Как маленькое государство поделило Империю: уроки для Украины

Сербский фронт 1914 года

В истории уже был прецедент, когда небольшая страна не только выстояла в войне против значительно превосходящей империи, но и после победы втрое увеличила свою территорию, присоединив земли бывшего агрессора.

Аннексия и Агрессия
В начале XX века маленькое Королевство Сербия находилось под постоянным экономическим и политическим давлением Австро-Венгерской империи, которая хотела завладеть славянскими землями на Балканах и покончить с сербской независимостью. Про захватнические планы относительно маленькой Сербии открыто заявляли и начальник австрийского генштаба Конрад фон Гетцендорф и Министр иностранных дел Австро-Венгрии Алоиз фон Еренталь, и даже наследник престола эрцгерцог Франц Фердинанд.

Для небольшой Сербии с населением 4,5 млн человек и площадью около 80 тыс. кв. км. противостояние с в восемь раз большей, 52-миллионной Австро-Венгрией было вопросом выживания. Австро-венгерские владения растянулись от итальянских Альп до украинской Галичины. Это была настоящая супердержава своего времени, территориальные аппетиты которой достигали Днепра. Руки Австро-Венгрии дотягивались даже до Мексики, в которой на время удалось насадить императором австрийского принца Максимилиана, который вел войну против мексиканских борцов за независимость. Долгое время Сербия входила в зону австрийского влияния, однако после политического переворота 1903 года, Белград стал ориентироваться на Антанту, что лишь усилило австрийскую угрозу.

В 1908 году Австро-Венгрия аннексировала земли Боснии и Герцеговины, населенные сербами и хорватами, и возникла прямая угроза вторжения в Сербию. Франция, Россия и Британия осудили аннексию, выразили глубокое беспокойство, сербов морально поддержали, но, конечно же, никто не собирался воевать против Австрии. Немецко-австрийский блок получил еще одну победу над Антантой, «империя вставала с колен» и была еще больше уверена в своем могуществе, презирая сербский суверенитет. В начале ХХ века всем были очевидны намерения Австро-Венгерской империи в дальнейшей агрессии против Сербии, а сами сербы готовились к неравной и смертельной борьбы против одной из самых могущественных мировых империй при моральной и даже символической поддержке антантовских союзников.

Многолетнее напряжение между Австрийской империей и маленькой Сербией получила свою кровавую развязку 28 июня 1914 года, когда наследник австрийского престола Франц Фердинанд, который еще раньше обещал покончить с Сербией, начал военные маневры под сербским рубежом в аннексированной Боснии, что выглядело агрессивной демонстрацией силы и фактической провокацией. Для патриотической сербской молодежи эта ситуация выглядела так же, как бы сегодня для украинцев выглядел приезд Путина в Донецк с военными учениями российской армии под Донецким аэропортом и Дебальцево. Поэтому воинствующего эрцгерцога застрелили недавно в аннексированном боснийском Сараево молодым студентом, членом сербской организации «Млада Босна» Гаврилой Принципом.

Этот инцидент стал причиной австрийского ультиматума Сербии, который фактически лишал страну суверенитета (требовалось уволить с государственных должностей и армии всех патриотов, закрыть патриотическую прессу), и вскоре вылился в Первую мировую войну, в которой взаимные имперские интересы Австро-Венгрии, Германии, России, Англии и Франции не оставили Сербию одинокой.

Война и Победа
На начальном этапе боев Первой мировой войны, Сербия оказалась окруженной странами “Тройственного союза”, а в 1915-м была оккупирована австро-венгерскими, немецкими и болгарскими войсками. Сербская армия потеряла 265 000 солдат, а к концу войны страна имела 1 млн. 100 тыс. жителей, что составило более 27 % общей численности населения и 60 % мужского населения. Однако Сербия выбрала «правильных» внешнеполитических союзников, сделала ставку на более прогрессивные страны Антанты и уже в 1918 году английские, французские и греческие войска провели успешные боевые операции на Балканском фронте и заставили Австро-Венгрию капитулировать.

А на послевоенной Парижской мирной конференции Белграду фартило, как счастливчику в Лас-Вегасе: страны Антанты были настроены расчленить Австро-Венгрию, использовав национально-освободительные устремления поляков, чехов, венгров, и Сербии достались самые большие куски. Сен-Жерменский договор констатировал распад Австро-Венгерской империи и с согласия Антанты в состав Королевства Сербия включили все бывшие балканские владения теперь уже бывшей Австро-Венгрии. Сербии достались Словения, Хорватия, Далмация, Истрия, Славония, Босния и Герцеговина, Воеводина и еще и присоединилась Черногория. 1918-го все они были объединены в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев под руководством сербской династии Карагеоргиевичей. А в 1929 году страну переименовали в Югославию.

Антанта отказала даже Италии, которая также претендовала на бывшие австрийские владения Истрии и Далмации, отдав их Сербии. Из небольшого государства, площадью около 80 тыс кв. км Югославия стала величайшей державой Балкан с площадью 255 тыс. кв. км, втрое увеличив свою территорию за счет земель бывшего агрессора. Так правильный выбор внешнеполитических союзников и выгодный расклад сил и интересов главных международных игроков, а также несправедливое положение и национально-освободительное движение народов Австро-Венгрии, позволил маленькой Сербии выстоять в войне с одной из крупнейших империй, и даже стать одним из главных могильщиков и гробокопателей Австро-Венгерской империи.

Положительные выводы для Украины
Думали ли жители маленькой Сербии во время австрийского ультиматума 1914 года, когда миллионная австрийская армия готовилась к вторжению, что в их стране не только есть шансы на выживание, но и что Сербия когда-нибудь будет делить земли своего агрессивного северного соседа?

Очевидно, что сербы 1914-го были в таком же положении, как украинцы 2014 года. Для сербов Австро-Венгрия была таким же агрессором, как для украинцев сегодня является Россия: такая же авторитарная, консервативная, враждебная к Западу империя с захватническими планами завладеть землями славянских народов на Балканском полуострове. И такой же вялой, пассивной, глубоко обеспокоенной накануне войны была реакция Лондона и Парижа на австрийскую агрессию, и у сербов также не было больших иллюзий, что Антанта за них будет воевать. Ведь кто такая Сербия для Западной Европы? И примерно такими же несоразмерными как сегодня между РФ и Украиной, были и территориальные, военные и демографические потенциалы империи и небольшого славянского государства. Но Сербия тогда выстояла и победила, будучи в таком же критически подобном положении, как Украина находится сейчас.

И уже совсем другая история, как сербы в дальнейшем распорядились тем историческим подарком судьбы, почему заболели на собственный «имперский синдром», что в конечном итоге привело к распаду Югославии. Для Украины важное значение имеет исторический прецедент: маленькая страна, которая, как и мы сегодня, находилась под угрозой захвата мощным северным агрессором, выстояла и приняла участие в расчленении империи с черным двуглавым орлом на имперском гербе.

Никто в Европе 1914-го не прогнозировал распада Австро-Венгрии, как и никто не мог пообещать Сербии 100 % шансов остаться суверенной страной, однако уже через несколько лет история распорядилась так, как сербам и не мечталось, а австрийцам не снилось даже в ужасе. И кто его знает, по прихоти истории, и украинцам не придется участвовать в решении дальнейшей судьбы России?

Возможно, когда побежденная в войне или растерзанная революцией и национально-освободительными восстаниями кавказских и сибирских народов Россия будет распадаться, Украина будет стоять перед серьезной ответственностью и настойчивыми рекомендациями союзников взять под контроль охвате хаосом территории Курской, Брянской, Псковской, Рязанской областей, Поволжья и Москвы, конечно же, сугубо для защиты православного и славянского населения. Возможно, перед Украиной даже всерьез будет стоять геополитический вопрос не только о присоединении Кубани, но и, например, по восстановлению границ Киевской Руси — то есть до Волги и Белого моря.

Какими тогда будут самые горячие темы на украинских политических ток-шоу? «Стоит ли нам присоединять Москву, или обойтись только Кубанью, Курской и Белгородской областями?». Радикалы, очевидно, потребуют территорий по Волгу, а то и по Урал, а умеренные и либералы будут настаивать на аннексии только Кубани, Курщины и Белгородчины. И кто знает, составленная кем-то юмористическая песенка, не станет реальностью в новых геополитических условиях после распада и международного разоружения и расчленения Российской Федерации?

Сербы в 1914 году даже не мечтали, что им отдадут под контроль пятую часть бывшей Австро-Венгрии. Пример Сербии в период Первой мировой войны дает украинцам надежду и показывает, что даже маленькая страна может выстоять и победить империю, а также, что все империи распадаются, к тому же даже очень быстро и неожиданно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *