Бизнес на грани катастрофы

Вырубка лесов

Недавно в Госслужбе статистики Украины сообщили: «За три квартала 2018 года из Украины экспортировали 1,57 млн тонн топливной древесины на 115,7 млн долларов». Экологи в очередной раз бьют тревогу: в Украине нещадно и массово, увеличивая темпы, рубят лес. Как законным, так и незаконным способом.

По данным британской организации Earthsight, Украина ежегодно продает другим странам 1,2 млн кубометров пиломатериалов, которые не существуют ни в одном официальном документе. Причем таким образом в украинских Карпатах уничтожили огромные участки леса. Взялись даже за леса, которые вырубать вообще нельзя.

Также в Earthsight сделали далеко неутешительный для нас вывод: Украина — лидер по экспорту незаконной древесины в Евросоюз. За 2013-2017 гг. экспорт украинской деловой древесины в ЕС вырос на 75 % и достиг показателя в миллиард евро 2017-го.

Более того: в том, сколько в Украине заготовили леса, не могут согласиться даже государственные структуры. В своем годовом отчете за 2017 год Гослесагентство указывает 15,95 млн кубометров заготовленного леса, Госстатистики — 21,9 млрд кубометров, из которых 18,9 млрд — ликвидной. К слову, общая площадь лесных массивов Украины составляет около 10 миллионов гектаров.

Поэтому активисты сами берутся выявлять незаконные факты рубок леса. И нарушителей не пугают даже штрафы предусмотрена уголовная ответственность за незаконные рубки. Ведь большинство дел в суд не попадает. Да и изменится ли ситуация с 1 января 2019 года, когда согласно согласованного Президентом Закона штрафы за незаконную вырубку вырастут в несколько раз?

Поэтому о масштабах рубок леса в Украине, его контрабанду за границу и что в дальнейшем ждет на наши лесные массивы, наш корреспондент спрашивал у экс-министра экологии и природных ресурсов Украины Сергея Курикина, координатора проекта «Лесная стража» Дмитрия Карабчука и эколога, представителя организации «Экология-Право-Человек» Петра Тєстова.

Насколько масштабны рубки леса в Украине?

Дмитрий Карабчук:
С 1990-го по 2017 год объем лесозаготовок в Украине вырос почти вдвое — на 73 %. И это официальное количество вырубки древесины в лесах Украины. В 2017-м количество вырубленной древесины составило 22 млн кубометров. Тогда как в 1990 году составляла лишь 13 млн кубометров. Темпы же рубок леса в стране растут. Причем беспокоит экологов не так увеличение количества заготовки древесины, как то, что в Карпатах концентрированно и большими масштабами рубят лес на отдельных площадях. Ведь такого раньше не было. И эта экологическая проблема вызывает паводки, изменения микроклимата и тому подобное.

В среднем ежегодно в Карпатах вырубают 1 % всей территории. Если в конце 1980-х гг. на территории Карпат ежегодно вырубали примерно 0,6 %, то уже с 2010-го средние темпы вырубки лесов составил 1 % и более. При этом количество рубок растет каждый год. А около половины территории Карпат исключили из так называемых рубок главного пользования, хозяйственных рубок. И к этому, на территории Украины около 20 % всех лесов имеют заповедный статус. Такие леса можно вырубать раз в 70 лет.

Сергей Курыкин:
По данным Государственного агентства лесного хозяйства, в прошлом году объемы незаконной вырубки в Украине составили 24 тысячи кубометров. Но, думаю, что это лишь зафиксированные случаи. И, согласно докладу британской организации Earthsight, которая сравнивала объемы экспорта леса из Украины и объемы поступлений леса в ЕС, там есть огромное различие: более 500 тысяч тонн леса. От нас, очевидно, его вывозили как дрова, а уже в ЕС принимали как булыжник, который с Украины вывозить запретили. При этом даже специалисту довольно трудно сравнить объем вывезенного леса, поскольку в одних случаях используют метры кубические, в других — тонны.

И самое главное то, что фактом является незаконная вырубка леса. Лес рубят как на территориях лесхозов, так и за их пределами. И незаконную вырубку осуществляют не какие-то засланные агенты, а сами местные жители. А лес же имеет огромное значение для сохранения экосистемы, биоразнообразие леса, влияет на уровень грунтовых вод, чистоту атмосферы и тому подобное. И, к сожалению, чем больше разговоров в стране относительно того, как надо всю эту ситуацию контролировать и минимизировать объемы лесозаготовки, тем более в Украине осуществляют рубок: как законных, так и незаконных.

Где самые крупные незаконные рубки?

Дмитрий Карабчук:
За неполные два года работы «Лесной стражи» мы обнаружили на территории Карпат на 149 участках более 4 тысяч кубометров нелегально срубленной древесины. Убытки, нанесенные государству, составили более 14 млн грн. И это только то, что обнаружили мы. Из тех 14 млн грн, рассчитанных нашими экспертами, правоохранительные органы насчитали официально причиненных убытков на сумму свыше 11 млн грн. Лишь 70 % Госэкоинспекция подтвердила. Но это же выборочно. Ведь представители «Лесной стражи» выезжают только тогда, когда есть сообщения от местных жителей о возможной нелегальную рубку леса.

При этом угрожающими тенденции масштабных «санитарных» рубок леса в одном месте. У нас же часто вырубают здоровые деревья, а в документах пишут, что они больные, чтобы получить официальное разрешение. Мы заявляем, что это подделка документов и такие вырубки являются незаконными. Нам же в ответ говорят, что имеют все официальные разрешения, а вы, мол, не имеете официального статуса их проверять.

Но массовые санитарные рубки леса, в которых есть много вопросов о целесообразности их проведения, происходят на территории Закарпатья, Черновицкой области. Мы считаем, что есть все признаки манипуляций законодательством относительно подделки документов в отношении выдачи разрешений для санитарных рубок. А если говорить про природоохранную зону, то в ней даже больной лес вырубать нельзя. Особенно леса, которые имеют уникальные ценности. А их всего около 1…2 % от всех лесов в Карпатах. Но есть лесхозы и лесопользователи, которые этим цинично пренебрегают ради наживы.

Петр Тестов:
Рубки можно разделить на две категории: я их называю «черные» и «серые». «Черные» — когда рубки проводят без документов. Обычно, это небольшие объемы, которые сосредоточены на ценных породах древесины, как дуб. Приезжает ночью бригада из 3…4 человек, спиливают дуб, грузят в микроавтобус и увозят. А полиция в основном их не ловит, а если и ловит, до суда такое дело не попадает. Хотя на сайте каждого областного управления лесного хозяйства освещают статистику: количество тех, кого поймали, тех, чье дело передали в суд и прочее.

Однако большей проблемой являются «серые» рубки. Их осуществляют сами представители лесхозов, при этом они имеют все необходимые документы. А поскольку в лесной отрасли нет независимого контроля, то сами лесники и проверяют правильность назначения рубки. Примерами таких «серых» рубок являются массовые санитарные рубки. Так, в этом году под видом санитарных осуществили рубки в заказнике «Савранский лес» на Одесщине и в национальном парка «Цуманская пуща» в Волынской области. Хотя по факту этих рубок и открыли уголовные дела, но пока никого не наказали. А руководство Гослесагентства вообще не признает своих «ошибок».

Каким образом, даже несмотря на суеверия экспорта, и куда вывозят украинский лес?

Дмитрий Карабчук:
Из Украины под видом дров вывозят технологическую древесину. При этом страна теряет значительные средства. А эти злоупотребления кто-то делает специально, потому что уже на протяжении лет такой экспорт кому-то выгоден. Ведь ту древесину, которую используют в промышленности, вывозят из Украины под видом дров. Ценными деревьями, которые направляют на экспорт, являются в частности такие: сосна, ель, пихта, дуб, бук, береза. Есть признаки, что эту древесину вывозят контрабандным способом. Однако при пересечении границе с ЕС такие «дрова» получают другой статус — технологической древесины. А наши представители госорганов, которые отвечают за леса, говорят, что формально здесь нет нарушения закона. Потому, мол, согласно нашему законодательству технологическое сырье можно называть дровами. А в Европе — другой закон, поэтому при пересечении границы меняют название древесины. Но никто же не запрещал нашим государственным институтам власти и ее представителям гармонизировать законодательство Украины в соответствии с ЕС. При этом Украина получала бы больше поступлений за эти так называемые дрова. Ведь технологическое сырье — это низкокачественная древесина, которую используют для производства опилок, бумаги, фанеры — то есть вспомогательных продуктов для промышленности. И в этом — признаки коррупционности тех должностных лиц, которые тормозят этот процесс.

Так, экспорт нужен, ведь мы в Украине не имеем достаточно производственных мощностей, чтобы переработать всю лесную сырье, которое нужно. По крайней мере, пока государство не начнет субсидировать развитие и создание деревообрабатывающих предприятий. Однако государство должно четко контролировать процесс создания таких предприятий, чтобы в Украине не вырубили весь лес ради удовлетворения потребностей бизнеса. Ведь именно недостаточное количество сырья для нужд бизнеса и влечет незаконные рубки. Или так называемые официальные нелегальные рубки. Потому что если представители бизнеса купят лесничего, полицейского, судью и вирубуватимуть столько леса, сколько захотят, то в Украине леса за несколько лет вообще не станет. Поэтому и нужны вмешательства и соответствующая политика государства.

Сергей Курыкин:
Эту древесину вывозят прямо на территорию ЕС. Организация Earthsight даже разработала карту, согласно которой вдоль украинской границы в Словакии, Польше, Румынии, даже в Венгрии расположены деревообрабатывающие предприятия. И эти предприятия принадлежат крупным международным компаниям. Именно там принимают украинскую древесину для переработки. И фактически импортный бумага, которую мы покупаем, изготовлен из украинской древесины за рубежом, которая туда попала как дрова. И это абсолютно абсурдная ситуация. Заинтересованность партнеров Украины относительно получения этого сырья можно понять. Но экспортировать лес из Украины-это будто экспортировать воду из Сахары. Потому что нельзя торговать тем, чего нам самим катастрофически не хватает. При этом еще и заставлять нас за низкий уровень жизни совершать преступление в отношении следующих поколений.

И вообще: из Украины лес вообще экспортировать нельзя. Ведь мы-малолесистая страна. По данным той же Держлісагенції, 16 % территории Украины составляют леса. А данные международных экспертов свидетельствуют о том, что эти 16 % — это число, которое было актуальным еще в середине 1990-х гг. 20 лет назад! С тех пор объемы лесозаготовки значительно превышали объемы лесовосстановления. И сегодня, по данным международных экспертов, лесистость Украины составляет не более 11 % от территории страны. Поэтому любые разговоры о том, что надо увеличивать экспорт леса, являются не просто необоснованными, это экологическое преступление.

Коррупционеры нам объясняют, почему нельзя запретить вывоз дров, потому что это якобы противоречит правилам ВТО. Это глупо. В правилах ВТО есть такой пункт: «Если у страны определенный природный ресурс является ограниченным, и там осуществляют меры минимизации использования этого ресурса, тогда она может ограничить или прекратить торговлю этим ресурсом на международном рынке». И этот аргумент — в нашу пользу. Если мы, конечно, хотим уменьшить объемы вырубки леса. Но этот вопрос обходят как народные депутаты, так и представители лесного хозяйства и юристы.

Если говорить о рубку и контрабанде леса, если бы мы знали конкретные фамилии и числа (кто и сколько вывозит), это было бы основанием для иска в суд. И можно было бы ставить вопрос об открытии уголовного дела. А так понятно только то, что лес безбожно рубят, но при этом за руку никого не схватили. Если же и ловят кого-то на месте рубки, этот человек платит штраф и продолжает заниматься тем же самым.. А потом этот штраф себе компенсирует с гигантскими бонусами. Кстати, и штрафы небольшие. Для того, чтобы система нелегальной лесозаготовки и торговли функционировала, надо иметь разветвленную систему «крышевания» в различных органах. Поэтому мы и не знаем конкретных чисел и фамилий. Мафиозный закон молчания.

Если проблему не решат, что будет с украинскими лесами?

Сергей Курыкин:
Будут стоять голые горы. Будет еще больше наводнений. И при этом будут страдать местные жители. Те же самые, которые непосредственно участвуют в вырубке леса. Потому, к примеру, в соседней Румынии, ситуация с вырубкой лесов еще хуже, чем в Украине. Наши соседи также стали жертвой масштабной лесозаготовки. Там заготовили столько древесины, что половина румынских Карпат стоит голой. И теперь румыны вынуждены прилагать бешеные усилия для сохранения лесов.

Как изменить эту всю ситуацию?

Сергей Курыкин:
Нужна политическая воля власти. Недавно Президент наложил вето на Закон, ужесточающий ответственность за контрабанду через присутствие в тексте запрета на экспорт дров. (В начале сентября этого года Верховная Рада поддержала законопроект № 5495 «О сохранении украинских лесов и предотвращения ненадлежащем перемещению необработанных лесоматериалов» с поправками Президента, который в июле наложил вето на этот законопроект, а затем подал свои предложения. — Ред.). А запрет экспорта дров, считаю, очень серьезно ударила бы по нелегальному рынку. Потому что хотя в Украине и существует запрет на экспорт кругляка, но дрова — это же и есть куски того же кругляка.

И, к большому сожалению, ни у Президента не хватило политической воли на серьезный радикальный шаг, ни у депутатов, которые проголосовали за поправку Президента, исключив запрет экспорта из текста закона. В итоге имеем неизменную ситуацию. Хотя за явную контрабанду леса и увеличили наказание, но вопрос в том, что факторы, которые стимулируют эту контрабанду, продолжают действовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *