредны. Аргументом может свидетельствовать и тот факт, что российская экспансия и сепаратизм начались в тех регионах, где громче всего звучали агрессивные требования предоставления русскому статуса государственного и, как следствие, это привело к кровопролитию.

Русский — это язык бывших колонизаторов, а ее распространение в Украине является следствием имперской колонизационной политики. Ведь еще в конце XVIII века 100 % украинцев разговаривали на украинском языке. Русский начал массово появляться только лет 200 назад как язык колонизаторов и оккупантов. Украинский язык сегодня вытеснена из восточных и южных областей потому, что в Российской империи действовали несколько сотен запретов на употребление, печать и обучение на украинском. После Голодомора и виморення миллионов украинцев, пустые села и дома заселили переселенцами из центральной России. Русскоязычный патриот имеет право общаться на русском, однако должен понимать и признавать искусственность и относительную недавність появления этого языка на украинской территории.

Государственная служба, все официальное делопроизводство, суды и образовательная сфера должны вестись на украинском языке, а все бюджетные работники должны пользоваться украинским. Эта аксиома касается учителей, медиков, полицейских, военных, работников всех государственных учреждений, органов и организаций, процесса обучения, начиная от младшей заведений образования и заканчивая университетами и защитами диссертаций.

Украинский язык нуждается в государственной защите и поддержке. Украинский язык долгое время находилась под запретом и давлением иностранной власти, а за ее употребление преследовали и убивали. Поэтому сегодня она должна иметь льготные условия для своего развития, всемерное государственное содействие и особый статус по сравнению с российской. Законы, налоги, штрафы, языковые квоты и другие меры властей, направленные на развитие и расширение сферы употребления украинского языка в публичной сфере, являются справедливыми и соответствуют мировой практике защиты прав коренной нации. Зато государственная поддержка русского языка не нужна, учитывая ее и без того доминирующий статус в информационном пространстве.

Сфера употребления украинского языка должна расширяться. На сегодняшний день украинский язык недостаточно присутствует не только во многих областях и районах, где украиноязычные находятся в меньшинстве, но и очень ограниченно представлена в сфере шоу-бизнеса, моды, спорта, бизнеса, отдельных направлений музыки, технологий, в которых преимущественно доминирует русский. В то время, как украиноязычные граждане не имеют альтернативной русскоязычной версии доступа к этим сферам.

Такая ситуация требует изменений за примером и методами, которыми защищают свой язык демократические европейские страны, в частности Франция, Литва, Латвия, Польша или Чехия. Украинизация Украины является закономерным и справедливым историческим процессом, который заслуживает поддержки, а не критики. Сфера употребления украинского языка должна расширяться за счет уменьшения сферы применения русского.

К украинского языка нельзя относиться по принципу «И так поймут», а украинцы должны иметь гарантированное право на русскоязычную версию сервиса в публичной сфере. Это означает необходимость наличия украиноязычных меню в кафе и заведениях питания, вывесок, информации и обслуживания в развлекательных центрах, учреждениях торговли, частных учреждениях медицины и образования, в т. ч. в Интернет-ресурсах, предоставляющих информационные или торговые услуги гражданам. Это и право на украиноязычную версию социальных сетей, супермаркетов, инструкций к товарам и услугам частных компаний.

Когда украинец в Украине предпочитает получать услуги от субъектов предпринимательской деятельности или публичных структур на украинском языке, это не должно вызывать удивление, критики, возражений или обвинений. Относиться к такого права стоит с уважением и пониманием. В частном общении человек сам решает, на каком языке общаться, однако субъекты, которые предоставляют публичные услуги в Украине, должны иметь их украиноязычную версию.

Русскоязычные украинские патриоты в будущем должны стать украиноязычными. Немало русскоязычных украинских патриотов согласны со всеми вышеизложенными тезисами и хотели бы быть украиноязычными, однако в силу различных обстоятельств (русскоязычная среда в семье, учебном заведении или на работе, трудности в украинском произношении и в скорости общения на украинском и т. п,) до сих пор не переходят на украинский.

Такая ситуация присуща не только украинским, но и, например, ирландским, шотландским, вельським патриотам, которые сейчас общаются на языке английских завоевателей. Но большинство из них считают такую ситуацию временной. Конечно, никого нельзя принуждать становиться украиноязычным, однако эти люди сами понимают логический диссонанс своей языковой идентичности. В Интернете даже можно встретить юмористический мем, который говорит, что утверждение «Я люблю украінскій язык, но разговаріваю на руском» аналогичное шутки «Я люблю девушек, но сплю с парнями».

Поэтому, если не в ближайшей, то, по крайней мере в более длительной перспективе русскоязычные украинские патриоты имели бы воплотить свои убеждения в жизнь и если не сами, то их дети и внуки уже должны быть носителями украинского языка. Русскоязычие в Украине — это явление вынужденное и временное.

Вышеупомянутые семь тезисов должны стать аксиомами, которые не требуют дискуссий и аргументации для каждого, пока русскоязычного украинского патриота. В них нет ничего дискриминационного и они направлены только на защиту и восстановление прав языка коренного народа и титульной нации, которая очень пострадала от колонизационной русификации.

Если же русскоязычный украинец не во всем согласен с этими тезисами, в таком случае, его мышление до сих пор находится в сфере влияния идей «русского мира», а отношение к украинского языка является частью российского имперского дискурса и реликтом московского колониализма. Такой человек имеет конституционное право быть русскоязычным гражданином Украины « «русскоязычным», но ни в коем случае такой гражданин не может считаться русскоязычным украинским патриотом, если бы при этом не интерпретировал свой «патриотизм».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *