Донбасс в ожидании референдума 2019

Основная проблема с идеей о «референдуме по поводу мирных договоренностей с Россией» заключается в том, что этот вопрос не может быть решен внутри Украины по определению, если речь не идет о том, чтобы сдавать территории и сдаваться самим.

Заявление новоявленного главы АП Андрея Богдана о проведении референдума «о достижении мирных договоренностей с Россией» уже вызвало шквал эмоций, и, несомненно, будет вызывать его до тех пор, пока глава АП не объяснит, что именно он имел в виду, или пока и вовсе не откажется от такой затеи. А если внимательно посмотреть сам эфир, где он это сказал, то так оно и будет. Однако, ситуация требует некоторой аналитической рефлексии.

Дело даже не в отсутствии закона о референдуме, и не в том, как именно будет сформулирован вопрос, о чем уже бросились говорить уверовавшие, что с избранием новой власти, как по мановению волшебной палочки, резко прекратится война, снизятся тарифы и наступит всенародное счастье.

Основная проблема с идеей о «референдуме по поводу мирных договоренностей с Россией» заключается в том, что этот вопрос не может быть решен внутри Украины по определению, если речь не идет о том, чтобы сдавать территории и сдаваться самим.

На сегодняшний день мы как государство не располагаем даже документом о контурах дальнейшего урегулирования, в котором Российская Федерация была бы прямо и недвусмысленно обозначена как сторона конфликта.

Пресловутый Минск-2 или Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, о котором любят говорить как о «документе, под которым стоит подпись Путина», в принципе не имеет в своем тексте упоминания об РФ как о стороне военного противостояния, а та самая подпись Путина содержится только в Декларации Президента Российской Федерации, Президента Украины, Президента Французской Республики и Канцлера Федеративной Республики Германия в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, принятого 12 февраля 2015 года.

РФ все эти годы ссылалась на букву Минска-2 чтобы утверждать, что не является стороной-агрессором на Донбассе. Это происходило все четыре года с момента подписания Комплекса мер, это же мы услышали совсем недавно в комментарии Пескова, в ответ на призыв Зеленского к США ужесточить санкции против РФ. Откуда же теперь взялось убеждение, что Россия в принципе заинтересована в прекращении огня, деэскалации ситуации на востоке Украины, и единственное, чего не хватает во всей этой конструкции – согласия народа Украины на новые мирные договоренности?

Будем откровенны: о том, что РФ собирается выходить на какие бы то ни было мирные переговоры с Украиной, не говорит сегодня абсолютно ничего. Более того – уже достаточно долгое время мы видим только стремление к эскалации: ни так называемые «выборы» на оккупированных территориях, имевшие место в конце прошлого года, ни указы Путина о раздаче паспортов РФ жителям оккупированных территорий востока Украины не похожи на шаги к урегулированию.

С момента «выборов» в ОРДЛО 11.11.2018 было очевидно, что РФ не просто не намерена выполнять Минск (в очередной раз делая вид, что ее вообще это не касается никоим образом), но и собирается требовать от Украины его выполнения в одностороннем порядке, даже не создавая иллюзию какого бы то ни было предложения взамен. Именно эта логика изо всех сил навязывается через конструкции «необходимо чтобы был мир», «нужны мирные переговоры» и т. д. Таким образом мы получаем серьезно смещенные акценты: не РФ должна вывести все подконтрольные ей бандформирования с оккупированного Донбасса, а Украина должна «приложить еще чуть-чуть усилий, чтобы понять простых шахтеров и трактористов».

И можно ни на минуту не сомневаться, что именно таким образом будет информационно подсвечена инициатива о каких бы то ни было «референдумах о мирных переговорах»: российские СМИ в тот же момент будут пестреть заголовками вроде «на Украине решили спросить у народа не пора ли примириться с Донбассом», «новый президент решил спросить – хотят ли украинцы войны» и так далее.

Не вызывает сомнения и тот факт, что подобные тексты тут же будут переведены на все мыслимые языки, и распространены через все доступные РФ площадки за границей, создав иллюзию «консенсуса о прямых переговорах Украины с Донбассом», для которых только необходимо предоставить площадку. Сразу же после этого все громче и напористее будут звучать голоса всех тех мнимо «гуманитарных и гуманных» государств и организаций, которые все пять лет не оставляли надежд на «договоренности и диалог между представителями Донбасса и Киева».

С каждым годом отбивать эти «атаки миролюбием» становилось все сложнее и сложнее и безо всяких референдумов, а с озвучиванием даже намека на то, что, оказывается, можно договориться – требования и заявления об «обеспокоенности отсутствием продвижения на пути к компромиссу» накроют Украину лавиной.

Новым властям необходимо понять, что та война, которую сегодня ведет Российская Федерация против Украины, оккупировав наши территории в Крыму и на Донбассе, не терпит ни малейшей неточности в формулировках. Как бы ни была привлекательна идея заигрывания с ожиданиями части электората «скорейшего мира» – ее необходимо оставить.

То, что хорошо работало в агитационных материалах, не имеет к действительности российско-украинской войны ни малейшего отношения: никакого «скорейшего мира», кроме как на условиях агрессора – с потерей Крыма, немедленным возвращением ОРДЛО под украинский контроль, который будет разве что номинальным – на условиях «широкой автономии и федерализации», тотальным «прощением» для боевиков, не будет. Украина свой план по уступкам давным-давно выполнила и перевыполнила – действие Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» было продлено до 2019 года, что горячо приветствовалось нашими западными партнерами, но урегулирование никак не приближало.

В ответ Украина видела только заявления о том, что России нужно еще больше уступок: буквально вчера вечером на сайте администрации президента РФ появилось сообщение о телефонном разговоре Путина, Меркель и Макрона, в котором президент России в очередной раз требовал «вступления в силу закона об особом статусе отдельных регионов Донецкой и Луганской областей, придания ему постоянного характера, проведения амнистии, разведения сил и средств на ранее согласованных участках на линии соприкосновения сторон, а также шагов по налаживанию прямого диалога Киева с Донецком и Луганском«.

В таких обстоятельствах (которые, к слову, стали частью нашей реальности уже давно) говорить о референдумах о «мирных переговорах» равно самоубийству. Получится ровно то же самое, что было с заявлениями команды Зеленского об «ответной мере» на указы президента РФ о русских паспортах для жителей ОРДЛО в виде раздачи паспортов Украины гражданам РФ – Путин в очередной раз, по старой гэбистской традиции, скажет нечто вроде: «вот видите, мы уже сближаем позиции, это позитивный момент, мы хотим того же, так почему бы не решить вопрос полюбовно?..»

Украинская сторона не должна оставлять ни малейшей лазейки для РФ, которая позволяла бы говорить о внутриукраинском характере проблемы. А избранному президенту не стоит забывать, что его электорат очень и очень разный: среди украинцев, отдавших голоса Зеленскому, были как те, кто хочет «мира здесь и сейчас», так и те, кто тоже хочет мира, но победив. И вторые – более решительная и организованная сила, чем первые.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *