Бегство от правосудия по-румынски

Акции протеста в Румынии

За границу от правосудия бегут не только украинские политики и бизнесмены — в соседней Румынии таких тоже немало. Правоохранители борются за их экстрадицию, но часто — напрасно.

Декабрь 2016 года. 40-летний Себастиан Гита, бывший депутат от социал-демократов и, как сказали бы французы, «Enfant terrible» румынского ИТ-индустрии принял участие в новогоднем корпоративе государственной службы внутренней разведки (SRI). Вместе с ним на вечеринке были и другие представители элиты — политики, высокопоставленные чиновники из полиции и органов правосудия. Ордер на его арест выдали в тот же день, но за несколько часов до этого Гита просто бежал из Бухареста. Это ли не самый красноречивый пример избежания справедливого суда в Румынии.

Гиту разыскивают за подозрения в отмывании средств, коррупции, подкупе и шантаже. По запросу румынских правоохранителей выдали международный ордер на арест, поэтому в апреле 2017 года политика задержали в сербском Белграде. Гите там свободно жилось — со словенским паспортом на чужое имя. Предварительное заключение длилось шесть недель, а затем сербский юстиция выпустила его под залог в 200 тысяч евро и отправила под домашний арест.

Сербия и Румыния не имеют договора об экстрадиции. Договориться о выдаче беглеца тоже непросто. Сперва сербские правоохранители должны разобраться с обвинением в нелегальном въезде Гиты. А этот процесс, очевидно, отнимает немало.

Состояние экс-депутата оценивают в сотни миллионов евро. Значительная часть капитала накоплена благодаря подрядам на оборудование госучреждений компьютерной техникой и программным обеспечением. В поле зрения правоохранителей он попал еще 23-летним студентом Университета нефти и газа в южнорумынском городе Плоешти. Тогда его вновь созданную ИТ-фирму Asesoft заподозрили в непрозрачных сделках с горючим и налоговых махинациях. Один из его тогдашних партнеров имел хорошие связи в румынских спецслужбах. Тогда, в 1990-х, во время нефтяного эмбарго в отношении бывшей Югославии, он фигурировал в скандале с нелегальным поставкам нефти из Румынии.

Выбиться из местных богачей в когорту национальных олигархов Гита смог благодаря сближению с Социал-демократической партией Румынии. Его дружба с главой социал-демократов, а потом и премьером Виктором Понтой гарантировало ему госзаказ на компьютерную технику. За политический взлет благодарить он тоже имеет Понти.

Румынская прокуратура заподозрила, что Гита в 2012 году заплатил 200 тысяч евро за выступление экс-премьера Великобритании Тони Блэра во время предвыборного мероприятия Социал-демократической партии в Бухаресте. За это он, как подозревают, должен был получить проходное место в партийном списке. Гита стал депутатом — и получил иммунитет. Как раз то, что ему было необходимо, чтобы избавиться от дел против себя. Вместе с тем, по румынскому законодательству, во время его депутатства производство должны были бы начать заново — в высшей инстанции.

Впрочем, проблемы с правосудием не помешали Гите стать в 2012 году секретарем парламентского комитета по контролю за спецслужбами. Параллельно предприниматель ушел в медиабизнес — приобрел новостной телеканал.

В декабре 2016 года Гита не прошел в парламент. Между тем антикоррупционное ведомство (DNA) выявило еще несколько непрозрачных схем. Одна из подконтрольных Гите фирм получила миллионный подряд из Белграда по организации безопасности сербских границ. Тогда правительством Сербии руководил нынешний президент Александар Вучич. Тот самый Вучич, который несколько недель назад сделал своего приятеля, бывшего румынского премьера Понта своим советником и предоставил ему сербское гражданство.

Понта же, как и Гита, причастен к ряду коррупционных скандалов. Впрочем, он до сих пор в Румынии, тогда как из страны сбежали от правосудия не только высокопоставленные чиновники и политики. Бывшая министр Елена Удреа сбежала, к примеру, в Коста-Рику. Пикантность ситуации добавляет то, что вместе с ним туда перебралась и бывшая прокурор. Бывший мэр черноморского курорта Константа, Раду Мазаре, осужденный за коррупцию и отмывание денег, переехал на Мадагаскар на правах «инвестора». Этих и других беглецов из Румынии объединяет то, что они имели прямой доступ к бюджетным средствам. А также то, что все они обвиняют антикоррупционное ведомство в том, что процессы против них политически мотивированы.

Вернемся к делу Себастиана Гиты. На своем телеканале он регулярно выступает с «разоблачениями» и критикует государственные органы, которые расследуют его деятельность. Такие выступления для румынских коррумпированных олигархов и политиков уже стали чуть ли не «национальным спортом». Обозреватели не исключают и дальнейшего развития ситуации: дело Гиты может стать пробным шаром для Понти. Если белградская юстиция убережет Гиту от тисков румынского правосудия, Понти тоже будет проще ждать свой возможный приговор на другом берегу Дуная, в Сербии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: