Главное — верить в свое будущее: цивилизационное эхо выборов в Финляндии

14 апреля 2019 в Финляндии

14 апреля 2019 в Финляндии состоялись очередные парламентские выборы, которые хотя и не принесли сенсационных результатов, однако знаменовали собой определенные устойчивые тенденции в регионе Балтии. Первое место с минимальным преимуществом заняла Социал-демократическая партия с 17,7% голосов (40% мест в парламенте), второе — партия «Истинные финны» с 17,5% голосов (39 мест), третье — Национальная коалиция с 17% голосов (38 мест), четвёртый — партия «Центр» с 13% (31 место), пятое — зеленые с 11,5% (20 мест), шестое — «Левый союз» с 8,2% (16 мест), седьмое — Шведская народная партия с 4,9% (9 мест) и восьмое — христианские демократы с 3,9% (5 мест).

Очевидное поражение потерпела правящая партия «Центра», которая потеряла 18 мандатов по сравнению с результатом 2015. Зато националистическая партия «Истинные финны» укрепила свои позиции второй по весу политической силы в стране, подтвердив через четыре года свой высокий результат, а ее лидер — Юсси Халла-ахо — стал самым популярным депутатом во всей этой кампании с рекордным числом голосов в свою поддержку — 30,5 тыс. (и это в самом Хельсинки!).

В общем, если не считать «Истинных финнов», с которыми другие не очень захотят вступать в коалицию, наметилась определенное равновесие между правыми и левыми (соответственно, 83-и места против 76-и), но именно социал-демократы будут иметь право первыми создать правительство. Предполагается, что они могут пойти на коалицию с Национальной коалицией, поскольку вместе с левыми и зелёные будут иметь большинства в 200-местном парламенте.

Недавно состоялись парламентские выборы в соседней с Финляндией и родственной с ней этнически и культурно — в Эстонии, где результаты показали подобную типологию политических тенденций. Вот они: либеральная Партия реформ — 28,8% (34 места в 100-местном парламенте), партия «Центра» — 23% (26 мест), Консервативная народная партия (националисты) — 17,8% (19 мест), партия «Отечество» — 11,4% (12 мест) и социал-демократы, в которых преимущественно голосуют русскоязычные жители страны — 9,8% (10 мест). Поэтому мы попытаемся обобщить эти тенденции в двух очень успешных государствах современности, представляющие собой своеобразный «скандинавский клин» в Евразию по цивилизационному качеству своих обществ.

Бросается в глаза, что Эстония (бывшая советская балтийская республика) все больше отдаляется от исторических и региональных сестер — Латвии и Литвы — и уподобляется близкой к ней по языку, ментальностью и цивилизационными основами Финляндии. Как и в Финляндии, здесь царит социальный рационализм и прагматизм как аксиомы жизни; общество очень динамичное, современное по своим преимуществам; одновременно эстонцы стабильно демонстрируют основательность, настойчивость, надежность, конструктивность во всем: от экономики до образовательных программ.

В сфере политики это выражается в стабильном доминировании правых, консервативных идей и ценностей, которые традиционно и успешно только подпитываются либеральными идеями. В Эстонии левый популизм надежно введен в рамки определенного стартует (постсоветского русскоязычного). Сейчас, как и в Финляндии, здесь наметилась тенденция к росту националистического движения — усиление Консервативной народной партии (ЕКРЕ) во главе с Мартином Хельме, которая является евроскептических, антиэмигрантские и склонной к кардинальным решениям.

Если мы уберем голоса всех правых партий в Финляндии, включая «Настоящими финнами», то получим цифру более 120 голосов, то есть явное преимущество правых над широкой коалицией левых. В Эстонии, очевидно, не дойдет до того, чтобы либеральная Партия реформ во главе с хрупкой Каей Каллас создала правительство, поскольку все правые партии уже договорились между собой о коалиции, включая «одиозную» ЕКРЕ.

Эстония — это самая успешная страна бывшего Советского Союза. Несмотря на то, что эта маленькая нация (в 1990 г. Она насчитывала 1500000. Жителей, 950 тыс. Из которых были этническими эстонцами) оказалась перед серьезными вызовами — отсутствие широкого набора полезных ископаемых, мало развита индустрия, бунт русскоязычного населения, составлявшее до 500 тыс. населения, — она ​​сумела стать лидером преобразований.

Эстонцы первыми пошли на широкую приватизацию, реформировали законодательство, открылись к Западу, дали глобальный толчок модернизации, к усвоению новейших технологий. Поэтому эстонская экономика стала самой динамичной по темпам развития на пространстве бывшего СССР и даже достигла уровня многих европейских государств.

Сегодня Эстония занимает двадцать третье место в мире по качеству жизни (это феноменально как для постсоциалистической страны!), Является мировым рекордсменом по стандартам модернизации; она входит в первую десятку стран мира по уровню свободы прессы, занимает первое место в Европе по уровню свободы слова в интернете и третий в области экономических свобод; прошлого года эстонские школьники были 1-ми в Европе и 3-ми в мире по уровню подготовки; страна является одним из лидеров в сфере ИТ-технологий, а ее политика в сфере экологии — образцовой для всей Европы. За это время количество русскоязычных жителей сократилась с 30% населения страны до 23%, реально уменьшило угрозу ее раскола (хотя в Эстонии есть небольшие вполне русскоязычные регионы, например, город Нарва, где проводится специальная политика гражданской ассимиляции чужого населения).

О Финляндии и нечего говорить в плане оценки ее цивилизационных и социально-экономических успехов: это давно уже одна из самых успешных стран мира по всем главным показателям. Хотя это также нация невелика: в стране проживает 5, 5 млн. Жителей, из которых этнические финны составляют 4 млн. 800 тыс .; главная этническое меньшинство — шведы (300 тыс.), которые в основном проживают на юго-западе страны; еще полмиллиона финнов поселились за границей, в Швеции и США предпочтительнее.

Поэтому логично напрашивается вопрос: в чем же секрет успеха этих двух финно-угорских (по этногенезом) народов Европы?

В общем финно-угорские народы, в основном расселились от Урала до Балтики довольно широкой полосой вдоль главных рек, принято считать неудачниками истории. Эти народы не создали ни сильных государств, ни яркой и богатой культуры, не играли какой-то особой роли в истории, постоянно отступали и Малил под влиянием ассимиляции и политических ударов сильных народов-соседей — преимущественно славян и тюрков.

Всего в мире насчитывается около 20-ти финно-угорских народов общей численностью более 25 млн., Которые в основном проживают в России, а это мордвины (744 тыс. Населения), удмурты (636 тыс.), Марийцы (574 тыс.), коми-зыряне (293 тыс.), коми-пермяки (125 тыс.), карелы (120 тыс.), эрзяне (85 тыс.), мокшанци (50 тыс.) и др .. Некоторые из них, как вепсы или ижорцы, насчитывают всего несколько тысяч населения. Исключением была история венгерского (венгерского) народа, в Средневековье, смешавшись с тюрками, мигрировал в Панонськои долины на Дунае и там, ассимилировав сотни тысяч славян, создал мощное государство в Х в. и оригинальную национальную культуру. Все остальные финно-угры, кроме собственно финнов, привели к этногенеза русских, в которых они растворялись миллионами, поэтому российский генотип является преимущественно финно-венгерский, это сегодня выражается и на уровне менталитета, и на уровне народной культуры.

Отдельным исключением в этом урало-балтийском этническом море стали финны и эстонцы. Еще в XII в. эти два народа были постепенно завоеванные, соответственно, шведами и немцами (Ливонский орден крестоносцев, который царил в побалтийських землях несколько веков). В XVI в. мощная шведская государство, постепенно становилась всебалтийською империей, завоевала всю территорию Эстонии. Поэтому эти два народа усвоили строгую и прочную школу воспитания национального характера: немецкий дисциплину и скандинавскую практичность и методичность. Несколько веков они «варились» в том общественно-культурном и идейно-ценностном пространстве, который назывался «Союз немецких городов Ганза» и Реформация. Это воспитало среди финнов и эстонцев особое прагматичность и рациональность, трудолюбие и индивидуализм.

Так, навсегда эти два народа ментально, культурно и цивилизационно отошли от мира финно-угорских (уральских) народов и стали частью единой большой Скандинавии. Поэтому финны и эстонцы только по языку является угро-финнами, а ментально и культурно выражают дух германо-скандинавской цивилизации.

От XVII века. их присутствие на материке Евразия была крепким и острым именно «скандинавским клином» в теле гигантского материка. Именно этот клин впоследствии создал ключевые проблемы для безграничной Российской империи, разнеслось по всей Евразии. За весь период пребывания Финляндии в составе Российской империи (1809-1917 гг.) И оставалась вполне «инородным телом» в этой преимущественно православной цивилизации. Финляндия постоянно смотрела на Запад, она стала мощным «мостом», через который западные ценности и демократические веяния накатывались сначала в Санкт-Петербург (тот был построен на исторических ингерманландских землях, то есть финских землях, и активно впитывал в себя влияния всего балтийского цивилизационного мира) , а затем расходились из столицы всей империей. От 1863 в Финляндии возобновили деятельность сейма и там заработала полноценная демократическая система: понятно, что такой пример для российской монархии оказался «опасно заразным», и поэтому маленькая финская нация стала объективным рычагом давления на имперскую деспотическую систему, который в конце перевернул ее именно под лозунгами радикального вестернизации.

В период 1945-1990 гг., Когда Эстония была «Эстонской Советской Социалистической Республикой» в составе СССР, именно эта маленькая нация, которая своей численностью не достигала и 1 млн. Человек, была главным «помостом», через который в коммунистический мир проникали западные идеи: все эстонцы были специально настроены антенны, которые позволяли слушать финское радио и смотреть финское телевидение (финский язык близка и понятна для эстонцев), и таким образом за «железный занавес» систематически проникали опасные для тоталитарного режима западные демократические представят ния и понятия. Закономерно, что уже в 1986 году., Когда в СССР официально началась перестройка, эстонцы стали авангардом преобразований в СССР, первыми создали свой Народный фронт за перестройку, организовали ряд мелких обществ экологического и гуманитарного направления, подняли национальный вопрос, заговорили о преступлениях коммунизма и тому подобное. Это и дало первый мощный толчок к развалу СССР.

С начала XIX в., Когда началось интенсивное национальное возрождение среди финнов и эстонцев (финны, закономерно, несколько опережали своих меньших соседей из-за того, что глубже и шире вобрали богатую шведскую культуру и переняли шведские формы гражданской самоорганизации). За века они надежно укрепили свою этничность, овладели качественным образованием и прессой все слои своих обществ, научились проводить методическую и наступательную политическую деятельность (особенно финны, которые имели относительную автономию от 1809 в условиях Российской империи и свой сейм). В ХХ в. эти реальные скандинавы, разговаривали уральскими языками, вошли хорошо подготовленными, современная нация, легко усваивали все западные стандарты гражданского, культурного и хозяйственной жизни, но при этом оказывали всем своим новым достоянием специальной скандинавской добросовестности, совершенства, честности, практичности.

После 1917 г.. Финляндия, впоследствии Эстония получили независимость, но период до 1945 г.. Был еще притьмарений для них трагическими моментами соседства с колоссальным соседом — сталинской Россией, особенно в 1939-1940 гг., Когда та попыталась оккупировать первую и присоединила другую. После 1945 скандинавская добросовестность, совершенство, честность и практичность сделали то, что принято называть «финским чудом»: это когда нация, которая полностью не знала собственной истории государственности, без большого культурного наследия прошлого, традиционно провинциальная стала настоящим лидером общественно-культурного развития на континент. Сейчас Финляндия находится на первом, втором или 3-м месте в мире по почти всем показателям комплексного развития общества и государства. После 1990 гг. До нее присоединилась в этом светлом усилии братская Эстония.

В определенном смысле Украина и украинцы являются антиподом скандинавского феномена. Почему? Потому что мы системно, тщательно, последовательно отказываемся кардинально, точно решать актуальные проблемы для совершенствования нашего будущего, зато упорно, маньякально, ослепленно постоянно гиперболизируем себя, свои качества и придуманые достоинства в мифах о нашем прошлом — «трипольское», «арийское », «праславянское». Финны и эстонцы почти полностью не имели «славного» прошлого. Поэтому они бесконечно поверили в одно — в свое будущее. И этого оказалось достаточно, чтобы победить исторические вызовы современности и стать передовыми нациями мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *