Беженец из Луганска подробно рассказал, как в «ЛНР» из детей делают «русского человека»

18-летний Кирилл Самоздря, который родился и вырос в Луганске, после переезда в Киев рассказал, как пропаганда меняет детей на оккупированном Донбассе.

Как пишет «Радио Свобода», когда началась война парню было 12 лет. Кирилл видел изменения школьной системы, провел юность в реалиях комендантского часа и отдыхал в детских лагерях, где учили собирать автомат.

«Начались сначала плавные, а затем все более дерзкие изменения в образовательной программе. Вместо истории Украины у нас появилась «история родины». Мы, по сути, изучали историю Российской империи и Советского Союза. Вообще без событий, которые происходили в Украине. Я ничего не знал о Голодоморе, об УПА», – отметил он.

Самоздря учился в лицее с экономико-правовым уклоном и, кроме экономики и права, у них еще была обязательная строевая подготовка.

«Мені часто говорили, що я приїхав із Північної Кореї»

Як життя в окупації змінює дітей та підлітків? Розповідь юнака про життя у Луганську pic.twitter.com/Ej75zwiyji

— Радіо Свобода (@radiosvoboda) October 17, 2020

«Мои одноклассники сдавали зачет по сборке автомата и делали открытки для «ополченцев» на классном часе», – вспоминает юноша.

Программа детских лагерей с какой-то развлекательной, просто направленной на отдых детей, превратилась в пропаганду милитаристской российской повестки.

«Все дети делились на секции: секцию журналистики, секцию МГБ («Министерство государственной безопасности», – ред.), секцию МВД. У них была своя программа, по которой они весь период в лагере занимались какими-то вещами, опять же, с пророссийским уклоном», – подчеркнул Кирилл.

Вместо дискотек детей учили танцевать вальс, мол, вот, «русские люди танцуют вальс, а весь остальной тупой необразованный некультурный мир танцует что-то примитивное».

«Спортивные секции превратились в секции с начальной военной подготовки. Мы, буквально, разыгрывали сценки: кто был «украинским агрессором», а кто «ополчением ЛНР» и на каких-то столкновениях у нас строилась картина происходящего в Украине», – добавил он.

По словам Самоздри, после выезда из оккупации ему часто говорили, что он «будто-бы из Северной Кореи приехал».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *