Борьба с топ-коррупцией: один судья, один полицейский…

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко

Пока власть декларирует невиданные успехи в борьбе с коррупцией, из Украины беспрепятственно бежал еще один вероятный топ-коррупционер — экс-руководитель Государственной фискальной службы, близкий соратник Гройсмана Мирослав Продан, который недавно приобрел в Турции элитные виллы стоимостью 75 миллионов гривен. И это — не первый случай, когда топ-коррупционеры вместо реальных наказаний или убегают, или остаются в Украине, где их, очевидно, никто не собирается наказывать.

«Желаемое за действительное»

Несмотря на то, Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко в своем блоге в одном из украинских изданий похвастался: мол, благодаря его трудолюбию и принципиальности, в украинский бюджет было возвращено 60 миллиардов гривен, которые якобы забрали у коррупционеров. И это еще не все: по словам генпрокурора, до конца года будет еще больше. Кроме того, по данным Генпрокуратуры, в Украине суд принял более 2 500 реальных приговоров по делам о коррупции. «Порядок приводится. Почему же тогда нас так остро критикуют?», — жалуется Луценко

И в самом деле: почему? Если проанализировать реальные числа, то они явно не зібгаються с тем, о чем так гордо заявляет Луценко. Потому что в целом, по данным Государственной казначейской службы, за преступления, связанные с коррупционной деятельность за последние полгода судами было конфисковано аж… 65,7 тысяч гривен. А в течение июня-августа 2018 года по решению суда у коррупционеров конфисковали украденных у государства… 4 432 гривны, то есть чуть больше тысячи гривен в месяц.

А теперь — о более 2 500 реальных приговоров по поводу коррупции. По данным Единого государственного реестра лиц, совершивших коррупционные правонарушения, по состоянию на июнь 2018 года в Украине официально было 20 555. Однако, как свидетельствуют эксперты платформы Opendatabot, найвисокопоставленішими коррупционерами, которые получили тюремный срок за коррупцию, были… Кто бы вы подумали? Заместитель председателя РГА, судья и полицейский. Точка.

То ли действительно у нас ведется такая активная борьба с коррупцией, как рапортует генпрокурор? Об этом наш корреспондент спрашивал у директора Института трансформации общества Олега Соскина, политолога Александра Солонько и эксперта по противодействию коррупции Украинского института анализа и менеджмента политики Игоря Печенкина.

Как вы оцениваете работу Генпрокуратуры в борьбе с коррупцией?

Александр Солонько:
Бороться нужно с причинами элитарной коррупции, а не с ее последствиями. Сейчас на борьбе с коррупцией в Украине заостренное внимание всего мира, а поэтому власть делает вид, что борется с коррупцией где-то внутри общества, тогда как фактически ни один депутат, чиновник или судья не получили реального тюремного срока. Поражает цинизм власти, потому и до сих пор самым высокопоставленным чиновником, который получил реальный тюремный срок за коррупцию, является заместитель председателя районной государственной администрации. И это при том, что на всю Украину агенты НАБУ нам показывают, как наши народные депутаты, сыновья министров буквально упражняются в коррупционной мастерства и их за это никак не наказывают.

Этот прокурор и антикоррупционные органы не сумели за все эти годы наказать даже коррупционеров времен Януковича, наоборот — кого-Генеральная прокуратура еще и оправдала. Имею в виду причастность уже кандидата в президенты Украины от пророссийских сил Юрия Бойко к печально известной коррупционной схеме с «вышками Бойко». Поэтому заявления Генерального прокурора, что в Украине коррупционеры находятся в тюрьмах, а власть делает все возможное и ее не за что критиковать, — это огромный цинизм и обман.

Олег Соскин:
В Украине нет никакой борьбы с коррупцией. Юрий Луценко не является компетентным лицом, которое было бы способно в рамках закона осуществлять следственные действия в отношении коррупционеров. К тому же коррупция — это последствия противозаконных схем, которые нужно ликвидировать в первую очередь, чего у нас вообще нет. Зато у нас при власти находятся кланово-олигархические группы, которые и являются учредителями всех этих коррупционных схем. И пока они не будут уничтожены, коррупция никуда не исчезнет.

Стоит не забывать, что семья Луценко находится при власти, и она тоже может иметь отношение к различных коррупционных схем. «Под прокуратурой» сейчас находится много крупных компаний. Вопрос, как тогда Луценко может бороться с действительно серьезными коррупционными схемами, если они, вероятно, помогают ему обогащаться? Не за прокурорскую или депутатскую зарплаты они с женой летали на Сейшелы. А разве кто-то этот скандал расследовал? Нет. Соответственно люди, причастные к коррупции, не могут бороться с этим явлением, они могут разве его «крышевать».

Как именно?

Олег Соскин:
Вот вспомним дело, связанное с незаконной добычей янтаря. Власть, вместо того, чтобы организовать биржу янтаря, или присоединиться к таких бирж в Польше или Балтии, чтобы там легально продавать янтарные контракты, отдала этот бизнес под «опеку» депутатам от БПП и «Народного фронта». Кроме того, почти все газовые скважины в Украине находятся под руководством компаний Порошенко. И почему здесь не видно работы Генерального прокурора?

То, что руководитель ДФС, которого подозревают в незаконном обогащении, Продан беспрепятственно выехал из Украины, свидетельствует о том, что он откупился. Вот вспомним коррупционный скандал с председателем ЦИК Охендовским. Почему — то о его незаконном обогащении власть забыла. Очевидно, на это есть уважительные причины.

У нас «борьба» с коррупцией выглядит так: прокуроры поймают в каком-нибудь районном центре на взятке в тысячу гривен участкового или следователя и отчитаются о невиданных успехах. При чем того же участкового не посадят, а оштрафуют где-то на ту же тысячу гривен и все. Как в басне: чтобы щуку наказать, ее нужно утопить в реке.

Александр Солонько:
Не стоит ожидать, что коррупционные деньги попадут в Государственный бюджет. В основном они оседают в карманах власти и олигархов через теневые схемы. Вот вам пример: российский бизнесмен Павел Фукс, которому Порошенко дал украинское гражданство, купил компанию, в которой «Киевский метрополитен» должен почти два миллиарда гривен. А это все из-за того, что коммунальная компания еще во времена Януковича подписала с этой фирмой, зарегистрированной в оффшорах, договор в долларах. Соответственно никто не боролся со схемами, а просто переделили между своими украденное предшественниками.

Откуда взялось число в 60 миллиардов гривен, которые Генпрокуратура якобы вернула государству?

Олег Соскин:
Луценко уже несколько лет щеголяет числом в 60 миллиардов гривен. Эти средства были забраны из банка сына Януковича. Действительно, ранее говорилось о том, что в пользу государства удалось конфисковать ориентировочно два миллиарда долларов. Если это перевести в гривны по курсу 28 грн за доллар, то это 56 миллиардов гривен. При этом не все эти два миллиарда долларов пошли в государственный бюджет. Было расследование, которое выяснило, что часть из них осела в Международном инвестиционном банке, который принадлежит Петру Порошенко, а еще другая часть — в банке «Авангард», к которому причастна Гонтарева. У кого Луценко конфисковал еще четыре миллиарда гривен — никому не известно.

Единственное, чем Луценко умеет заниматься, — это имитацией. Он и его жена Ирина — пропагандисты и агитаторы. Это и не удивительно, ведь здесь стоит вспомнить их коммунистическо-социалистическое прошлое. Они прошли через «коммунистическую выучку» , где их хорошо научили манипулировать.

Александр Солонько:
Луценко — это умелый пиарщик, за действия которого страдает и бюджет, и экономика, и украинское право. Деятельность Луценко негативно влияет и на рейтинги Порошенко. Но очевидно, власть считает украинцев настолько невежественными и тупыми, что Луценко позволяет себе заявлять, что у нас все хорошо!

Игорь Печенкин:
Генеральная прокуратура — это процессуальные руководители в процессах, которые касаются борьбы с коррупцией. Этот орган и его руководитель выдает желаемое за действительность.

В то же время, в худшем, в украинцев нет видения и понимания того, как это жить без взяток. Так, международная организация Transparency International ежегодно делает рейтинг стран по восприятию коррупции. 2017 года Украина в этом списке оказалась на 130-м месте. Чтобы понимать, насколько это плохо, добавлю, что выше за нашу страну в этом перечне оказались такие государства, как Малави, Либерия, Пакистан, Габон, Эфиопия, Армения, Замбия. Соседняя Беларусь — вообще на 68-м месте в этом рейтинге. Ниже нас находится Россия и страны «третьего мира». Это очень плохой показатель. Он означает, что и сами украинцы, как и власть, готовы терпеть коррупцию. У людей нет мотивации бороться с коррупцией, они на самом низком уровне готовы давать взятки.

Какой есть выход из ситуации?

Олег Соскин:
Луценко давно себя исчерпал. В цивилизованных странах Луценко, как минимум, уже давно был бы в отставке, как максимум — в тюрьме. При таком руководителе Генеральной прокуратуры никакой борьбы с коррупцией никогда не будет. Менять нужно систему. Нужны новые и эффективные политики, которые это смогут сделать. Новая власть должна изменить среду. И должны быть действительно новые и незапятнанные лица.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *