Действительно ли «коней» на переправе не меняют?

Лошади

Чем ближе к выборам, тем больше фантазии проявляют пропагандисты наших кандидатов в президенты. Не отстают, конечно, и политтехнологи Петра Порошенко.

Недавно в эфире одного из украинских телеканалов дипломат Юрий Щербак заявил: «Коней на переправе не меняют. Верховного Главнокомандующего менять во время войны также нельзя». При этом аргументировал, мол, ни британцы во время Второй мировой не изменили премьера Черчилля, ни в США своего президента Рузвельта не «предали».

На эту пламенную речь отреагировал эксперт Украинского института будущего Юрий Романенко. «Седовласый дипломат сказал, что коней на переправе во время войны не меняют. Намекая прямо, что наш венценосный правитель должен вести нас дальше от одного религиозного триумфа к другому. Вот беда: дело в том, что в демократиях это («смену коней на переправе») делают более чем успешно». При этом напомнил украинцам несколько важных исторических фактов.

Оказывается, что руководителей государств в демократических странах меняли даже во время войны. И Великобритания, и США закончили войну с новыми президентами. Британцы изменили своего премьера Черчилля в Эттли в июле 1945 года, ведь проголосовали за изменение курса. Причем сам Уинстон Черчилль заменил Чемберлена в непростые для страны времена в мае 1940 года. А президента США Теодора Рузвельта, который умер в марте 1945-го, вынужденно заменил Гарри Трумэн.

Про изменение Черчилля, политолог отметил: «Это классическая смена коня на переправе, которая не укладывается в головах штатных пропагандистов. Потому что они не понимают, что такое суть демократии, где народ меняет правителей не потому, что так хотят правители, а потому, что так хочет народ». Поэтому наш корреспондент спрашивал у политического аналитика Александра Кочеткова, политологов Сергея Гайдая, Петра Олещука и Тараса Загороднего, действительно изменение Верховного Главнокомандующего во время войны может очень навредить государству?

Действительно не стоит «менять коней на переправе»?

Александр Кочетков:
Сторонники Петра Алексеевича часто сравнивают его с Черчиллем. Мол, вот современный Черчилль, такая же значимая фигура. Но здесь стоит вспомнить, что бывший премьер Великой Британии сменил руководителя страны, Чемберлена во время войны. Причем сменил без выборов и потому, что тот не «справлялся» со своими обязанностями. А Черчилля взамен не переизбрали на должность даже после завершения победоносной войны. Потому что нет такой практики, когда человека, который не выполняет своих предвыборных обещаний, под любым предлогом можно оставлять в должности. Поэтому такие слова — это просто выдумки, когда нет рациональных аргументов. И именно отсутствие действенных рациональных аргументов заставляет к таким словесных выкрутасов.

Тарас Загородний:
Я не считаю, что изменение Главнокомандующего каким-то образом повлияет на ход войны с Россией. Если думать таким образом, то и Турчинова в свое время можно было бы оставить исполняющим обязанности уже в состоянии войны. Но пришел же новый Главнокомандующий. Ибо чем изменение Главнокомандующего может так существенно повлиять на ситуацию? У нас же есть начальник Генштаба, армия, воюет за Родину. Перевооружение армии продолжается. Почему нельзя менять Главнокомандующего? А если война продлится у нас десять лет? Поэтому это просто неприкрытая агитация.

Поэтому в этом случае украинцы имеют больше учитывать на работу соответствующих институтов, в частности, военных. И независимо от того, кто возглавляет государство. Такова тенденция опасна — когда есть привязка к персоналиям. Мол, этот пойдет и будет крах. Не будет. Государство к нему была и после него будет. Главное, чтобы армейские учреждения работали.

Почему же украинцам так навязывают это мнение?

Петр Олещук:
Это достаточно распространенная тактика проведения предвыборной кампании. Ее использовали и в настоящее время переизбрания Кучмы. Ведь нашим политикам предлагать какой-то позитив, и граждане их воспринимают с недоверием. Поэтому в этом случае нужно оценивать ситуацию в целом. Не сводить все исключительно к вопросу командования Вооруженными силами. Хотя этот вопрос и является одним из ключевых в компетенции Президента.

Сергей Гайдай:
Мы вышли из Советского Союза. И этот менталитет, который унаследовала Россия — «русский мир» — Петр Алексеевич и строит. Во-первых, это сакральность и неприкосновенность власти, как и в России. А это было и в СССР: там никто власть не менял, потому что это было невозможно сделать. Во-вторых, религия как инструмент государства и политики. Во всех нормальных европейских странах религия отделена. Также — ссылка на внешнего врага в качестве основного элемента той причине, по которой нельзя менять власть. А в европейских странах является ротация власти, прямая демократия. Когда на процессы влияет общество, когда граждане выражают свое мнение. Петр Алексеевич — это типичный пример маленького «русского мира» или постсоветского мышления.

Поэтому это просто манипуляция. Примитивная манипуляция, рассчитанная на глупого и невежественного избирателя. Потому что, к сожалению, большой политической культуры и критического мышления в украинских избирателей еще нет. На это штаб Петра Порошенко и рассчитывает. А ведь простые формулы — «если не он, то Путин», «коней на переправе не меняют», «это все грозит украинской государственности» и другие.

Ибо чем более способно общество проводить ротацию своих элит, тем лучше оно работает. Особенно, когда элита не справляется с требованиями времени. А я вижу, что Петр Алексеевич, к сожалению, оказался неадекватным тем вызовам, которые перед ним ставил время и история.

Александр Кочетков:
У любого электората память достаточно короткая. И постсоветское прошлое воспитало в украинском желание, чтобы власть решала за них все. Поэтому и имеем определенную иррациональную доверие к власти. Поэтому и можем прощать ей почти что угодно — даже когда гора компромата на таких политиков. Зато в цивилизованной стране любой скандал уже давно бы перечеркнул политические шансы того или иного кандидата. В такой стране достаточно было бы, чтобы действующий Генпрокурор или глава Генштаба пришли на съезд, где в Президенты выдвигают того или иного кандидата. В Украине, к сожалению, политическая культура серьезно хромает. И украинцы умеют удивлять. Даже политиков. И два Майдана — тому подтверждение.

Политики упорно учат нас: голосуйте, выбирайте сердцем, а не разумом. Нет! Надо менять политическую систему. Потому что наши политики не чувствуют ответственности за невыполненные обещания. А общество на это никак не реагирует. А должно. Вот тогда и начнет расти политическая культура. Если общество начнет влиять на политиков и видеть последствия своего влияния.

Насколько такие лозунги «о лошадях» могут повлиять на перераспределение голосов на выборах?

Петр Олещук:
Это будет зависеть от степени эмоциональной заряженности общества накануне выборов. Такие моменты наиболее полно реализуются, когда общество находится в истерическом состоянии. Когда все испуганные будущим и не знают, чего ожидать. Так примерно и во время выборов 2014 года.

Тарас Загородний:
Трудно сказать. Наша страна все же изменилась после двух Майданов и войны. И власть это понимает и учитывает, сколько сейчас оружия на руках у населения. Вооруженные граждане — совсем другие граждане, с другой сознанием. Ведь в украинском после Революции достоинства появились признаки политической нации. Они уже не будут терпеть давления и самодурства власти, как это было во времена Януковича.

Сергей Гайдай:
Какой-то процент сторонников Порошенко таким образом еще может получить. Хотя я на самом деле большую опасность вижу в том, что сейчас по всей стране разворачивается огромная система подкупа, а затем и фальсификации предстоящих выборов. Ведь в такой системе можно «нарисовать» и «мобилизовать» большое количество дополнительного электората. За деньги можно подкупить не только избирателей, но и избирательные комиссии на подконтрольной админресурса территории. Вот это и есть настоящая угроза нашей государственности — нелегитимно и несправедливо избранная власть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *